Вдова актера Авилова: «Витя завоевал меня, когда муж был в море»

0

Лариса Авилова рассказала, как актер ухаживал за ней, пока муж был в рейсе, как Авилов запрещал ей работать каскадером, и о том, как первые годы в Москве приходилось жить на съемных квартирах.

— Лариса, как вы познакомились с Виктором?

— Друзья мне как-то предложили: «А не хотела бы ты пойти поработать на Одесскую киностудию?» Я согласилась и стала «хлопушкой» — объявляла дубли. Это как бы самый нижний ранг на киностудии, но без этого тоже никуда. Шел восемьдесят девятый год. Чуть позже в этом же году я познакомилась с Виктором. Нас свел общий друг Андрей Борцов, начинающий кинорежиссер, которому нужно было снять дипломную работу. Денег на это давали мало, и он стал собирать знакомых актеров, которые согласились бы сниматься за копейки. Он позвал Виктора. У меня тогда были серьезные отношения с мужчиной — я была замужем за моряком. И Витя был женат. Но все как-то закрутилось, Витя стал очень красиво ухаживать.

— Как именно ухаживал? С размахом?

— Зимой принес огромнейший букет красных роз, поставил мне на рабочее место в вазу — это первое, что я запомнила. Все стали ходить и шушукаться: «Завоевала сердце актера!» А я тогда еще не видела ни одного фильма с Витиным участием! Хотя уже вышел на экраны «Узник замка Иф». Первое, что меня поразило, — это, конечно, Витина внешность. Но я тогда на него смотрела, как на взрослого мужчину с очень большими талантами — он просто невероятно преображался на съемочной площадке, его там невозможно было узнать. Мне тогда было восемнадцать лет, Вите — тридцать шесть. Сначала я держала его на расстоянии, на приглашения сходить куда-нибудь отвечала отказом. Но мой муж уплыл в море на девять месяцев. Как потом сказал Витя, потирая руки: «Кто оставляет такую молодую девушку одну на такое время? Да еще и в Одессе!»

— Конфетно-букетная история тянулась долго?

— Этот период на самом деле продолжался целых два года — я только в 1991-м переехала к Вите в Москву. До этого он приезжал ко мне в Одессу чуть ли не каждую неделю — отыгрывал в Москве спектакль, покупал билет и «рвал когти» ко мне. Конечно, тогда мы совершенно не думали, что он причинит боль своей семье, что у меня за спиной человек, за которого я отвечаю… Мы просто окунулись с головой в чувства и думали только друг о друге — такой вот эгоизм любовников. Я тогда увлекалась конным спортом, и каскадеры взяли меня работать к себе. Мы снимали на корабле какой-то фильм о белогвардейцах: я прыгала с палубы вниз в ледяную воду на лошади. В это время прилетел Витя, пришел на съемки, увидел весь этот ужас и запретил мне работать с каскадерами. «Лара, я тобой очень дорожу и не хочу, чтобы ты вместе с этой лошадью отдала Богу душу», — сказал он.

— И вы послушались, несмотря на то, что каскадерам платили приличные деньги?

— А попробуйте его не послушаться! С одной стороны, он был добрым и любящим, но мог быть и очень жестким. В моем понимании это настоящий мужчина.

— И что же происходило дальше?

— Витя прилетал-улетал, потом Юнгвальд-Хилькевич начал снимать «Мушкетеры 20 лет спустя», и Витя поехал на съемки в Таллинн. Позвонил мне оттуда: «Прилетай, я без тебя не могу». Я купила билет, прилетела, спокойно поселилась у Вити в номере — тогда это было гораздо проще. И тут возвращается мой муж из рейса! Конечно, общие друзья рассказали ему, что у жены роман. Получилось некрасиво: все-таки мне нужно было рассказать ему об этом первой. Так вот, в номере у Авилова раздается звонок, я поднимаю трубку, а на проводе — муж. Его тоже звали Витя. Он говорит: «Ну, здравствуй, любимая!» Мол, я все знаю, никаких отмазок, приезжай домой, я жду тебя завтра в Одессе. Я объяснила Авилову, что мне нужно ехать, разруливать ситуацию, Витя пошел меня провожать. Мы плакали в аэропорту, были уверены, что все — это конец, мы потеряли друг друга.

— Судя по всему, с вашим супругом вы смогли договориться?

— Надо отдать должное моему бывшему мужу — он понимающий человек. Я объяснила ему, что все очень серьезно, что это не просто увлечение. Все было очень тяжело — наш брак ведь тоже был по любви.

— В первое время в Москве вам было, насколько я знаю, непросто.

— Да. Мы снимали квартиры, мотались по всей Москве. Витя ведь все свое имущество оставил семье — у него осталось двое детей. Этот неприкаянный период длился до 1995 года. Витя ведь еще и алименты платил, а я работать не могла, потому что была гражданкой Украины. Потом умерла Витина бабушка — она жила в двухкомнатной квартире. Там остался только его дядя преклонного возраста — мы стали жить у него, я ухаживала за стариком. Потом Витя получил квартиру от театра, в новостройках. Когда Вити не стало, я отдала эту квартиру Витиной младшей дочери.

— Когда вы узнали о страшном диагнозе?

— Когда у него начались боли, мы не сразу поняли, что это рак. У Вити ведь когда-то была травма спины — он считал, что это она его опять беспокоит. А перед гастролями в Израиле с «Мастером и Маргаритой» у него начались уже по-настоящему сильные боли. Он не спал ночами и как-то утром сказал: «Лара, у меня рак». Но на гастроли мы все-таки тогда поехали.

— Авилов был прав?

— Это был рак желудка. Поклонники собирали деньги, Вите делали очистку крови. У него день рождения был 8 августа — ему разрешили выпить безалкогольного пива, выкурить сигарету. Он был очень доволен, а 21-го числа его не стало.

— Вы поддерживаете связь с его поклонниками?

— Есть группа активных фанатов московских в количестве трех человек, они занимаются сайтом. Я с ними не очень общаюсь — они меня как-то сразу невзлюбили.

— За что?

— Они считают, что я Вите испортила жизнь, разрушив его предыдущую семью. Бывшая Витина жена Галина продолжает играть в театре, там же играет его старшая дочь. Галя сейчас делает вид, что даже не знает меня. Хотя я ей дорогу не переходила, это был выбор Вити. Мне ведь было, повторюсь, всего восемнадцать лет, а он — взрослый дядька, который все решал.

Максим Петрук,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты