Валентин Юдашкин: «Одевать политиков – занятие неблагодарное»

0

Сегодня модели Валентина Юдашкина хранятся в Музее декоративно-прикладного искусства и костюма Лувра, в музее «Метрополитен» в Нью-Йорке, в Калифорнийском музее моды и в других мировых центрах костюма и моды. Коллекции кутюрье неоднократно демонстрировались в Париже, Милане, Нью-Йорке и других столицах мира.

Первые коллекции

Валентин Юдашкин родился 14 октября 1963 г. в поселке Баковка Одинцовского района Московской области. Его страсть к моделированию одежды проявилась еще в школе. Днями и ночами будущий кутюрье рисовал свои первые «модели» и сам же воплощал их в жизнь. Делал выкройки, шил из всего, что попадалось под руку, — для себя и для друзей. После сдачи выпускных экзаменов для Валентина не стояло вопроса, куда пойти учиться. Новость о его решении огорчила родителей, считавших, что профессия модельера — «не для мужчин». Но давить на сына они не стали, и в 1981 году Валентин поступил в Московский индустриальный техникум на факультет моделирования. Юдашкина не остановило и то, что на его курсе «Дизайн моды» были одни девчонки.

Через год пришлось на время оставить любимое занятие: Валентин ушел служить в армию. Будущий модельер и там не терял время даром: обдумывал новые идеи и планы, воплощением которых занялся сразу по возвращении в техникум.

Преддипломную практику Валентин проходил в Московском Доме моды. В 1986 году с блеском защитил дипломные работы по темам «Исторический костюм» и «Макияж и декоративная косметика» и получил «красный» диплом.

По распределению Валентина направили в Центральное проектно-конструкторское бюро при Министерстве бытового обслуживания РСФСР на должность старшего художника. В те времена не существовало отдельного разделения на стилистов, визажистов, модельеров. Валентину приходилось быть и тем, и другим. Работал сутками — моделировал, занимался декоративной косметикой. Так получилось, что уже с первых шагов в профессии Юдашкин представлял советскую индустрию моды за рубежом: создавал эскизы к костюмам членам сборной СССР по косметике и парикмахерскому искусству, участвовавшей в международных соревнованиях. Появилась и первая в жизни Валентина коллекция одежды — костюмы для участников российской сборной, выступавшей на конкурсе причесок и макияжа в Познани. Параллельно Юдашкин работал над моделями «для себя».

К концу 1980-х наступило время «перестройки», появились первые предприниматели. У Юдашкина накопилось много «нереализованных» идей, хотелось самостоятельной работы. Первый же показ его собственной коллекции из 150 моделей, который прошел в Концертном зале гостиницы «Орленок» в Москве в 1987 году, сделал имя Юдашкина известным стране.

В 1988 году при Союзтеатре СССР Валентин открыл фирму «Vali-Мода». На молодого модельера обратили внимание французские кутюрье, пригласили в Париж. Оказавшись во Франции, Юдашкин был потрясен увиденным там изобилием тканей всевозможных расцветок, видов и форм, а потому возвратился домой с твердым желанием доказать всему миру, что и в Союзе может быть индустрия моды, и на самом высоком уровне…

Платья в виде «яиц Фаберже»

Поворотным моментом в жизни модельера стал 1991 год, когда он открыл фирму Valentin Yudashkin, создал первую коллекцию класса Haute Couture — «Фаберже». В том году очередной показ Парижской Недели Высокой моды, показ, куда ежегодно съезжаются все ценители прекрасного со всего света, проходил в здании посольства России во Франции. Такого рода мероприятие было достаточно смелым шагом: 600 человек приглашенных — такое случилось впервые. К тому же посольство на свой страх и риск организовало в рамках Недели показ «никому не известного модельера» Валентина Юдашкина… Наконец, творчество российского дизайнера смог увидеть и оценить Париж. Коллекция Юдашкина «Фаберже» произвела огромное впечатление не только на искушенную французскую публику, но и на таких признанных в мире «законодателей моды», как Пьер Карден, Пако Рабанн. Особый фурор произвели платья, сшитые в виде знаменитых яиц Фаберже. Первым пришел за кулисы поздравить российского коллегу Пьер Карден, ставший с того дня Валентину другом и учителем.

