Риналь Мухаметов: «Фильм не о жалости, а о победе»

0

Состоялась премьера драмы «Временные трудности» Михаила Расходникова, основанной на реальной истории Аркадия Цукера (Риналь Мухаметов), который из ребенка с ДЦП превратился в бизнес-тренера. В этом ему помог отец, который не смог смириться со страшным диагнозом сына и начал «лечить» его негуманными и жестокими методами. Он заставлял малыша делать все тоже, что и здоровые люди, а если у того не получалось, то сурово наказывал его. Даже отправил сына в обычную школу. В фильме героя зовут Саша Ковалев, и это не биографическая картина, а художественное осмысление реальной истории.

На пресс-конференции критики осудили создателей фильма за подачу темы инвалидности: «вам должно быть стыдно за этот фильм», «вы показываете домашние насилие», «после этой картины люди могут решить, что инвалиды просто ленивые люди, которые не хотят бороться с болезнью, а родители детей с ДЦП начнут воспитывать их так же жестоко». Создатели картины категорически не согласны с позицией критиков.
— Риналь, когда режиссер Михаил Расходников предложил вам роль Саши Ковалева, какой была ваша реакция? Были ли какие-то сомнения?
— Нет, не было никаких сомнений, потому что сразу после прочтения сценария я понял, что это и моя история. С детства я борюсь с заиканием, и вы сами понимаете, какая это необычная и спорная особенность для актера.
Какой была подготовка к роли? Сцены о том, как ваш герой выживает во взрослом мире здоровых людей, сыграны очень убедительно.
— Я не общался непосредственно с детьми, но у меня есть друзья, которые обладают описанным стилем жизни. Я тщательно изучал видео ребят, в том числе блогеров с синдромом ДЦП, которые подробно рассказывают обо всем, что чувствует ребенок, ограниченный в своих физических возможностях.
История ясна, она соприкасается со мной лично, я понимал, что и как мне предстояло сказать в кадре, поэтому я был настроен по-боевому.
— Как к вашему фильму отнесся Аркадий Цукер?
— Наш фильм называется «Временные трудности», а не «История Цукера», это важно. Потому что мы снимали фильм на основе его воспоминаний и впечатлений, мы не делали подлинный байопик.
Наш персонаж Александр не равен человеку Аркадию Цукеру. Это герой с другим характером. Я знал истории блогеров и известных людей, которые смогли добиться результатов в борьбе с синдромом детского церебрального паралича, и старался создать обобщенный образ.
— В «Притяжении» у вас была роль сверхчеловека, который прибывает на Землю с другой планеты. Здесь роль юноши, максимально уязвленного в своем физическом и моральном статусе. Почему такой разброс?
— Мой герой в фильме «Временные трудности» – это тоже сверхчеловек. Я недавно понял, что большинство моих ролей относятся как раз к образам особенных людей. История Ковалева доказывает, что он в конечном счете тоже «сверх» – личность, человек, борец. Пройдя весь непростой эволюционный путь, он все-таки прощает отца, понимает его позицию и делает выводы, которые переворачивают его профессиональную и личную жизнь.
Вообще мне кажется, что роли сверхлюдей – это особенный этап в работе актера. Мне безумно нравится чувствовать себя над бытом, над жизнью, которую кто-то нам прописывает, и отчасти ощущаю себя таким человеком «не от мира». У меня тоже, как у актера и как у личности, есть проблемы, но это проблемы совсем другого характера.
— И какая роль сейчас есть на примете или в мечтах?
— Я давно мечтаю, чтобы были сняты истории Демона и Тамары, Аида и Персефоны. Хочется в хорошем смысле этого слова пошаманить. На мой взгляд, это настоящий подарок, если какому-то актеру режиссер предложит сыграть историю героя из мифологического поднебесья. Для меня это просто бездна, в которой можно творить и расти.
— Как вам работалось в компании опытных актеров – Яна Цапника, Ирины Пеговой?
— Думаю, что без Яна Цапника не сложилось бы этого тандема «отец – брат», который был крайне важен для понимания мотивации героев-мужчин.
Мощный женский образ наставника и помощника создала Ирина Пегова. Конечно, я понимал, в каком звездном составе будут идти съемки. Сначала при обращении с Яном я даже не мог не обращаться к нему на «вы», пока он не сказал: «И чего ты мне тут «выкаешь», давай на «ты».
— Во «Временных трудностях» отец — деспот, человек, который поступает с неизлечимо больным ребенком как минимум негуманно. Как вы относитесь к этому образу?
— Мне его жалко, потому что такое, к сожалению, происходит часто, когда сильные и мужественные люди впадают в отчаяние.
Зрители, которые решат осудить режиссеров и создателей фильма за показ негуманных сцен обращения отца с сыном (например, когда Иван Ковалев вываливает на кровать Саши полное ведро с мусором за то, что он вовремя его не вынес или толкает по лестнице инвалидную коляску), сами повторяют действия отца в кино.
Человек, у которого не ходят ноги, человек, который борется с сильной формой заикания или с детства поражен церебральным параличом, всю жизнь мечтает только о том, чтобы его воспринимали на равных с другими людьми. Если кто-то перед ним начнет кричать и суетиться со словами «Пропустите его!», он скажет: «Успокойтесь, все нормально».
Больная любовь только усугубляет их положение и ощущение себя в этом мире. Фильм как раз про то, в какие крайности впадает человек, одержимый больной любовью к другому, человек, который в рьяном желании помочь переходит грань пространства другого человека.
— Какое обращение к зрителям есть у вас: для кого этот фильм и чему он учит?
— Это фильм об универсальных и простых ценностях: любви и вере. Поэтому он ориентирован как на детей, так и на родителей, и не только на тех, кто живет определенным стилем жизни. Это касается всех людей, не только заблудших пап и мам, которые не знают, как жить с собственным ребенком, больным от рождения или пережившим тяжелую травму в детстве.
Им стоит помнить, что их особенный ребенок уже родился сильной личностью, но рядом с ним им придется быть еще сильнее духом. Это фильм совсем не про жалость, как может показаться кому-то, а про победу, про то, как родители должны давать своему ребенку – обычному или особенному – развиваться в адекватных условиях. Не в слепой и не в больной любви, любовь должна быть настоящей.

Надежда Сережкина, «Мир» (mir24.tv)

Поделиться.

Комментарии закрыты