Скандальный развод Эффи Грей

0

История ее жизни легла в основу многих произведений
Любовный треугольник – распространенное явление в кругу прерафаэлитов. Самый известный, пожалуй, — Данте Габриэль Россетти – Джейн Берден Моррис — Уильям Моррис. Не менее известный и, наверное, даже более скандальный – Джон Эверетт Миллес – Эффи Грей – Джон Рескин.

«Её личность не сформировалась»
Юфимия «Эффи» Чалмерс Грей родилась 7 мая 1828 года в Перте. Деловые отношения связывали ее отца с семейством Рескиных, и не было ничего удивительного в том, что юная Эффи увлеклась Джоном Рескиным. К этому времени он уже был известен как критик и искусствовед — в свет вышли первые два тома «Современных художников». В 1841 году Джон написал для двенадцатилетней Грей фантастический роман «Король Золотой Реки». Родные Эффи поддерживали их общение, так что не удивительно, что спустя семь лет состоялась свадьба Грей и Рескина. Ей было 19 лет, ему 29.
Внешне они казались идеальной парой. Джон много работал, вскоре были опубликованы «Камни Венеции», в их доме всегда было множество интересных гостей. Супруга критика умела создать изысканную и, вместе с тем, непринужденную обстановку. Шли годы, и Рескин объяснял родственникам, что детей у них нет из-за слабого здоровья и неустойчивой психики Эффи. А у нее и в самом деле началась депрессия. Выросшая в дружной многодетной семье, Эффи страдала от одиночества, но ничего не могла с этим поделать.
Рескин постоянно откладывал консуммацию брака. Причины этого неясны, но они включают отвращение к некоторым частям её тела. Эффи позже писала отцу: «Он ссылается на различные причины, ненависть к детям, религиозные мотивы, желание сохранить мою красоту, и, в конце концов, в этом году он сказал мне настоящую причину. Что женщина, которую он представлял, значительно отличалась от того, что он видит во мне, и причиной, по которой он не сделал меня своей женой, было его отвращение к моей особе с первого вечера нашей свадьбы 10 апреля».
Позднее Рескин подтвердил это: «Может показаться странным, что я воздержался от женщины, которую большинство людей находят столь привлекательной. Но, хотя лицо её красиво, её личность не сформировалась для возбуждения страсти. Напротив, в её особе были определённые детали, которые полностью препятствовали этому». Причина такого отвращения к «деталям в её особе» неизвестна. Были выдвинуты различные предположения, например, что у Рескина вызывала отвращение растительность в области лобка у Эффи. Изучая историю искусств, Джон видел классические полотна эпохи Ренессанса и античные статуи, где женщины были изображены без какой-либо растительности на теле. Поэтому у него даже в мыслях не было, что женщины могут иметь лобковые волосы. Когда Эффи разделась в их первую брачную ночь, увиденное повергло его в шок, и Джон не смог этого преодолеть.

«Джон Рескин не способен исполнять супружеский долг»
В то время Рескин, уже ставший человеком, способным диктовать публике художественный вкус, взял под свое покровительство Братство Прерафаэлитов. Оно было организовано в 1849 году, у его истоков стояло семь молодых художников, но, конечно, вдохновителями были три друга, которые впоследствии стали знаменитыми: Данте Габриэль Россетти, Уильям Колмэн Хант и Джон Эверетт Миллес, юный гений, который поступил в Королевскую Академию художеств в возрасте 11 лет. Всем им в это время было чуть за двадцать.
Художники ставили своей задачей отойти от традиций академизма — основного работах из природы, натуры, а не из академических композиционных схем. Сегодня широко распространена точка зрения, что Братство пыталось в своем творчестве подражать искусству средневековой Италии, раннего Возрождения, времени до эпохи Рафаэля Санти. Однако первоисточник говорит всё же о другом. В эссе «Братство прерафаэлитов» один из участников и главных теоретиков Братства, У. Холман Хант, писал, что «Рафаэль в расцвете сил был художником самым что ни на есть независимым и дерзким в своем отношении к условностям». Но вот последователи Рафаэля (Хант назвал их рафаэлитами) «еще при его жизни преобразили рафаэлевские позы в застывшие композиции», заложив традиции, «которые легли в основу всех последующих школ», но для середины XIX века «были пагубны и душили творческий замысел. Название “прерафаэлиты”, — утверждал У. Хант, — отрицает влияние подобных извратителей (пусть даже сам Рафаэль, учитывая некоторые его работы, окажется в том же списке), но признает воздействие более искренних предшественников мастера». Иными словами, не до Рафаэля, но до рафаэлитов.
Свой манифест они опубликовали в издаваемом ими журнале «Росток», который редактировал Майкл Уильям Россетти, младший брат Данте Габриэля, который тоже учился на художника, но прославился как художественный критик и писатель. Впоследствии часть «братьев-основателей» отпала, но к течению присоединились новые люди, формально не входившие в братство.
Рескин многое сделал для укрепления позиций прерафаэлитов, например, в статье «Прерафаэлитизм». Особенно же он был расположен к Джону Эверетту Миллесу, которого считал наиболее одаренным из них. Он представил Миллеса своей жене, а тот уговорил ее позировать для картины «Приказ об освобождении». На ней изображена жена шотландского солдата, арестованного после якобитского восстания 1745 года. Она держит на руках ребенка и протягивает стражнику приказ об освобождении мужа, пока тот прижимается к ней.
Видимо, Миллес начал влюбляться в Эффи уже во время работы над картиной. А потом Рескин пригласил молодого художника сопровождать их семью в поездке по Шотландии. Тогда же Миллес написал знаменитый портрет Рескина, начинающего понимать, что между его женой и подопечным возникли чувства. Треугольник мог остаться треугольником, но в 1854 году Эффи наконец решилась и поведала о своем положении подруге леди Истлейк, жене сэра Чарльза Истлейка, президента Королевской академии. «Расскажи своим родителям, — посоветовала та, — в законе есть статьи, которые помогут в твоей ситуации».
Женщина, вздумавшая уйти от законного мужа к другому мужчине, вызвала бы всеобщее осуждение, но Эффи апеллировала совсем к другим ценностям. Жизнь с Рескиным лишала ее радости материнства, а этот довод был хорошо понятен викторианскому обществу. Греи и их дочь наняли адвокатов и пригласили двух врачей осмотреть Эффи. Оба заявили, что она девственница (один был буквально ошарашен этим). Лондонское общество ополчилось на Джона, поскольку брак без секса считался таким же неслыханным делом, как и секс до брака. Суд в конце концов аннулировал брак на основании того, что «Джон Рескин не способен исполнять супружеский долг по причине неизлечимой импотенции».

