Валентина Леонтьева: замужем за телевидением

0

Мама звезды экрана вспоминала, как ее старшей дочке Людмиле приснился сон: будто бы прилетел ангел и осыпал кроватку трехлетней Вали розами. Сон – к славе. И Леонтьева стала звездой советского телевидения.

Сестры-блокадницы

Она родилась 1 августа 1923 года в Петрограде. Ее папа был старше мамы на семнадцать лет, Валя безумно его любила. Спустя годы и она, и ее сестра Людмила, выходя замуж, в память о нем сохранили девичью фамилию. «Помню чудные музыкальные вечера с конкурсами, балами и маскарадами в нашем доме, когда папа играл на скрипке», — рассказывала Леонтьева. После того, как началась война, Валентина с сестрой во время блокады записались в отряд ПВО. Но вскоре в городе стало не хватать продовольствия, и их отец стал донором, чтобы получить дополнительный паек для спасения дочерей от голода.

«Папу не взяли на фронт, потому что у него был возраст, — вспоминала Людмила. — Так же голодал, как и все. Варили из столярного клея студень. Папин брат жил с нами, он военный был, у него был ремень. Изрезали ремень мелко-мелко, долго варили. Главное, потом не отравлялись. Насколько организм умеет бороться. Мы, конечно, ужасно худели, но мама нас спасла. Мы все время хотели спать. Она нас будила, вплоть до того, что по щекам хлопала, чтобы только мы не спали. Мы ходили-ходили, чтобы не спать. Потому что многие засыпали и не просыпались». Валя с сестрой были на грани смерти и все время спрашивали друг друга: «А что бы ты сейчас съела?» Чтобы отвлечь дочерей от голодных фантазий, мать научила их курить: затянешься – и вроде есть не так хочется. Курить Валентина Леонтьева бросила только за год до смерти.

Однажды во время разбора мебели на дрова Михаил Леонтьев повредил руку и у него началось заражение крови. Дочери отвезли его в больницу, и там он умер. Потом открыли «Дорогу жизни», так что Валя, ее мама и сестра Людмила спаслись. Люсин сыночек, которого она родила в начале войны, умер в дороге, девушке даже не дали его похоронить. «Солдаты взяли его на руки и унесли. Восемь месяцев ему было, Валерику. В честь папиной дочки – Валерии, — рассказывала Людмила. — Папа второй раз был женат на маме. У него умерла и жена, и дочь. И он сказал: “Назови Валерием”».

Семью вывезли в село Новосёлки в Ульяновской области, откуда Валентина после окончания школы с отличием вместе с мамой приехала в Москву. Она собиралась стать драматической актрисой, но опоздала: прием в театральные училища был закончен. Мечтая о карьере актрисы, Леонтьева работала уборщицей в поликлинике МВД, но, узнав о создании новой Школы-студии при МХАТ, ворвалась в приемную комиссию на прослушивание. А уже в 30 лет Валя случайно попала на телевидение. Не видев ни одной телепередачи, она не испугалась конкурса 800 человек на место и поступила в группу дикторов Центрального телевидения.

«Валя хотела ребенка, но ей все было некогда – работа»

Первая и единственная книга Валентины Леонтьевой называется «Объяснение в любви». Другой у нее просто не могло быть. В ней она признается, что телевидение — единственная любовь на всю жизнь. Но были и мужчины. Когда юная Валечка с длиннющей золотой косой только переехала в Москву к тетке, то однажды и увидела колонну пленных немцев — грязных, голодных, тощих. Самый юный протягивал к ней руки и шептал: «Мадам, хлеба!». Валя не выдержала и попросила у конвоира разрешения покормить парня тарелкой супа.

Тогда ее поразили руки немца — аристократичные, с длинными пальцами, как у скрипача. А через десять лет однажды в квартире Леонтьевой раздался звонок. Высокий незнакомец спросил на ломаном русском: «Вы меня не узнаете?». Валентина глянула на руки и тут же узнала их. Оказалось, немец купил путевку, преодолел море препятствий только для того, чтобы еще раз прийти в эту квартиру на Арбате. Он звал Валентину замуж, но Леонтьева не могла покинуть Россию. На прощанье мужчина сказал: «Эта тарелка супа перевернула всю мою жизнь».

