Валерия: «Я была рабыней целых 10 лет!»

0

Она первой осуществила извечную мечту русских поп-исполнителей — добиться успеха на Западе. В августе в Британии выйдет ее англоязычный альбом. Правда, накрепко приклеившийся к ней в британской прессе эпитет «русская Мадонна» певице совсем не по нутру. «Я до сих пор надеюсь, что имеется в виду материнство», — отшучивается Валерия.

— Как вам живется между тремя странами: Швейцарией, где у вас дом, Англией, где вы работаете, и Россией, где живет вся ваша семья?

— Большую часть времени я провожу в самолетах. Мы постоянно в движении. Но в Лондоне только работаем! Приезжаем, выполняем поставленные задачи — и обратно в Москву, к детям. Я очень дорожу своим временем. Бывая в Лондоне, стараюсь оптом дать максимальное количество интервью — иногда доходит до восемнадцати встреч с журналистами в день! Стараюсь проводить в Лондоне не более трех дней.

— К чему вы так и не смогли привыкнуть в Британии?

— К левостороннему движению! Мне кажется, я никогда в жизни не осмелюсь сесть за руль. А вот геркулесовую кашу на завтрак очень люблю. В период постов готовлю ее на воде. Но англичане, кстати, плохо варят овсянку.

— На Западе сложился стереотип о русских, как о нации, швыряющейся деньгами. Вам пришлось его развенчивать?

— Когда мы только приехали в Лондон, на нас часто пытались поживиться. Действительно, считается, что у русских шальные деньги и грех этим не воспользоваться. Многие проекты так и остались в стадии проектов, потому что ушлые люди выкачали деньги из желающих попасть на западный рынок. А артистами эти русские не станут никогда — тем более, таким путем. Многие русские впихивают огромные деньги в «раскрутку» своих любовниц. На средства, которые затрачиваются на одну такую «певицу», можно было бы «раскрутить» пять мировых талантов! Они принесли бы России и славу, и деньги! Когда меня спрашивают: «Чем вы будете эпатировать публику?» — я отвечаю: «Да я не собираюсь ее эпатировать! Я буду просто петь!»

С кем живут в Москве ваши дети?

— С няней Марией Романовой, которая работает у нас много лет и стала близким человеком. Она прошла со мной огонь, воду и медные трубы, была моей поддержкой в непростом браке с Шульгиным. По образованию она актриса, из Тбилиси. Я нашла ее по объявлению, просмотрев много претенденток.

— Дети уже определились, чем хотят заниматься в жизни?

— Музыкой серьезно занимается только младший сын Сеня. Средний сын Тема будет и дальше учиться за границей. Аня хочет поступать в театральный. Она все время просит: «Только не надо мне помогать, не хочу, чтобы знали, что я ваша дочь!» Я ее не отговариваю, для женщины учиться на актрису — прекрасное гуманитарное образование. Говорю: «Поступай, пока не поступишь! У тебя есть время!» (Аня очень рано пошла в школу.) Сейчас ей 15 лет, трудный возраст. Она бывает замкнутой, стала такой недотрогой, что с ней уже не посюсюкаешься.


— Как изменилась ваша жизнь после выхода автобиографической книги «И жизнь, и слезы, и любовь», в которой вы описали все ужасы жизни с бывшим мужем Шульгиным?

— Как раз после выхода книги стали происходить позитивные перемены, она многим женщинам помогла. Я помню себя в той жизни: никому ничего не можешь рассказать, такое ощущение, что ты в тупике. С момента моего развода прошло семь лет, с Шульгиным я с тех пор не общаюсь. И дети по нему совершенно не скучают.

— После развода вы стали психотерапевтом для всей России, вас постоянно приглашали в передачи о насилии…

— И до сих пор эта тема продолжается. Я стала российским послом доброй воли Международной организации по миграции при ООН. Буду делать доклад в Австрии на форуме по противодействию торговле людьми. Моя миссия просветительская — рассказывать о современном рабстве. Раньше многие россияне уезжали работать за рубеж и попадали в сексуальное рабство. Но сегодня все изменилось: теперь в Россию стекается огромное количество людей из зарубежья в поисках лучшей жизни. Я встречаюсь с пострадавшими и хорошо понимаю женщин, которых три года держали в заточении. Ведь я сама была рабыней Шульгина в течение 10 лет!

— В чем, по-вашему, причина женской терпимости? Многие годами терпят насилие, не расторгая брак…

— Сколько страшных передач я видела о мужчинах, которые своих жен и в психушку упрятывали, и детей лишали! У меня с Шульгиным поначалу была любовь, а потом он опутал меня по ногам и рукам контрактами. Я понимала, что мне никогда в жизни не расплатиться, у меня не было ни копейки, и я даже не могла обратиться в суд, чтобы отстоять свои права. Шульгин не хотел меня отпускать. Столько времени у нас уходило на выяснение отношений с кровавыми разборками! Но я оптимистка по натуре. В какой-то момент поняла, что, рано или поздно, смогу вырваться.

— Как это произошло?

— Я несколько раз подавала на развод, он уже привык к этому. И когда в третий раз подала бумаги — он неожиданно отпустил меня из дома. И я уехала с детьми к родителям в Аткарск. Мы жили на деньги, которые я заработала за последние две недели нашей с ним совместной деятельности. Мир не без добрых людей. Юрист взялся за мое дело абсолютно безвозмездно. Я заплатила этой женщине потом какие-то мизерные деньги — их у меня тогда просто не было — и благодарна ей до сих пор за то, что она помогла мне расторгнуть рабский контракт.

— Какой совет вы можете дать жертвам домашнего насилия?

— Нужно понимать, что мужики, которые поднимают руку на женщину, как правило, боятся огласки. Они реализуют свои комплексы и очень уязвимы! Кстати, насилие часто происходит в социально благополучных семьях, за красивым фасадом. Главный совет — не бояться! Если все методы испробованы и понимаешь, что ничего изменить нельзя, — уходи!


— Какие методы испробовали вы?

— Обращалась к психологам и психотерапевтам. Ходила и к гадалкам — это была глупость, но когда нет спасения, тебя бросает из стороны в сторону. В какой-то момент я поняла, что нужно спасать детей: кем они вырастут, воспитываясь в такой нездоровой семье? Маленький Темка говорил: «Вот вырасту — и папу убью палкой!» А теперь у него — ноль реакции, если вдруг увидит фотографии Шульгина в каком-то журнале.

— Считается, что ничто в жизни не происходит случайно. Вы поняли, для чего вам была послана ситуация с Шульгиным?

— Да! Он стал для меня заземлением в период творческого становления. Находясь рядом с ним, нереально было заболеть звездной болезнью — а сейчас уже поздно! Как бы ни встречал меня тогда зал, я понимала, что дома меня ждет та-а-кое! Я была унижена и оскорблена каждую секунду. Какая уж тут звездная болезнь… Поэтому ни о чем в своей жизни я не жалею. Если бы не этот опыт, я не стала бы собой.

Юлия Румянцева, «Суббота»

Поделиться.

Комментарии закрыты