Сергей Лавыгин: «Люблю свои роли»

0

Сейчас он снимается в проекте «СеняФедя» — спин-оффе сериала «Кухня»

Сергей Лавыгин в жизни человек очень искренний и доброжелательный. И скромный — свою востребованность в профессии и популярность актёр объясняет обычным везением. Впрочем, и успех к артисту пришел не сразу.

«У всех студенческий – а у меня его нет»
Лавыгин родился 27 июля 1980 года в Москве в семье, не имеющей никакого отношения к театру или кинематографу. Оба родителя связаны с наукой: и мать, и отец актера — физики-математики. У Сергея есть родной брат, который был профессиональным спортсменом, а затем стал заниматься собственным бизнесом.
По словам самого актера, он с раннего детства мечтал «попасть в телевизор», но до 14 лет это желание было сумбурным и неопределенным. Окончательное решение стать артистом пришло после успеха в летнем лагере одной сценки-этюда, в которой Сергей сыграл пилота, потерявшего сознание в кабине самолета. По сути, трагическая ситуация благодаря таланту юного Лавыгина превратилась в зажигательную комедию и имела большую популярность у зрителей, поэтому Сергей еще несколько раз повторял постановку на всех школьных концертах.
«Сразу в жизни возник театральный кружок, и после него я уже не видел для себя иного пути, — признается Лавыгин. — Мне казалось: если я не поступлю в театральный институт, это будет катастрофа. Не представлял, что я буду делать, и запланировал три поступления. Если после этого меня не возьмут, буду думать, чем мне заняться. Если бы за три года я не осуществил мечту, еще бы парочку раз попробовал. Потому что без этого не могу».
После окончания школы Сергей Лавыгин отправился поступать в театральное училище имени Щепкина: «На зачислении в ректорате собрали всех студентов, зачитали фамилии, а меня не назвали, и я всячески пытался напомнить, что еще есть Лавыгин. И тут кто-то из профессоров произнес, что еще берут вольнослушателя — меня. Я вообще впервые такое слово услышал — даже не знал, что это такое. Казалось, что я какой-то “неполноценный”, что ли — что что-то со мной не так. У всех студенческий – а у меня его нет, только справка о том, что я являюсь вольнослушателем.
А еще в «Щепке» всем студентам давали каждый месяц талоны в буфет, на которые можно было пообедать, а я их не получал. И я очень стеснялся, что у меня нет студенческого и этих талончиков. А когда мне приятели между занятиями предлагали “Пойдем, пообедаем в буфете!”, я отвечал: “Да я, наверное, не пойду — не проголодался еще”. Мне было неудобно, я сильно переживал. Но в конце первого курса это закончилось, и я получил студенческий».

Жесткий розыгрыш
Обычно студенческое время считается веселым и бесшабашным. Лавыгин с друзьями постоянно разыгрывали однокурсников: «Как-то придумали очень жесткий розыгрыш: с постановочной дракой и кровью. У нас были капсулы, которые просто раскусываешь — и из них начинает течь специальная жидкость, похожая на кровь. Нас было четверо или пятеро, и мы разыграли мощную ссору и стали “набивать” друг другу морды. Те, кто не знал нашей затеи, стали нас разнимать – кстати, потом многие из них даже обиделись. Вся эта заварушка длилась около часа. А все потому что мы незадолго до этого стали посещать уроки сцендвижения, где нас научили, как бить и озвучивать удары, чтобы со стороны было похоже, что дернуться по-настоящему. Потом ребята — уже без моего участия — устроили такую же “драку” в метро, а затем и в троллейбусе. Разыгрывали кого-то мы все время».
Скучать в годы учебы было некогда: «Один раз мы ходили с однокурсниками с унитазом около Большого театра с табличкой “Платный туалет М/Ж”. Потом зашли в таком виде в ЦУМ, и нас там повязали. Это было примерно в 98-99 годах. И помню, как-то несколько ребят с нашего курса также ходили по ЦУМу, вставив в одно ухо какой-то наушник, и переговаривались. Их тогда тоже повязали. В основном от наших розыгрышей страдали именно ЦУМ и Театральная площадь – они же расположены рядом с “Щепкой”».
В кино попасть получилось не сразу: Сергея долго не снимали. Да и в московском ТЮЗе он показывался четыре раза, уже стал работать в другом театре, но все же в него попал. Первая его роль была – собачка Шарик. Лавыгин получил опыт телеведущего, после того как вел программу «Сериалити» на канале Man-TV, в которой рассказывал зрителям о новинках кино, выходящего на DVD. Также участвовал в популярном развлекательном шоу «Большая разница», в котором начал сниматься с 63-го выпуска. У Лавыгина есть необычное хобби: актер увлекается медициной – читает профильные статьи, смотрит в Интернете видео реальных хирургических операций, изучает медицинские энциклопедии, чтобы владеть терминологией.

