«Рыжая задира» Милен Фармер

0

Милен до такой степени недосягаема, что во Франции дают интервью журналисты, которым удалось с ней пообщаться! Об этой певице говорят, что она с орангутангом в полном мраке и уединении, а сама Фармер лишь смеется: «Вы напутали – я живу с тарантулами, сплю в гробу и освещаю дом только свечами. Это к тому, что орангутанг еще очень даже ничего!»

Дорога в шоу-бизнес

А начиналось все 12 сентября 1961 года, когда в местечке под названием Пьеррефонд — том, что сегодня является одним из районов Монреаля, а тогда еще числилось пригородом, Маргарита Готье родила девочку, нареченную вскоре Мари-Элен. Муж Маргариты Макс работал инженером на строительстве дамбы на реке Оттава, сама же она сидела дома с детьми: Мари-Элен, Бриджит, Мишель и Жаном-Лу. В дошкольном возрасте Мари-Элен, которую в семье быстро привыкли звать для краткости Милен, редко играла с сестрами и братом, зато проявляла живой интерес к насекомым, представленным в местной биосфере в особом разнообразии во многом благодаря близости реки. Как говорят, увлечение это резко сошло на нет, когда семья Готье покинула Пьеррефонд и уехала в Париж.

Милен была против переезда, ей не понравился шумный Париж, она жила, словно в собственном мире, полном одиночества и грусти. В возрасте, когда большая часть маленьких девочек играют ещё в куклы и прыгают через скакалки, Милен ходила по воскресеньям в больницу Гаше, где посещала больных детей. У неё практически не было друзей среди девочек, только мальчишки, которым она пыталась всячески подражать. «До 14 лет меня принимали за мальчика, — вспоминает певица. — Одно из характерных воспоминаний юности, оставшееся в памяти: однажды, в то время как я просматривала корреспонденцию в почтовом ящике, охранник здания спросил, как меня зовут. Я сказала, что Милен. Он ответил, что это красивое имя для мальчика».

С 12 лет Милен начала заниматься верховой ездой, после чего она решила в будущем стать конным инструктором и посвятить свою жизнь лошадям. Впрочем, и ее пристрастие к посещениям конюшни угасло через два года. А всего лишь спустя два дня после перехода в выпускной класс её исключили из школы. Девушка не особо расстроилась: все свои силы она направила на то, чтобы стать кинозвездой.

Представляясь как Милен Готье, она пыталась найти свою дорогу в шоу-бизнес, но пока что получала только разовые подработки как фотомодель в рекламе ножниц и мебели, а на жизнь зарабатывала, став продавщицей обуви, потом — гигиенистом в стоматологии. Сложно сказать, продолжала ли она еще верить в то, что станет актрисой, в тот момент, когда пришла на прослушивание участниц конкурса на место исполнительницы песни «Мама не права», устроенное Джеромом Дааном и Лораном Бутонна.

Эти двое друзей не имели никакого музыкального образования, но это их не смущало: они писали песни и снимали видеоклипы. Бутонн к тому времени уже успел стать героем скандала: он снял младшего брата в своей первой настоящей кинокартине полупорнографического содержания. Фильм назывался «Баллада о фее-путеводительнице» и стал причиной трех совещаний в Комитете по присвоению прокатной категории. Оказалось, что тогда еще 17-летний режиссер снял фильм, не допустимый для просмотра зрителями до 18 лет! Потом его взгляды обратились на мир музыки, так что, в конце концов, судьба свела его с Милен.

«Нас представили друг другу на прослушивании, — рассказывает Лоран. — Она в это время собиралась фотографироваться. Когда мы увидели её, то сразу поняли, что это она. Действительно – кажется, что она только вышла из больницы, со своими длинными волосами, на грани психического срыва. Сразу представляешь трагическое детство, которое было разрушено её отцом… Короче, настоящий удар молнии».
«В тот день они выбрали меня среди всех присутствующих моделей, — продолжает Милен. — Я была очень удивлена. Тем более, после того, как они сказали, что хотели бы, чтобы я спела песню! Я не колебалась ни минуты. После прочтения текста, я сказала “да”. Дело оставалось за малым — найти компанию звукозаписи. Это было очень трудно, мы не были нужны никому. Но после ряда попыток, наконец, был подписан контракт с компанией RCA».

«Я — потаскушка, я – шлюшка!»