Среди арбатских знакомых и приятелей Валентины было много будущих писателей и артистов. В том числе и Булат Окуджава, который почти сразу после знакомства признался девушке в любви. Но она ответила взаимностью другому. Именно Леонтьевой Окуджава посвятил стихотворение: «Сердце свое, как в заброшенном доме окно, запер наглухо, вот уже нету близко… И пошел за тобой, потому что мне суждено, суждено мне по свету тебя разыскивать». Через сорок лет, когда она (уже не Валечка, а Валентина Михайловна) пришла к нему в гости записывать программу, Булат был потрясен этой встречей.

Первый студенческий брак с начинающим режиссером Юрием Ришаром распался через четыре года из-за измены мужа. Раньше вернувшись домой из командировки, Леонтьева застала в квартире другую женщину. Она не устраивала скандал, не стала даже будить голубков. Собрала вещи и ушла навсегда.

Самую большую свою любовь Леонтьева встретила в ресторане. Ее искрометный роман с Юрием Виноградовым, дипломатом, начинался в далеком 1961 году именно там. Привлекательный брюнет представился ей иностранцем Эриком и весь вечер общался через переводчика. Только на следующий день он раскрыл свой обман и признался в любви. Молодые поженились спустя несколько месяцев. А через год родился сын Дмитрий. 26 января 1962 года диктора Валентину Леонтьеву увезли с работы на «скорой» в роддом.

«Валя хотела ребенка, но ей все было некогда — работа. В 39 лет не каждый решится родить, — вспоминала ее подруга Людмила Туева. — А через три дня после родов она вышла в эфир. Воспитание маленького Мити легло на плечи мамы — Екатерины Леонтьевой. Мама будет поддерживать Валю всегда: помогать заучивать тексты по ночам, делать за нее домашнюю работу, улаживать конфликты с мужем».

Мама была для нее и сестрой, и подругой – главным человеком в жизни. Но когда она умерла, Валентина Михайловна даже не смогла ее похоронить: надо было лететь в Комсомольск-на-Амуре делать очередной выпуск «От всей души». Выйдя на сцену и пережидая аплодисменты, мысленно посвятила маме эту передачу – вот и все прощание с самым близким человеком.

«Мы были темные, себя обворовывали»

Муж и сын почти не видели Валентину Михайловну. Виноградов быстро понял, как себя вести, и в компаниях, центром которых была жена, представлялся: «Леонтьев». В новогоднюю ночь Валентина Михайловна вела «Голубой огонек», а муж в одиночестве пил шампанское и смотрел на супругу по телевизору. Перед разводом сказал: «Если бы знал, что женюсь на телевидении, не женился бы никогда». В том, что они расстались, Леонтьева винила не только себя, но и время: «Мы были темные, себя обворовывали – украли у себя тот секс и ту прекрасную эротику, при которых в любви нет ничего недоступного. Страшно сказать: я, прожив с мужем двадцать пять лет, не могла позволить себе раздеться при нем. Мне было стыдно, неловко. Это плохо».

Сын пытался бороться за внимание мамы, плакал: «Почему ты с Хрюшей и Филей хорошо разговариваешь, а на меня кричишь?» Как только одноклассники узнавали, кто его мама, мальчик превращался из Димы в «сына самой тети Вали». Спасаясь от этого ярлыка, он сменил четыре школы. Как-то Валентина Михайловна выкроила время и повела сына в кукольный театр. В фойе его сразу оттерла от мамы толпа восторженных ребятишек, и только перед началом спектакля Валентина Михайловна нашла его, зареванного, красного, за какой-то колонной. Сквозь слезы он сказал: «Не нужен мне этот проклятый театр!» – и убежал домой. Больше он с мамой никуда не ходил. Отправляясь в армию, в анкете в графе «мать» сделал прочерк.

Принеся в жертву телевидению свою личную жизнь, Валентина Леонтьева завоевала невероятной силы любовь народа и зависть коллег. Рейтинги ее программы «От всей души» были заоблачными – «прогрессивные» телевизионщики издевались: «Плачьте с нами, плачьте как мы, плачьте лучше нас!» Действительно, в этой передаче много плакали. А как удержаться от слез, встретившись с фронтовым товарищем, которого считал погибшим? С братом, которого война зашвырнула на другой конец огромной страны? С первой любовью – на закате долгой жизни? Плакали и миллионы зрителей.

Доходило до смешного. Леонтьева вызвала на дом врача, но когда начала рассказывать о своей болезни, врач заплакала. Валентина Михайловна испугалась: «Что, это так серьезно?» – «Да нет – просто, когда слышу ваш голос, не могу удержаться от слез».

