Вангелис: «Я просто приношу мелодии вам»

0

Можно ли сочинять музыку, не зная нот? Оказывается, да. Более того, при этом можно, как Вангелис, творить шедевры и быть знаменитым. И здесь заслуга не только первоклассной современной технологии, но, в первую очередь, таланта композитора.

«Меня чуть ли не привязывали к стулу»

Его полное имя звучит пышно и величественно. В нем, как и во всем греческом, звучит романтика древних мифов – Эвангелос Одиссей Папатанассиу. В качестве творческого псевдонима, понятного англоязычной публике, он выбрал сокращенную версию первого имени – Вангелис. Родился композитор 29 марта 1943 года, вырос в Афинах, где с самого детства его окружали море и роскошный огромный вечнозеленый сад. Музыкальные таланты юного Вангелиса стали очевидными уже в 4 года, а впервые его музыка прозвучала со сцены всего лишь два года спустя.

Однако, когда родители попытались дать мальчику профессиональное музыкальное образование, оказалось, что он совершенно не подчиняется формальностям, потому что упорно не желает следовать каким-либо указаниям. «Я всегда чувствовал, что мы не должны постигать тайны искусства при помощи других, потому, что наши собственные впечатления и эмоции являются куда большим учителем в мире познания прекрасного, в мире познания себя», – объясняет Вангелис. Вместе с тем, в дальнейшем он с теплотой вспоминал о своей матери, которая особенно настойчиво стремилась приохотить мальчика к игре на фортепиано: «Меня чуть ли не привязывали к стулу перед инструментом – как Моцарта!»

После окончания школы Вангелис подхватил «вирус» битломании, нещадно терзавшей тогда мир, и вместе с несколькими товарищами организовал группу Formynx. Итог закономерен – первая в Греции настоящая рок-группа собирала на стадионах тысячи музыкальных фанатов! В ее репертуаре был, впрочем, не только рок-н-ролл – нашлось место и обработкам греческих мелодий и эстрадных номеров из репертуара Фрэнка Синатры.

В 1968 году фашистский путч «черных полковников» застал Вангелиса в Париже, где он со своими друзьями Демисом Руссосом и Лукасом Сидерасом грыз гранит науки в стенах Сорбонны. Решение не возвращаться на родину было принято единогласно. Но оставшееся патриотами Греции трио решило вписать имя родной страны в историю музыки: так родилась новая группа, названная «Дети Афродиты». Вангелис взял на себя сочинение музыки и клавишный аккомпанемент, его друг Демис Руссос отвечал за вокал, а скромный Лукас ограничился ролью гитариста.

На первый взгляд грядущую популярность группы предугадать было трудно. «Дети Афродиты» с самого начала взяли курс на элитарный арт-рок, популярный тогда лишь в среде эстетствующей молодежи. Однако, сладкие баллады, исполненные непривычно высоким голосом Демиса Руссоса и экзотический имидж группы, нередко представавшей перед публикой в хитонах, сделали свое дело. Первый же их альбом «Дождь и слезы» принес им мировую популярность, и в дальнейшем все выпускаемые синглы на протяжении трех лет неизменно занимали первое место в европейских чартах.

Распад группы

В 1971 году, увеличив инструментальные возможности включением в состав гитариста и ударника Силвера Кулуриса, они с явным лидерством Вангелиса записали на двойной альбом электронную ораторию «666 – Apocalypse of John». Положенный на музыку «Апокалипсис» стал одной из первых пластинок, открывших жанр электронной музыки. Используемые клавишные инструменты обеспечили мощное полифоническое звучание, дополняемое оригинальными и разнообразными вокальными эффектами. Альбом и по сей день остается главной пластинкой группы, хотя в то время его появление встретили настороженно – непривычно утяжеленное, экспериментальное звучание оттолкнуло от группы многих ее поклонников.

Сразу же после выхода альбома друзья, совершенно неожиданно для своих поклонников, принимают решение распустить группу. Причиной этого была не ссора и не финансовые дрязги – музыканты долгие годы после этого находились в приятельских отношениях. А помощь Вангелиса во многом была причиной восхождения новой звезды европейской поп-музыки Демиса Руссоса. Что до Лукаса Сидераса, то после распада группы он решил вообще уйти из музыки, устроившись на работу школьным учителем.

Вангелис же отправился в вольный полет – без денег, но с морем новых идей. И вскоре, в 1970 году, ему впервые представился случай записаться на пластинку. Первым диском молодого композитора стал саундтрек к фильму Генри Чапиера Sex Power. Начало сольной карьеры было весьма пикантным: фильм был снят в жанре «легкого порно». Сегодня, впрочем, его оценили бы скорее как эротику – красивую и грамотно снятую. А заодно и украшенную мелодиями Вангелиса.

В течение следующих двух лет он выпускает еще четыре диска – разноплановых, но одинаково провальных в коммерческом отношении экспериментальных альбома. Эти диски он подписывает именем Vangelis Papathanassiou и впоследствии категорически протестует против их выхода на CD. Лишь альбом 1973 года Earth официально вышел на компакт-диске в 1999 году, но распространялся он только на территории Греции.

Известность пришла к музыканту годом позже, когда Вангелис начинает работать с французским кинорежиссером Фредериком Россифом. Для него композитор сочинил музыку к фильму «Апокалипсис животных», в его мелодиях в полной мере проявился стиль «нового» Вангелиса – свет, гармония, тихая нежность. Именно на этом диске записана одна из самых популярных и романтических его композиций, нежная «Морская девочка», которая и сегодня остается непременным атрибутом сборников типа Romantic Collection.

