Вдова Круга: Меня осуждали, что, потеряв Мишу, я снова вышла замуж…

0

Ровно шесть лет прошло с тех пор, как от рук неизвестного в собственном доме погиб шансонье Михаил Круг. До самого конца рядом с певцом оставалась его супруга Ирина. Незадолго до гибели Круг сказал Ирине: «Наконец-то я счастлив — у меня дом, семья, любимая женщина, дети, популярность, полные залы на концертах…»

— После гибели Миши, признаюсь, и сама побежала образование получать — со страху. Надо же было теперь самой детей поднимать! А потом начала петь, потому что надо было зарабатывать деньги… И начинала с Мишиных песен…

«Что, у нас в Твери своих девок нет?»

Ирина, а до знакомства с Михаилом вы были поклонницей его творчества?

— Мой первый муж любил его песни. Как-то поставил в машине только что купленную кассету: «Послушай, какой-то Круг. Так классно поет!» Я восторгов мужа не разделяла, шансон вообще не слушала, обожала Таню Буланову: мы с девчонками под нее плакали. Потом мой первый брак распался, и я, оставшись с маленькой дочкой на руках, устроилась работать в своем родном Челябинске в ресторан «Малахит» официанткой. Однажды вызывает меня директор: «Ирина, сегодня Михаил Круг дает концерт в Челябинске, вечером ужинает у нас. Надо, чтобы он хорошо покушал и остался доволен. Запомни: лук, чеснок, помидоры он не ест». Приехал Миша, я стараюсь, уношу-приношу тарелки. Неожиданно Миша мне при всех предлагает: «Хотите у меня костюмером работать?» И даже прилюдно размер моей будущей зарплаты объявляет. Сумма по тем временам была приличная. Я опешила: «Не могу поехать с вами, у меня ребенок!» Миша отвечает: «Так тем более вам деньги нужны». Но я отказалась. И Миша уехал.

— Не жалели?

— Я была в шоке. Мысли всякие в голову лезли: «Понятно, зачем ему молоденькая девчонка!» Мне тогда было всего 22 года, а разница у нас с Мишей в возрасте — 14 лет. Рассказала родителям. Мама испугалась, а отчим не поверил: «Такой известный человек тебя позвал? Бред! Ты все выдумала!» А через несколько месяцев директор мне говорит: «Круг меня уже задергал! Поедешь ты с ним или нет?» И тут уж я согласилась.

— Как вас приняли в коллективе?

— Шушукались, конечно, мол, Миша будущую жену привез. На первых же гастролях в Волгограде все ехали в микроавтобусе, а меня Миша с собой рядом в легковой машине посадил. Я чувствовала себя ужасно неловко. А Аня Лукина, она у Миши в коллективе пела, руками разводила: «Что, у нас в Твери своих девок нет?» Потом уже мы с ней подружились. И постепенно со всеми сложились хорошие отношения.

С мужем общались на «вы»

— Михаил за вами красиво ухаживал?

— Ухаживать он за мной начал только через год. Все присматривался, устраивал проверки: как я себя буду вести. Например, заболеет на гастролях — и зовет меня в номер. Я прихожу, ставлю горчичники, даю лекарства, желаю спокойной ночи и ухожу. Все говорили, что Миша в меня влюблен. Я это понимала и сама. Но хотела, чтобы он признался мне в любви: для нас, женщин, это очень важно. Он мне тоже очень нравился. Но влюбилась в него уже потом, когда, наконец-то, дождалась признания, и мы стали вместе жить. Миша привел меня в этот дом, познакомил с сыном и велел привезти из Челябинска Марину: «Дочь должна жить с нами!»

— Мама Михаила, Зоя Петровна, тоже жила с вами?

— Видите в окошке второй дом на участке? Его Миша построил для мамы. Он свою маму боготворил. Зоя Петровна в наши отношения никогда не вмешивалась. Кстати, мы с Мишей называли друг друга по имени-отчеству и на «вы».

— Почему?