Имя Валентина Юдашкина стало известным в мире. Показы коллекции с успехом прошли в Америке, Италии, Израиле. Теперь премьерные показы каждой новой коллекции Юдашкина Haute Couture проходили ежегодно в рамках очередной Недели Высокой моды в Париже, а с 1994 года, момента основания Московской Недели Высокой Моды, — и в Москве.

Одновременно Валентин занимался «устройством» своего Дома моды, который он открыл в 1993 году в Москве. Наконец, у дизайнера появился собственный демонстрационный зал, его давняя мечта. В Доме моды расположился и небольшой музей для хранения самых любимых творений модельера. Отладке механизма работы нового для страны производства приходилось учиться у самого себя, на собственных ошибках. Юдашкин сам ездил на фабрики заказывать ткани, освоил все «смежные» профессии, был и снабженцем, и финансистом.

«Форма победителей»

Самый интересный в создании коллекции момент, по мнению Валентина, — начальный. Поэтому, как только он заканчивает работу над одной коллекцией, сразу приступает к следующей. Рисует обычно без перерывов, от рассвета до заката. Знаменитый Карл Лагерфельд говорил, что все, что ему нужно для работы — это мольберт, диетическая кола и сыр. А вот Юдашкину необходим комфорт: «Мне нужны все условия, организованность в работе. Все должно стоять на своих местах, под рукой. Меня ничто не должно отвлекать — ни звонки, ни разговоры. Поэтому я рисую только дома — там мне ничто не мешает».

Юдашкин очень любит свою семью, но на первом месте — работа. Огорчает лишь то, что на общение с дочкой Галей остается мало времени. Обязательно к каждому Новому году шьет ей новое платье, мечтает и сам как-нибудь надеть свой «особый костюм». На каждый показ возит его с собой, чтобы надеть на финальный выход на подиум. Пока, правда, это еще ни разу не удавалось. За кулисами — настолько занят, что на сцену приходится выскакивать, как есть.

Несмотря на то, что он как-то получил награду «Светский лев», светских вечеров Валентин не любит — появляется только у друзей в самые важные моменты их жизни. Отдыхать предпочитает в «цивилизованных» местах, где присутствуют атмосфера уюта и спокойствия и хорошая кухня. В этом смысле Валентина потрясла Америка. хотя жить и творить он любит именно в России, где есть друзья, семья, особые отношения, особый склад души.

Кстати, если бы Юдашкин не был модельером, он бы стал, наверное, поваром: «Я очень люблю готовить. У меня дома настоящая профессиональная кухня, много ассистентов, которые на ней колдуют. Кухня для меня очень много значит, сам я могу приготовить все, что угодно — от любого десерта, до каких-то уникальных блюд “фьюжн”, то есть смеси разных кухонь мира. Даже яичница у меня не получается банальной, не так, как у всех».

Пресса долго обсуждала «конфликт» Юдашкина с Вячеславом Зайцевым. Якобы они не просто конкуренты, но даже враги. «Не знаю, откуда появилась такая история, — говорит на это Валентин. — Я у Славы в свое время проходил практику, у нас давние отношения от ученика и учителя до друзей и просто очень хороших коллег. Сейчас этот надуманный скандал ушел из прессы, потому что художников стало больше. А скандалить больше некому».

Недавний яркий эпизод в карьере Юдашкина — создание новой российской военной формы. «Сначала это было предложение поучаствовать в тендере, то есть в конкурсе. Было очень интересно, — вспоминает модельер. — Плюс ко всему, в этом был задействован весь творческий коллектив моего Дома моды, а не только я лично, как главный идеолог и создатель. Работа продолжалась девять месяцев — как беременность. Вообще, это большая честь для художника — создавать армейский мундир, приложить к этому руку. Потом ужасно приятно было походить по музеям истории российской армии, посмотреть уникальные экспонаты. Свою форму я назвал “формой победителей”: что-то взял от времен Суворова, Кутузова, что-то — от времен маршала Жукова. Но в итоге получилась современная “молодая” форма».

