«Трасса смерти».Маковецкий.

0

В сериале «Трасса смерти» Маковецкий играет одну из ключевых ролей. Ему предстоит вычислить банду дорожных убийц, орудующих на трассе М4 «Дон». Актер рассказал о любимых авторах детективов и о том, как внук изменил его сознание.

— Сергей Васильевич, известно, что в основу сериала легли события, произошедшие на самом деле. А у вашего героя есть реальный прототип?
— В сериале ни у кого нет реального прототипа. Ведь мы не пытаемся с абсолютной точностью воссоздать происходившее в то время на трассе «Дон». Это художественное произведение, которое имеет право на какие-то нюансы, домысел, обобщения, на создание образов. Что такое фильм? Это история, характеры, образы. И это, конечно же, неоднозначная реакция зрителей. Если объединить все названное, то мне самому, как зрителю, потом будет интересно это смотреть. Хочу разгадать вместе с героями загадки — но захожу каждый раз с ними в тупик. Именно это и интересно. А когда мне все понятно уже с первой серии — то зачем мне ждать оставшиеся девять?
В «Трассе смерти» у нас и режиссер Денис Нейманд, и оператор Давид Хайзников — прекрасные. Понравится кому-то сама история или нет, пусть решает публика. Но даже картинка у нас будет не похожей на другие проекты. Давид снимает совсем не так, как обычно снимаются сериалы. Он добавляет в кадр опасности, превращая действие в еще больший психологический триллер.
— Но у вас на площадке и так довольно опасно: вы носите бронежилеты, то и дело что-то взрывают. Оружие тоже брать в руки приходится?
— Мы всеми силами избегаем неправды. У меня есть друзья, которые являются прекрасными специалистами в этой области, и мне бы не хотелось, чтобы, посмотрев потом фильм, они мне сказали: «Сергей Васильевич, ну нам бы позвонил хотя бы и спросил!»
-Чем живет ваш Мельников помимо работы?
— У него есть дочь. Была жена, которая его бросила. Кто будет жить с таким человеком? Но свою дочь он безмерно любит. Мой герой – живой человек. Правда, у нас нет возможности много показывать его личную жизнь. По утрам, например, он делает зарядку, и у нас есть момент, когда он выполняет упражнения, но долго ведь мы это не будем показывать зрителям!
— А сами вы любите читать детективы?
— Я их обожаю. Не всегда, правда, мне удается почитать хороший детектив. Но я очень люблю Агату Кристи, многие ее произведения перечитываю по нескольку раз. Например, «Убийство Роджера Экройда» — это тот случай, когда она своему читателю надавала столько «пощечин», а развязка такая, какой просто никто не ожидает — если вы помните этот детектив. Еще я очень люблю Себастьяна Жапризо, особенно его повесть «Ловушка для Золушки». Это грандиозная вещь! Так что сказать, что я читаю детективы часто, не могу, это будет неправда. Но раз в год читаю точно!
— Сергей Васильевич, сейчас многие артисты создают страницы в социальных сетях. А как осуществляется ваша связь с поклонниками?
— Сразу скажу: меня нет в социальных сетях, я не создаю себе аккаунтов. Более того, я в этом ничего не понимаю. И даже боюсь, что могу в этом завязнуть. Тем более, что вижу примеры какого-то сумасшествия: когда человек перестает жить в реальности, а все время куда-то что-то пишет. Я этого не понимаю — когда каждый свой вздох, каждый свой шаг сразу выкладывают на всеобщее обозрение. Я боюсь, что, не дай бог, люди скоро начнут делать селфи из гроба. Что бы ни случилось — мгновенно выкладывают фотографии! Или вместо того, чтобы помочь человеку, сначала хватаются за свои мобильные телефоны и начинают снимать, как он корчится от боли и зовет на помощь, чтобы потом это тут же куда-то переслать. Для меня это что-то нечеловеческое, это уже перебор!
— То есть, современные приложения — это не для вас?
— Мой внук меня заставил установить различные приложения на телефон. Я еще недавно ничего этого не знал. А теперь я образованный человек! (Улыбается.) Но я понимаю, что, с одной стороны, мне это не нравится, а с другой — уже никуда от этого не деться.
— Вы считаете себя проницательным человеком?
— Нет, что вы! Я не Ванга, я не вижу людей насквозь. Но у актера всегда есть интуиция. Как и у любого другого человека. Только у актера она, может быть, развита чуть-чуть сильнее. Потому что иногда нужно сыграть человека, совсем вам незнакомого. А как это сделать? Читаете сценарий, примеряете это на себя, думаете: поступил бы так ты сам или нет? Это же совершенно новый человек! А утром просыпаешься с мыслью: «А что если вот так попробовать? Может быть, мой герой повел бы себя таким образом?» Вот здесь интуиция мне всегда помогает! (Улыбается.)

Екатерина Шитикова,
«Москва. Северо-Запад» (szaopressa.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты