Тута Ларсен: «Не умею пользоваться популярностью»

0

Виджея Туту Ларсен многие помнят девчонкой с двумя косичками и задорной улыбкой. В 90-х её узнавали не хуже, чем самых популярных музыкантов. С тех пор многое изменилось, и Татьяна Романенко – не только известная телеведущая, но и создатель собственного канала TUTTA.TV, посвящённого материнству и воспитанию детей.

— Таня, какими вам запомнились 90-е?

— Мои 90-е – это юность, МГУ, Москва, о которой мечталось и к которой стремилось. Это любовь, музыка, и, конечно, безумный восторг от окна в мир, который открылся благодаря MTV – с субкультурой и знакомством с удивительными людьми. Помню, какое огромное впечатление произвела на меня первая тату-конвенция в Москве в 95-м году. Ну неё съехались все гуру — люди, которые делали татуировки моим любимым музыкантам!

— Сложно было справляться со свалившейся популярностью?

— Никогда не умела этим пользоваться. Хотя не скрою – и в клубы пускали бесплатно, и в магазинах одевали со скидками. Но главным плюсом была возможность ездить на самые крутые фестивали, общаться с музыкантами, быть в центре молодёжной субкультуры и рассказывать об этом.

— Сложно было устроиться в Москве?

— Первый год я жила в Доме аспиранта и стажёра. Это было очень мрачное место. Тараканы, мужчины-кавказцы, которые вышибали ногами дверь в комнаты. Периодически ездила в гости к своему дядюшке, который жил в коммуналке на Красных Воротах. Там было очень весело. Можно было рисовать на стенах, висеть на турнике и вообще ни о чём не париться. А на втором курсе я встретила своего мужа, и он меня забрал жить к себе, тоже в довольно неоднозначную обстановку. Мы жили в маленькой захламлённой «двушке» в Нагатине, в которой, кроме нас, обитало от 4-х до 8-ми кошек. А на работу я из Нагатино ездила в Останкино.

— Какими были первые впечатления от Останкина и этой телевизионной жизни?

— Останкино я не любила. Возможно, потому, что работали мы в основном по ночам, добираться туда было из Нагатино было страшно неудобно – все-таки другой конец Москвы. Но были и свои плюсы: люди, которые меня окружали. Своим присутствием они компенсировали отсутствие комфорта и уюта.

— Расскажите о своих последних проектах.

— Вся моя занятость сводится к двум проектам: это радио «Вера» и Тутта-ТВ, моё собственное телевидение.

— Откуда взялась идея создать собственный канал, посвящённый материнству и семье?

— Однажды я узнала про новый популярный жанр — видеоблог. Попав на мероприятие, где выступали топовые видеоблогеры, я была поражена, узнав, что неизвестные мне мальчики и девочки являются настоящими звёздами Рунета и неплохо на этом зарабатывают. Я позвонила Оксане Щербиновой, с которой раньше мы вместе работали на канале «Мать и дитя», и своему продюсеру: «Петя, решила замутить видеобложинг с материнством и детством. Может, чего-то сделаем?» Он навёл справки у общих знакомых в разных областях, пришёл и сказал: «Никакого видеобложинга. Ты — Тутта Ларсен, будем делать Тутта-ТВ». А потом всё так закрутилось, что я даже немножко запаниковала. Не ожидала масштабов, которые это примет. Нам ровно год, у нас уже более четырёх миллионов просмотров и более пятидесяти тысяч подписчиков!

— Что, на ваш взгляд, мешает людям создавать хорошие семьи?

— Отсутствие достойных примеров перед глазами. Девочек не учат тому, что семья — это обязательная часть их женской жизни. Их учат, что надо состояться, надо хорошо учиться, надо стать достойным членом общества, надо получить хорошую профессию. Никто не учит, как строить отношения с мужчиной, как создавать домашний очаг, как сохранять отношения, как вообще быть женщиной. Это во-первых. А во-вторых, всё медийное пространство даёт нам иные ориентиры. И глянцевые журналы, и голливудские фильмы говорят: «Настоящий мужчина – это идеальный мужчина, который придёт и будет идеалом». Никому не приходит в голову, что отношения нужно строить и прилагать для этого усилия. Получается как в супермаркете: пришла, купила товар, не понравилось — сдала и купила новый. А в-третьих, сейчас модно говорить, что институт семьи умирает. Сейчас даже в браке люди часто называет себя партнёрами, а не мужем и женой. Я падаю в обморок от этих формулировок.

— А как живёт ваша семья?

— У нас обычная московская безумная семья с работающей мамой, вечно занятым папой и периодически появляющимися бабушками и дедушками. Валерий – мой второй муж, мы с ним венчались. У нас есть ещё няня, которая уже 11 лет нам помогает. Она пришла в наш дом, когда старшему сыну Луке было два месяца. С тех пор родились ещё Иван и Марфа, а наша няня до сих пор с нами. Как член семьи. Я прекрасно знаю, что могла бы заниматься детьми больше, лучше и глубже. Наверное, если бы я 24 часа в сутки была с ними, не торчала бы на работе, а варила компотики и жарила котлетки, наша жизнь строилась бы немножечко по-другому. Но мы — не образцово-показательная семья, а, скорее, среднестатистические московские загнанные родители.

— Мой традиционный вопрос для родителей: вы разрешаете детям пользоваться гаджетами и играть в компьютерные игры?

— Не запрещаем, но очень сильно ограничиваем. Я считаю, что современный ребёнок не должен оставаться с компьютером и телевизором один на один. У наших детей нет своих гаджетов. Они играют в те игры, которые мы сами скачали и считаем возможным дать им играть. Правда, в этом году мы подарили Луке на одиннадцатилетие первый в его жизни смартфон. Но договорились, что без нас он не пользуется Интернетом.

— Какое у вас любимое семейное развлечение?

— Поехать всем вместе на дачу и разбежаться, чтобы каждый занимался своими делами: папа с мамой жарили шашлык и валялись, а дети носились по всему посёлку на великах и самокатах. Мы очень ценим возможность побыть вместе, потому что нам это удаётся не так часто. И больше всего любим отмечать дни рождения, праздники, Новый год, и обязательно Рождество.

— Вы ведёте программу на радио «Вера». Вас воспитали в православии или вера пришла к вам позже?

— В детстве я не испытывала никакого интереса к этой теме. В моей семье все состояли в партии и вели достаточно советский образ жизни. Мама – член парткома, бабушка – преподаватель истории и обществоведения, дед – заслуженный сталевар. Там, где я жила, не было ни единой церкви. Правда, так сложилось, что меня всё-таки крестили. Долгое время я не задумывалась о Боге и о вопросах веры. А потом, когда я уже жила в Москве, со мной случилось несчастье. Я сильно заболела. И тогда нашёлся человек, который мне правильными словами объяснил, что все мои проблемы — от того, что я пытаюсь строить свою жизнь, исходя из собственных представлений, вместо того, чтобы положиться на Божью волю. Я вдруг поняла, что он прав. И начала выкарабкиваться.

Елена Харо,
«Звездный бульвар»

Поделиться.

Комментарии закрыты