В 1974 году Вангелис, ставший уже звездой мирового масштаба, перебирается из Парижа в Лондон, где его кандидатура всерьез рассматривается как возможная замена клавишника Рика Уэйкмана в группе Yes. Однако, после двух недель репетиций, Вангелис покинул их, сказав, что его музыкальная концепция слишком далека от концепции группы. Именно за эти две недели он сдружился с солистом Yes Джоном Андерсоном, что обеспечило их последующее совместное творчество.

Музыка для кино

В 1975 году Вангелис подписал контракт с компанией RCA и основал собственную студию звукозаписи Nemo Studios, которую впоследствии упоминает как свою исследовательскую лабораторию. Первый альбом, который Вангелис выпускает под лейблом RCA назывался «Рай и ад». Технорок, черпающий свои идеи в классической музыке, был подан в альбоме с блеском и отличной техникой. Музыкант играл на всех инструментах – от большого фортепиано до различных ударных приспособлений, а Джон Андерсон написал слова к песне So Long Ago So Clear и исполнил в ней вокальную партию.

Это была необычайная, выдающаяся музыка, моментально вынесшая Вангелиса на передний край популярности в США и Европе. Именно начиная с этого момента любой альбом, выпущенный композитором, моментально становился популярным и распродавался по всему миру огромными тиражами. В недоумении оставались лишь критики: каждый новый альбом Вангелиса принадлежит к совершенно новому, несвойственному ему стилю! В итоге к строптивому греку приклеили ярлык «симфонист» и на том успокоились, разом отметя в сторону все его эксперименты.

В конце 70-х – начале 80-х годов Вангелис немало времени уделяет совместным проектам. Вместе с Джоном Андерсоном он записывает четыре успешных альбома под маркой Jon And Vangelis (справедливости ради стоит сказать, что в этих дисках больше от Джона, чем от Вангелиса), издает два альбома «старинных» греческих гимнов совместно Ирэн Папас, продюссирует записи Демиса Руссоса.

В 1981 году выходит фильм «Огненные колесницы» с музыкой Вангелиса. За нее он удостоился «Оскара» и славы. К сожалению, громкий успех картины оставил в тени несколько интересных последующих работ композитора. Особенно обидно за чудесный альбом «Антарктика». Это была музыка к одноименному фильму японского кинорежиссера Кариоси Курахары. Незаслуженно забытой осталась и футуристическая музыка к фильму американского режиссера Ридли Скотта «Бегущий по лезвию», дошедшая до слушателей гораздо позже, а также звуковая дорожка к «Пропавшим без вести».

Этим Вангелис не ограничился. Музыка для театра также притягивала его, и в 1983 году он пишет мелодии для греческой трагедии «Электра». Этот спектакль поставил Михаэль Какаянис, а главную роль сыграла Ирен Папас. Постановка шла под открытым небом в греческом амфитеатре «Эпидаврос». Годом позже Вангелис так вдохновился сменой времен года, что выдал альбом «Праздники почвы».

«Мне нечего сказать о себе»

Работа в кинематографе приносила музыканту не только почести, но и некоторые проблемы. Так в 1987 году ему пришлось пройти через судебные разборки по обвинению в плагиате. Иск, предъявленный Вангелису его земляком Ставросом Логаридесом, состоял в том, что заглавная тема из «Колесниц» была копией композиции Ставроса City of Violets. Папатанассиу пришлось тащить свои синтезаторы в зал суда и с помощью их отстаивать право на собственное творчество. На протяжении 80-х и 90-х продолжали выходить сольные альбомы Вангелиса, однако музыкант не зацикливался на «электронщине» и саундтреках, а открывал для себя новые жанры. Так, например, вместе с англичанином Уэйном Иглингом он работал над постановкой балетов, а позже писал репертуар для оперной дивы Монсеррат Кабалье. В 2001-м Вангелис при поддержке НАСА и Министерства Культуры Греции в афинском храме Зевса организовал концерт, на котором представил свою хоровую симфонию Mythodea. Спустя три года музыкант вновь вернулся в кино и записал звуковую дорожку к фильму Оливера Стоуна «Александр».

Он не любит интервью. Обычно говорит: «Мне нечего сказать о себе». Но с другой стороны, читая его беседы с журналистами, вы всегда заметите глубину философских размышлений, интеллект и широчайшую сферу интересов и знаний: «Если кто-либо делает мне честь читать то, что я сказал – значит мне нужно говорить что-то такое, что мне кажется важным или значимым в моей жизни и в моем творчестве.»

Вангелис предпочитает не разделять и классифицировать свою и чужую музыку. «В моих работах есть то, что другие называют традиционными и электроакустическими пассажами, картины оживленного будущего, сакральные настроения, романтическое отчаяние, традиционные греческие корни, восточные влияния, святость и природа. Так говорят другие. Для меня это просто моя музыка». Его источниками музыкального вдохновения является все: видимое, слышимое, написанное в литературе, живописи. Он не признает коллективного творчества. Даже в сотрудничестве с другими музыкантами всегда работал один, сохраняя свою музыкальную свободу.

Его студия-лаборатория составляет всю его жизнь и почти все его естество, но при этом он всегда помнит о своей аудитории и очень внимательно, даже трепетно относится к слушателям. «Все, что я пытаюсь сделать – это позволить людям узнать, что я думаю, через мою музыку, – говорит Вангелис. – Я просто приношу мелодии вам, и вы делаете с ними, что хотите».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Muzdb.info, Greek.ru, Music Library

Поделиться.

Комментарии закрыты