Сама Валентина Михайловна всегда волновалась перед каждой передачей (54 выпуска «От всей души» – 54 бессонные ночи накануне съемки). Журналистская бригада во главе с Кирой Прошутинской собирала информацию о героях выпуска, а Леонтьевой их показывали из-за кулис: «Вот этот лысый в пятом ряду – такой-то. Женщина в синей кофточке – такая-то». Валентина Михайловна выходила на сцену без бумажки – значит, все имена, даты, названия городов надо было выучить наизусть. И она их помнила до конца жизни! А еще нужен был талант импровизатора. Вышедшая на сцену тетка не хочет уходить, двадцать минут поет и пляшет перед микрофоном, а потом спрашивает: «Михална, еще хочу петь! А с матюжком можно?» В такой ситуации мало быть диктором. Убрали «От всей души» из эфира очень просто: однажды тогдашний министр Гостелерадио Кравченко сказал: «Да надоело… Хочется чего-то новенького».

«Меня просто сунули мордой в мясорубку и сделали фарш»

«Возможность делать других людей счастливыми для меня является самым главным в жизни», — говорила Валентина Михайловна. Однажды она помогла малоизвестной Алле Пугачевой почувствовать себя свободно перед телекамерой, которой так пугалась будущая примадонна российской эстрады. Буквально подтолкнув начинающую певицу, Леонтьева шепнула ей: «У тебя все будет хорошо!»

Один из самых болезненных ударов ей нанесли в 1991 году. Ребята из «Взгляда» ее спросили, как Леонтьева относится к дикторам, которые зачитывали по ТВ документы ГКЧП. Она ответила: «Я горжусь ими: они так читали, что по их голосам и лицам сразу стало ясно: с нами случилась беда». В эфир пошла только фраза: «Я горжусь ими» – без объяснений, зато с презрительным комментарием Татьяны Митковой: «Ну что вы от них хотите? Они же дикторы». Потрясенная Валентина Михайловна рыдала, звонила во «Взгляд»: «За что вы меня так ненавидите? Это же подтасовка!»

Леонтьеву выгнали с телевидения, когда она еще могла и очень хотела работать, но молодежь решила избавляться от «динозавров». Самое дикое, что зрители скучали по «тете Вале», но телебоссы все за них решили. Валентина Михайловна ужасно переживала: «Меня просто сунули мордой в мясорубку и сделали фарш». Потом, уже вытолканной не пенсию, ей дали почетную ТЭФИ.

Много было слухов про последние годы жизни Валентины Михайловны, что Леонтьева оказалась не в Москве, не в своей шикарной квартире, а в каком-то поселке. Живет в бедности, никто за ней не ухаживает. А оказывается, она была окружена любовью и заботой. Оставшись без работы и поняв, что с сыном они чужие люди, последние три года Валентина Михайловна прожила у сестры в Ульяновской области.

«В Москве Валентина упала в больнице, потеряла сознание, у нее была разбита голова, — вспоминала сестра телеведущей. — А до этого Валя сломала шейку бедра. Когда я узнала об этом, я поехала в Москву. Она сказала: “Люся, я тебя умоляю, возьми меня к себе. Я не хочу здесь оставаться”. Я то знаю, в чем причина. Я только не люблю об этом говорить. У них были очень большие нелады с сыном. Очень большие».

О нем ходило много слухов. Кто-то его называл наркоманом. «Боже упаси, — говорила на это Людмила. — Он о своем здоровье заботился так, как ни о ком. Он интеллигентен, умен, много читает. Может быть, Валя в чем-то виновата. Вали все время не было. Он говорил: “Ты – всеихняя мама”. Когда Валя к детям выезжала, он страшно ревновал. А Валя постоянно в разъездах, особенно с программой “От всей души”. Наверное, это была детская злобность, нет, но большая ревность переросла в очень холодное отношение. Ничего плохого о нем не могу сказать».

Людмила видела, что Валентине в селе не хватает людей, общения. Ну а в последний год уже не до того было: Леонтьевой становилось все хуже и хуже, она уже и близких не всегда узнавала. А потом заболела воспалением легких и сгорела буквально за несколько дней. Она умерла 20 мая 2007 года.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня», «Родная газета», «ТелеШоу», Chtoby-pomnili.com

Поделиться.

Комментарии закрыты