Исполнив песенку «Мама не права», Милен сразу же стала знаменитой. Кроме того, она взяла псевдоним по фамилии своей любимой актрисы Фрэнсис Фармер, известной не столько своими ролями, сколько страшными моментами своей биографии. Фрэнсис подавала большие надежды, но из-за пристрастия к алкоголю провела большую часть 40-х годов в психиатрической лечебнице, где ее лечили электрошоком. Спустя годы она появилась в популярном телешоу на национальном канале и сказала: «Всю свою жизнь я была здорова». Увы, вскоре после этого Фрэнсис умерла от рака…

Милен, как и ее любимая актриса, обожала шокировать окружающих. В ноябре 84-го, молодую певицу не пропускала цензура на телевидении, но это не мешало ее популярности. В 1986 году она спела песенку «Распутница», которая стала переломным моментом в карьере Милен Фармер. Написана песня была совершенно случайно. «Мы были в студии, и нужно было что-нибудь говорить в микрофон, — вспоминает певица. — Всё равно что. Требовалось что-то проверить или настроить. Я пела какие-то пришедшие мне наобум слова, должно быть, я была очень счастлива в тот день, и я пела: “Я — потаскушка, я — шлюшка!” Лоран сказал: “Чёрт возьми, ну, конечно же!”» Итак, Лоран написал текст песни, и в марте 86-го вышла пластинка. Маскируясь нравами XVIII века, «Распутница» открыто говорила о сексе. Одиннадцатиминутный клип потребовал съемки 180 планов за 4 дня с бюджетом около 500000 франков.

Франция сошла с ума от Милен. 370000 экземпляров «Распутницы» было продано в течение нескольких месяцев, сама песня стала хитом года. Мотив, схожий с детской песенкой, запоминался всем. Однажды Милен даже заметила на улице колонну школьниц, в полный голос распевающую: «Я — потаскушка, я — шлюшка!»
В 80-х Фармер называли не иначе, как «рыжей задирой». Она могла уйти с церемонии награждения почетными премиями, сказав: «Мне глубоко неприятны люди шоу-бизнеса. Вы ненавидите друг друга. Мне грустно получать премии из ваших рук. Я не буду петь сегодня». В интервью она заявляла: «Самое пикантное в жизни — шокировать и подвергаться цензуре».

В 1988 году она получила звание «Артист года» во Франции, а в следующем году в течение одного тура Милен провела семь концертов на стадионе в Париже, все билеты на которые были распроданы. В июле 91-го вышел сингл Regrets («Сожаления»). Позднее Je t'aime melancolie («Я люблю тебя, грусть»). На обе песни были сняты клипы. В это время в карьере Милен разыгралась драма: 12 ноября фанат убил секретаря в офисе Polydor, поскольку тот отказался дать адрес его кумира. Только заклинившая винтовка предотвратила другие жертвы. Фармер была потрясена: «Мне предлагали охрану, я отказалась. В такой ситуации думаешь не о себе, не о том, что могло произойти, а о семье в трауре, о человеке, который погиб ни за что и который тут ни при чём… Эта смерть так несправедлива…»

Новый облик Фармер

В 1993 году пресса мало говорила о Милен. Публика стала интересоваться, почему певица ушла в тень. Новый альбом? Ребенок? Нет, причина отсутствия иная. Милен впервые снималась в фильме под руководством Лорана Бутонна. Съемки, начатые в Словакии зимой 1992-го, проходили в строжайшем секрете. Лоран мечтал снять этот фильм ещё с 1982-го, и, наконец-то, он воплощался в реальность. После долгих проб в Париже, Лондоне и Лос-Анджелесе Лоран остановился на полностью англоязычном составе актёров. На главную мужскую роль был приглашён музыкант из США Джефф Дальгрен. По сценарию, его герой влюблялся в героиню Милен. Вот только по ходу съёмок сама Фармер полюбила Джеффа.

На фильм ушли немалые средства — около 80 миллионов франков. Когда картина была закончена, Лоран организовал первый закрытый сеанс, чтобы перед выходом фильма на экраны 24 августа 1994-го понять, какое воздействие он окажет на публику. К несчастью, реакция критики была не та, которой он ожидал. Фильм Giargino все же выпустили в прокат, но картина продержалась там лишь три недели. Расстроенная провалом, Милен уехала с Джеффом в Лос-Анджелес.

Длительное пребывание в Калифорнии сильно изменило её, начиная с песен и заканчивая внешностью. Она с головой ушла в работу над новым альбомом. «У меня новая жизнь, у меня новый возлюбленный, у меня будут новые песни… и, вообще, в моём ансамбле не хватает бас-гитары! То-то будет сюрприз для утончённого Бутонна!» — говорила Милен.

В 1996-м Фармер вернулась во Францию и начала гастрольное турне в поддержку нового альбома. Концепция шоу не имела ничего общего с турне 1989-го. Покончено с мрачными декорациями, с могилами и решетчатыми дверьми, на их место пришли пиротехнические эффекты и ультрасовременные технологии. Чёрное уступило место белому.

Тур имел ошеломительный успех, и новый облик Милен покорил публику. Но тут вмешался несчастный случай: 15 июня, в Лионе, перед более чем 9000 зрителями, за несколько минут до окончания спектакля, Милен упала со сцены, исполняя XXL. Её немедленно отвезли в ближайший госпиталь и сообщили печальные новости: у Фармер сломана кисть руки, и тур не может продолжаться. Но в 1999 году Милен совершила мировое концертное турне в рамках Mylenium Tour. Позднее она выпустила в свет собственный роман, продюсировала молодых исполнителей, пела и снимала клипы. Ее популярность не снизилась ничуть: Фармер остается самой знаменитой франкоязычной певицей, несмотря ни на что.

«Меня можно соблазнить обычным клубничным пирожным»

А ведь Милен – вовсе не классический персонаж из тусовки шоу-бизнеса. Личная жизнь Фармер на протяжении двух с половиной десятков лет остается для поклонников тайной за семью печатями. Немногие знают о романе Милен и еврейки Эльзы Трилла, талантливого фотографа, работавшей для изданий Paris Match, Gala и Salut. «Если бы я была мужчиной, я бы хотела быть невероятно сексуальной!» – говорит Милен журналистам, как всегда, отказываясь «прояснить ситуацию». Впрочем, загадочность всегда лишь подогревала интерес поклонников к Фармер. «С публикой у меня сложились взаимотребовательные отношения, — говорит певица. — Я от нее много требую, и она от меня тоже. Она для меня, как друг, которому вы не стали бы рассказывать что-то, и он бы это принял — просто потому, что он друг».

Сейчас спутник Милен – Бенуа ди Сабатино. «Мне нужно было найти режиссера-мультипликатора для клипа на песню C’Est Une Belle Journee, — рассказывает Фармер. — А Бенуа как раз режиссер и продюсер, и он моментально влюбился в маленького героя, которого я нарисовала для клипа». Позднее Милен и Бенуа стали больше, чем просто друзьями. Что же нужно сделать, чтобы соблазнить такую женщину, как Фармер? «Я не знаю… — пожимает плечами сама певица. — Может быть, предложить мне клубничное пирожное? Я его просто обожаю».

Фармер – автор стихов для всех своих песен, темами которых становятся жизнь и смерть, страсть, измена, страх. Она почти не участвует в светской жизни и всегда скрывает свои эмоции. Однако эпиграфом к ее новому альбому стала цитата из знаменитого фильма Брайана де Пальмы «Путь Карлито», с Аль Пачино в главной роли: «Все хирурги мира не смогут зашить мои раны».

Милен почти не путешествует: «Раньше у меня не было такого желания, теперь оно есть, но совсем нет времени. Хотелось бы вновь отправиться в Индию, чтобы сделать там что-то полезное. У меня не такой темперамент, чтобы оценить прелесть ничегонеделания, я очень скучаю во время каникул. Мне нужна еще какая-то цель, кроме того, чтобы просто открыть для себя страну. Меня привлекает Россия, но я не хочу ехать туда в качестве туриста, ведь турист ничего не видит, я хочу иметь контакт с простыми людьми и понять главное».

Следующий концерт Милен запланировала только на следующий год, причем, на собственный день рождения. «Это вышло совершенно случайно, — говорит Фармер. — Я уже давно не праздную свой день рождения. Мысль о том, чтобы собрать людей для того, чтобы отмечать его, меня убивает. Но это парадокс: когда я наконец решилась на концерт, единственная свободная дата была 12 сентября, и я приняла ее, как замечательный подарок».

Подготовила Лина Лисицына

Поделиться.

Комментарии закрыты