Варвара Никитина: «Главное, чтобы тебя грамотно потушили»

0

Каскадёр Варвара Никитина снялась более чем в 60 фильмах. В их числе — «Зверобой», «Полицейская академия-7», «Дневной дозор», «Любовь в Большом городе-2», «Доктор Живаго», «Код Каина». Сейчас она руководит студией каскадёров Varvara-Stunt, занимается постановкой трюков.

Варвара, что повлияло на ваш выбор такой непростой профессии, как каскадёр?
Варвара Никитина: Отчасти он был предопределён рассказами дедушки о смелых, отчаянных разведчиках. Ведь он был разведчиком-диверсантом из легендарного отряда Кузнецова. А мой прадедушка работал с Феликсом Дзержинским. Вообще, тема мужества с детства культивировалась в нашей семье.

И всё-таки поступать вы пошли в Горный институт.
Варвара Никитина: В институт я поступила, чтобы не расстраивать родителей. Но уже на 1-м курсе мне попалось объявление о наборе в школу каскадёров, и я пулей туда полетела. Оказалось, что таких, как я, не меньше тысячи человек. Разумеется, столько каскадёров не нужно и шанс попасть в кино был крошечный. Счастливый случай представился, когда к нам на тренировки пришёл режиссёр Андрей Ростоцкий. В фильм «Зверобой» ему были нужны дублёрши для трюков. Я и ещё две девушки подошли ему по внешним данным. После трёх месяцев съёмок, где я прыгала, падала, дралась, я навсегда заболела кино и с удовольствием откликалась на предложения режиссёров. Но года два-три в титрах меня не указывали и денег не платили, так как девушкам на тот момент путь в профессию каскадёра был закрыт. И только когда я буквально синяками и кровью отстояла своё право на эту профессию, меня пригласили в Ассоциацию каскадёров и положили передо мной членский билет. Так я открыла девушкам путь в профессию.

Гореть в кадре приходилось?
Варвара Никитина: И не раз. Раньше для этого трюка покупалось пять слоёв одежды. Тебя сверху намазывали специальной воспламеняющейся жидкостью. Когда чувствуешь, что начинает припекать, нужно упасть, а страхующие люди должны тебя грамотно потушить. Чтобы показать, что горит девушка, волосы оставляли открытыми, почти всегда они слегка обгорали, скручивались. Приходилось потом их вычёсывать. Сейчас уже появились карбоновые костюмы — тонкие, как термобельё, — а для открытых участков тела охлаждающий гель. Раньше мы о таком и мечтать не могли. Пару лет назад на съёмках сериала «Чужая кровь» я дублировала актрису, которая играла цыганку, спасшую ребёнка из горящего дома. Посмотреть, как я работаю, приехал мой духовник отец Силуан, оказавшийся в это время неподалёку. Он меня благословил, я благополучно под аплодисменты киногруппы вышла из огня, стою разговариваю с батюшкой, рядом дежурный врач, пожарные. Знакомый актёр, увидев наше «собрание», пошутил: «Как вы сегодня подготовились. Уже и батюшку на отпевание пригласили!»

Все трюки так благополучно заканчивались?
Варвара Никитина: Увы, нет. И рёбра ломала, и пальцы. В Крыму на репетиции падения с высоты меня перекрутило, я увидела, что иду в воду плашмя, вскрикнула и прокусила себе обе щёки.

На одной из фотографий в Интернете вы сидите на шпагате на крыше движущегося автомобиля.
Варвара Никитина: Лет десять назад был период, когда трюковое кино особенно не снимали, а кушать-то хочется, и мы сделали программу «Автородео»: кроме переворотов машин, в программе была и джигитовка на автомобиле. Вместе со мной в программе участвовала ещё одна девушка-каскадёр — Марианна Боровкова. На крыше едущей машины мы садились на шпагат, делали мостики, перепрыгивали с одной машины на другую. Кстати, на одном из выступлений я не удержалась и упала. Но так как в команде каждый человек важен, я отработала номер и только в Москве выяснила, что у меня сломаны ребро и пальцы.

А с животными вам приходилось работать?
Варвара Никитина: И с собаками, и с волками, и с медведем. В фильме «Беглецы» с Петром Фёдоровым и Лизой Боярской я была и постановщиком трюков, и каскадёром. Чего только там не делали, даже с мишкой по имени Степан вместе ели крабовую палочку. Он с одной стороны, я — с другой.

Неужели вам никогда не хотелось сняться просто как актриса?
Варвара Никитина: Режиссёры мне много раз предлагали роли. Но это не моё. Мне нравится рисковать, быть героем, причём не в глазах окружающих, а в своих собственных.

Муж тоже каскадёр?
Варвара Никитина: Да, сейчас он один из ведущих постановщиков трюков в России. Мы с ним познакомились фактически на съёмочной площадке. Я была уже состоявшимся каскадёром, а он только пришёл из циркового училища. В то время вокруг меня вилась толпа поклонников из начинающих каскадёров. Любой мой трюк вызывал восторг. Но Алексей в меня по-настоящему влюбился и очень долго добивался, совершая какие-то невероятные поступки. С Алексеем мы вместе больше 20 лет, у нас дочь Маргарита. Большой плюс, что мы любим свою работу и вместе в киноэкспедициях уже полмира объездили — от Вьетнама до Парижа.

Чем занимается дочь?
Варвара Никитина: Маргарита с девяти лет активно снимается в кино. Её первая роль — в триллере Александра Стриженова «Юленька». В то время она училась в цирковом училище и самостоятельно прыгала с 3-го этажа. Она и в первых «Ёлках» снималась. Марго очень хорошо знает кино изнутри, потому что после школы успела поработать и реквизитором, и «девушкой-хлопушкой». Правда, когда она училась в школе, мы с мужем ей запретили сниматься, поставив условие: если сниматься, то только у хороших режиссёров, в полных метрах. Сейчас Маргарите 20 лет, она учится на продюсерском факультете в Институте кино и телевидения.

При такой мужественной профессии вы не потеряли женственности.
Варвара Никитина: Я считаю, что женщины в мужских профессиях не имеют права превращаться в мужчин. Тем более что женщинам-каскадёрам постоянно приходится дублировать актрис, и мы просто не можем выглядеть какими-то накачанными мужланками. В слабости наша сила!

Ирина Колпакова, «Звездный бульвар»

Поделиться.

Комментарии закрыты