Мода меняется, а стиль остается

Юдашкин, как и другие дизайнеры, дружит со многими эстрадными артистами: «Конечно, мода — это часть шоу-бизнеса. Без художников не обходятся ни красные дорожки, ни церемонии. Мода стала частью поп-культуры, поэтому к костюму сейчас нужно относиться как к арт-объекту, предмету, который выставляется в арт-галлереях. Костюмы ведь уже покупают коллекционеры — это вид искусства, а не чисто потребительская вещь. Поэтому звездам, которые носят нашу одежду, вдвойне интересно общаться с нами».

Юдашкин работает со звездами первой величины: Аллой Пугачевой, Людмилой Гурченко, Иосифом Кобзоном. Но создается впечатление, что иногда он идет на поводу у своих клиентов. То есть не пытается изменить стиль той же Пугачевой, шьет для нее те же самые черные балахоны. «В первую очередь, я одеваю личность. Все-таки эти люди — не модели на подиуме, — говорит Юдашкин. — На звездах тяжело показывать тенденции. Именно поэтому они приходят на мои показы и выбирают понравившиеся им модели и идеи образа. И так во всем мире. Из западных звезд для меня образцы хорошего стиля — Николь Кидман и Роберт Де Ниро. Звезды не готовы к резким экспериментам, и к этому надо относиться уважительно. Понимаете, публичных людей, ту же самую Пугачеву, узнают по определенному стилю в одежде, и в один день все это перечеркнуть ради какой-то идеи? Думаю, это неправильно. Ради чего? Удивить на двадцать минут? Понимаете, мода меняется, а стиль остается».

Изменить стиль российских звезд на свой вкус Юдашкин мечтал лишь по молодости: «Тогда вообще хотелось все крушить и ломать. Конечно, я делал в то время сумасшедшие вещи. Например, я работал с Жанной Агузаровой и делал такие невообразимые образы. Наверняка, все помнят ее эпатажность. С Наташей Ветлицкой мы придумывали образ дамы XIX века для ее первого клипа. Первый образ мы делали певице Линде в клипе Федора Бондарчука с роскошными бассейнами и прочими красотами. Я работал в разных жанрах. От “Русской песни” Надежды Бабкиной до той же Линды. Даже когда-то мы работали на “Горбушке” с лидером группы “Звуки Му” Петей Мамоновым».

А вот с политиками Юдашкин предпочитает не иметь дела: «Уж слишком это неблагодарное занятие: женщин-политиков мало, а мы все-таки больше работаем с дамами. Политиков мы не одеваем, гораздо интереснее одевать молодежь — следить за новыми веяниями, музыкальными тенденциями помогает дочка. Джинсы “от Юдашкина” продаются за 120 долларов. Дело в том, что у нас действует несколько линий производства. Линия “от кутюр” практически недоступна для обычных потребителей — тут вещи не продаются, а заказываются, причем очередь расписана на месяцы вперед. Первая линия — линия готовой одежды — тоже для людей небедных: самое дешевое платье стоит полторы тысячи евро. Вторая линия одежды производится в Италии, третья — в Гонконге. Вещи второй и третьей линии продаются в фирменных бутиках. Но за “настоящесть” джинсов от Юдашкина я не ручаюсь — сейчас много фирменных вещей подделывается. Если они некачественные, значит, “пиратские”».

Кутюрье уверен, что массовая мода никогда не «проглотит» эксклюзив: «Иначе кинозвездам придется нервничать на красной дорожке, а первым леди засылать разведчиков в другие страны, чтобы узнать, во что оденутся жены президентов. Как-то конфуз случился в Белом доме – три высокопоставленные леди, включая Лору Буш, купили в разных точках земного шара одинаковые платья за двенадцать тысяч долларов и появились в них на приеме. Такие ошибки случаются сплошь и рядом.

Уникальное платье — наша визитная карточка. Люди, которые по роду своей деятельности появляются на публике, ценят эксклюзив. Если платья шьются массово, они не от художника. Такие казусы неприятны и для модельера, и для покупателя. Мои модели не повторяются никогда».

Подготовила Лина Лисицына
по материалам «Международный Объединенный Биографический Центр» , «Стрела» , «Сегодня»,Naviny.by

Поделиться.

Комментарии закрыты