Безумие Рескина
В 1855 году Эффи и Джон поженились. Бедняжке пришлось во второй раз пережить необычную брачную ночь, поскольку Миллес ударился в слезы и признался, что, как и Джон, ничего не знает о женщинах и сексе. Эффи утешила и подбодрила его. А спустя два месяца была беременна первым из своих восьми детей. После свадьбы Миллес стал писать в более чётком стиле, который Рескин осудил как «катастрофу». Брак принес ему большую семью, которую нужно было содержать, и, как утверждается, Эффи подталкивала его «штамповать» популярные работы для заработка и обеспечения её напряжённой общественной жизни. Однако нет доказательств, что Эффи действительно давила на него подобным образом, хотя она была эффективным менеджером его карьеры и часто помогала ему в выборе тем. Дневник Эффи показывает её заботу об искусстве мужа, и его работы по-прежнему узнаваемо прерафаэлитские по своему стилю спустя несколько лет после женитьбы.
Как бы то ни было, Миллес в конце концов оставил характерную для прерафаэлитов одержимость деталями и стал писать в более свободном стиле. Для многих работ он черпал вдохновение в своей семейной жизни с Эффи, часто используя в качестве моделей её, детей и внуков.
Что до Рескина, то он возвратился жить к своим родителям. Джон оставался целомудренным, но влюблялся в маленьких девочек, находящихся «на первом проблеске их рассвета», теряя к ним интерес, как только они вступали в фазу полового созревания. Впрочем, с нимфеткой Розой Ла Туш все вышло по-иному. Рескин познакомился с ней, когда ей было десять лет, и влюбился в неё, когда ей было одиннадцать. Она была пылким ребёнком, а также глубоко религиозной, почти до мании. Первым впечатление Рескина о ней было, что она «шла как маленькая белая статуя сквозь сумеречный лес, серьёзно разговаривая».
Рескин предложил ей выйти за него в семнадцать. Ему тогда было пятьдесят. Роза не отказала, но её набожные родители, протестанты и евангелисты, воспротивились свадьбе, называя критика социалистом и атеистом. Их также беспокоила неудача первого брака Рескина. Мать Розы обеспокоилась, обратилась к Эффи, и та раскрыла ей все интимные детали своей жизни с Джоном — вернее, полное их отсутствие. Родители Розы отказали Рескину, а через три года девушка умерла в дублинской частной лечебнице. Разные авторы описывают её смерть как результат безумия, анорексии, разбитого сердца, религиозной мании или истерии, или комбинации этих причин. В любом случае, смерть Розы была трагической, и именно её обычно называют причиной, повлёкшей за собой начало приступов безумия у Рескина. Он убедил себя, что художник эпохи Ренессанса Витторе Карпаччо включил портреты Розы в свой цикл картин о жизни святой Урсулы. Джон также искал утешение в спиритуализме, пытаясь войти в контакт с духом Розы. История этой любви не раз упоминается в «Лолите» Набокова, о ней снят фильм «Страсть Джона Рескина». В 1885 критик уединился в своем имении, которое уже не покидал до самой смерти. Джон так и умер девственником.
А Миллес за карьеру стал самым высокооплачиваемым английским художником, получил титул баронета. В 1896 его избрали президентом Королевской Академии. А ведь прерафаэлиты начинали именно с разрыва с академизмом! Развод с первым мужем препятствовал Эффи во многих общественных функциях. Ей не разрешено было находиться в присутствии королевы Виктории, поэтому если где-либо ожидалось появление королевы, Эффи туда не приглашалась. До развода она жила активной общественной жизнью, отстранение от которой её угнетало. В конечном итоге, когда Миллес находился при смерти, королева смягчилась, позволив Эффи принимать участие в официальных событиях. Она умерла через несколько месяцев после мужа в канун Рождества 1897 года. Похоронена Эффи на кладбище Кинноулл в Перте, которое изображено на картине Миллеса «Долина покоя».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Artinvestment.ru, Theartnewspaper.ru, «Википедия» (ru.wikipedia.org)

Поделиться.

Комментарии закрыты