— Привыкли, пока вместе работали. А потом нас обоих это забавляло. Когда мы поженились, Миша не хотел, чтобы я работала. Занималась домом и детьми, мне это нравилось. Все три этажа я убирала сама, гребла тут целыми днями, чистоту наводила. Потом, когда уже Сашей забеременела, и справляться самой стало трудно, мы взяли домработницу. Но готовила я сама. Борщ ему приходилось варить без чеснока и томатной пасты, у него на них была аллергия. Сама я чеснок обожаю, без помидоров жить не могу, а томатный сок — вообще моя страсть. Но мне Миша все это не запрещал.

Заслонил меня от пули

— Ирина, у женщин развита интуиция. У вас не было предчувствия беды?

— Волнение у меня началось еще с весны, я говорила Мише: «Наймите охрану!» Он только смеялся в ответ. Меня беспокоило, что слишком уж открыто мы живем: частые гости, двери нараспашку, даже на ночь их не закрывали. К тому же в доме шел ремонт, постоянно находились рабочие. Как-то мне приснился сон, будто в доме полно людей, кого-то оплакивают, я ищу среди них Мишу и не нахожу. Рассказала мужу — он, как всегда, отшутился: «Ирина Викторовна, значит, буду долго жить!»

— Ваш сон оказался вещим…

— Да. Преступники пробрались в наш дом и спрятались на третьем этаже. Дети спали на втором, там же был Миша — в нашей спальне. К нам как раз тогда моя мама приехала, она поднялась на третий этаж в гостевую комнату. И преступники напали сначала на нее — начали душить. Я, почувствовав неладное, поднялась наверх, увидела маму без сознания, людей в масках, закричала. Прибежал Миша, и тогда преступники начали стрелять. Мы с ним кубарем полетели по лестнице. Внизу Миша заслонил меня от пуль, а сам, раненый, упал. Я выбежала на улицу, принялась стучать к соседям: «Откройте, у меня убили всю семью!» Соседи меня пустили, а скоро туда же пришел Миша. Мы вызвали «скорую помощь», но нам ответили: «Ранение огнестрельное? Тогда звоните в милицию!» Сосед повез мужа в больницу на своей машине. Миша тогда впервые назвал меня по имени: «Ирочка, успокойся». Он больше переживал за меня, чем за себя. По дороге в больницу он и умер. Когда в наш дом вошла милиция, везде стоял запах пороха. Маму отвезли в больницу. Дети были испуганы, но не ранены — их бандиты, к счастью, не тронули.

После похорон Миши я была в панике: трое детей, Саше полутора месяцев еще не исполнилось. Я доделала ремонт в доме, но жить в нем не смогла.


— Правда ли, что Михаил был против того, чтобы вы выходили на сцену?

— При Мише я вообще к этому не стремилась, хотя петь любила. Он все шутил: «Ирина Викторовна, мечтаете о певческой карьере? Хотите, куплю вам караоке?» Первая же песня, которую я записала как певица, — «Дорога от души к душе» — попала в хит-парад радио «Шансон». Мой альбом «Тебе, моя последняя любовь» продюсировал Вадим Цыганов, с которым Миша дружил. Сейчас у меня три альбома, концерты проходят с большим успехом, меня часто приглашают на гастроли.

Верю, что он мне помогает


— Ирина, я знаю, что вы снова вышли замуж…

— Да. И многие меня за это осуждали. Но если бы эти люди представляли, как тяжело, потеряв любимого человека, жить одной! Я сумела снова полюбить. Мы с мужем купили в Москве квартиру, зарабатывали на нее потом и слезами, но все равно пришлось влезть в долги, и вот теперь в августе въезжаем. Детям нравится человек, который рядом со мной, и для меня это очень важно. Я не предавала ни Мишу, ни память о нем. Миша — лучшее, что было в моей жизни. Знаете, он часто мне снится. Всегда в белом костюме и всегда говорит: «Ирина Викторовна, я вас люблю». Думаю, Миша не хотел бы, чтобы я осталась одна, уверена: он рад за меня. В сложной ситуации я всегда мысленно обращаюсь к нему: «Михаил Владимирович, помогите!», а перед концертом прошу его дать мне силы. И верю, что Миша мне помогает…

Елена Костина, «Теленеделя»

Поделиться.

Комментарии закрыты