«Играть Сеню приятно и весело»
В кино Лавыгин появился в 2003 году. Актер сыграл Василия Завирюху в мелодраме «Здравствуй, столица!». Эта роль еще не принесла ему большой известности. Затем актер снимался во многих сериалах, которых на сегодняшний день в фильмографии Сергея Лавыгина насчитывается более 30.
Один из самых популярных – кинокомедия «Мамочки». В сериале, рассказывающем о жизни трех лучших подруг – многодетной матери, молодой мамочки и незамужней дамы — актер играл Романа, мужа-подкаблучника одной из героинь, роль которой исполняла Светлана Колпакова. Сергей говорит, что, несмотря на комедийность и легкость образа, этот герой дался актеру непросто, так как совершенно противоположен характеру Лавыгина.
Интересно, что Колпакова и Лавыгин в первых сериях картины постоянно показывали семейные ссоры, поэтому актеры обратились к сценаристам с просьбой добавить в эпизоды с участием их героев больше романтики, что положительно сказалось на реалистичности сериала и сместило акцент в понимании этих людей.
В обычной жизни Сергей Лавыгин живет в гражданском браке с актрисой Анной Бегуновой. 9 марта 2016 года у пары появился сын Федор: «Когда мы начали встречаться, то сразу стали выбирать имя для будущего ребенка, — говорит Анна. — Выбирали-выбирали и сошлись на том, что обоим нравится имя Федор. Но когда я забеременела, то захотела назвать сына в честь своего дедушки – Николаем. Сережа настаивал на имени Андрей – оно ему с детства нравится. Таким образом получился Федор».
Анна сыграла вместе с Лавыгиным в сериале «Кухня», который и принес актеру настоящую популярность. Он сыграл роль Арсения Чуганина, повара-универсала, которого все называют Сеня. «Многие мечтают о драматических ролях, а мне очень нравится играть то, что я играю сейчас. Люблю свои роли, — признается Лавыгин. — Например, мой Сеня — играть его приятно и весело. Но если бы вы меня до этого сериала спросили, мечтаю ли я сыграть повара, то вопрос поставил бы меня в тупик».
Так получилось, что перед началом съемок сериала Сергей знал о Сене совсем немного. Даже пилотная сцена мало что о роли говорила — приходил один из персонажей, и Сеня выдавал себя за шефа, разыгрывал его. По этой сценке можно было только понять, что один разыгрывает другого. И всё! В пилотной серии уже появилось высказывание шефа о Сене: «Он, конечно, дуралей, но ноги ножом побреет так, что даже не заметишь». Так Лавыгин постепенно набирал сведения о своем герое.
«Поскольку о Сене мало что было рассказано в сценарии, по фразам я складывал портрет. Арсений Андреевич Чуганин — виртуоз, но, как сказал шеф, дуралей, который всех постоянно разыгрывает. Поначалу решил “базироваться” на “дуралействе”, на игровой природе Сени, на том, что он постоянно проверяет чувство юмора других, иногда даже излишне жестко это делает. По мере появления следующих серий Сеня “обрастал” новыми подробностями. Например, оказалось, что он женат!».

Я горел лежа, стоя, на бегу»
На съемках на кухне всегда все по-настоящему: льется вода, работают плиты, духовки. Есть большая машина — пароконвектомат. «Повара нас учили: “Это не печь, это пароконвектомат. Не путайте!” Кричишь: “Дай точилку для ножа!” Отвечают: “Это не точилка, а мусат”. Вот так-то! – говорит Лавыгин. — Там единственное, чего не было, — это вытяжки. Потому что она дает брак по звуку. Поэтому приходилось в буквальном смысле потеть. Потому что если включить даже половину из имеющихся плит, стоит жуткая жара. Особенно первый сезон мне запомнился — на улице было около 37 градусов, а у нас — больше сорока. И между дублями открывали всё, что можно, включали вентиляторы. Но это слабо помогало. Так что самый жаркий сезон был первый, просто натуральное пекло. Единственные, кто держался молодцом, — профессиональные повара. А мы все красные были постоянно, кто-то даже пятнами покрывался, у кого-то только уши краснели. Нас гримировали — и вперед, в наш “теплый дом”».
В первом и втором сезоне у артистов были дублеры, но потом, поскольку актеры всё больше и больше времени проводили за шинковкой, всё больше набивали в этом руку, те оказались уже не нужны. Здесь всё зависело от количества подходов к «станку»: «В кадре шинкуем много, и большинству артистов дублеров уже не предлагали. Зачем? Смело снимали наши руки, потому что за годы мы “набили” их на шинковке.
Мы во многом стали специалистами. Если фламбирование (поджигание блюда с помощью коньяка) на первом сезоне делали не мы, то с третьего сезона, с “Кухни в Париже” было уже нестрашно, поэтому от дублеров мы отказались. Масло нагреваешь на сковороде, наливаешь коньяк, поджигаешь, вспыхивает — всё это мы уже проходили, и каждый может это сделать легко. Всё-таки лучше, когда актер в кадре делает это сам, а не так: его сначала показывают в кадре до поджигания, потом идет крупный план чьей-то руки, затем снова показывают актера. Нет, конечно, так тоже можно снимать, но когда целиком всё делаешь сам — это более ценно. Мы ведь до начала съемок худо-бедно учились на поварских курсах. В течение недели с утра до вечера находились в настоящей столовой. Работали поварами. Постановка руки, техника безопасности — изучали всё это. За нами внимательно следили, указывали, как делать, что делать, учили разделывать рыбу, мясо и всяким прочим премудростям».
На съемках приходилось даже «гореть» на работе: «Было дело! Я горел лежа, стоя, горел на бегу. Было интересно попробовать, прочувствовать, как это, — улыбается Лавыгин. — Впрочем — как и шинковку освоить. Тоже ведь без травм не обошлось. Зато теперь, когда гости приходят, и ты начинаешь между делом лихо шинковать, этот процесс превращается в небольшое представление. Я знаю, почему повара держат руку куполом. Потому что убирают пальцы из-под зоны ножа. Я ведь резал себе пальцы много раз. Надо было долгое время контролировать, чтобы пальцы находились в том положении, в котором положено. Потому что, если рука еще не поставлена, забываешь про это. Но когда техника освоена, процесс доходит до автоматизма».
Лавыгин очень прикипел к своему герою, так что, когда узнал, что планируются съёмки 12-серийного скетчкома «СеняФедя», представляющего собой новый спин-офф «Кухни», очень обрадовался. По сюжету Сеня (Сергей Лавыгин) и Федя (Михаил Тарабукин), работавшие ранее в ресторанах Claude Monet и Victor, решают открыть собственный бизнес — закусочную на колёсах. Совместная работа не ладится с первого дня, но разойтись друзья не могут, ведь ничто так не объединяет людей, как совместный кредит. Попав в мир деловых отношений, парни сталкиваются не только с проблемой поиска компромиссов, но и с крупной сетью фудтраков, стремящихся вытеснить с улиц всех конкурентов. На фоне борьбы с акулами гастрономического бизнеса друзья не заметят, как поменяются ролями на личной кухне: семьянин Сеня попробует на вкус холостяцкую жизнь, а бабник Федя отправится на поиски тихой семейной гавани.
«Сеня и Федя, хоть и второстепенные персонажи в уже культовой “Кухне”, но всегда были любимы зрителями не меньше, чем её главные герои, — говорят продюсеры. — Это стало одной из главных причин, по которой мы решили создать спин-офф, посвящённый именно этим замечательным характерам. Уверены, что собственная история Сени и Феди придётся по душе зрителям так же сильно, как и ситком, в котором они впервые познакомились с этими прекрасными и очень смешными парнями».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Восточный округ» (newsvostok.ru), 24smi.org, Cinemafia.ru

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.