Вера Крыжановская: озаренная магией

0

Вера Ивановна Крыжановская – фигура в искусстве удивительная. Ее справедливо считают первой женщиной-фантастом в мировой литературе. По словам писательницы, романы ей надиктовывал дух по имени Рочестер, ее незримый наставник и учитель.

Несмотря на популярность при жизни, больше семидесяти лет Крыжановская была закрыта для читателей СССР. Идеи о реинкарнации, карме и похожие темы никак не вписывались в каноны советской идеологии.

Генеральская дочь

Вера была болезненной девочкой. Мать без конца приглашала к ней докторов и готовила отвары от кашля, приступы которого, казалось, разламывали на куски хрупкое тело ребенка. Диагноз «чахотка» в то время приговаривал человека к смертному одру, поэтому детство свое Вера Крыжановская прожила с мыслью о близкой гибели. Бессонными ночами она видела смерть — костлявую старуху с косой — у изголовья своей постели.

«По крайней мере, не скучно», — говорила Вера няне. Проснувшись однажды ночью в ожидании обычного видения — человек ко всему привыкает, даже к мыслям о скорой смерти, — она не увидела призрак. Вместо него возникла прекрасная девушка, улыбка которой излучала такое сияние, что было светло, как днем. «Где та старуха?» — спросила Вера. «Старуха с косой существует в твоем воображении, ты сама ее придумала, — сказало видение. — Смерть — это только новая жизнь, которой не нужно бояться». После этого девочка стала поправляться и поражать окружающих приступами ясновидения, которые сотрясали ее тело, примерно так же, как раньше приступы кашля. Она видела войны, походы крестоносцев и рассказывала истории: о первых христианах, о том, как их предавали публичной казни на арене с дикими львами… Ее истории изобиловали подробностями, которых никто не мог рассказать ребенку, тщательно оберегаемому от жестокостей мира. Детали и даты совпадали, когда проверяли по энциклопедиям информацию, но ведь девочка семи лет читала не очень хорошо даже по-русски, а об обязательном для дамы французском и речи не было.

Неспособная к учебе

Семейный совет постановил отдать девочку на обучение, поскольку здоровье ее больше не внушало опасений. Вера старалась избегать общества, что беспокоило ее светских родителей — сможет ли она занять достойное положение в свете? В пансионе для девочки начались «черные» дни — она была не способна запомнить элементарную информацию, даже после нескольких лет обучения практически не говорила по-французски и была не в состоянии написать мало-мальски приличное сочинение. «Что подумает ваш поклонник, — сокрушалась наставница, — если вы в любовном письме сделаете десять ошибок?» Но в итоге, терпение и мудрость учителей привели к тому, что Вера научилась общаться с подругами и совершенно утратила дар ясновидения. Правда, училась она плохо, но зато была приветлива и всеми любима.

Удивительное сочинение

Для тринадцатилетней девочки стало большим наказанием, когда ее, в очередной раз получившей «неуд» за сочинение, не отпустили на рождественские каникулы домой, а оставили в пансионе дописывать экзамен. Пролив много слез у праздничной елки, Вера уснула, а проснувшись, увидела на своем столе тетрадь с написанным ее почерком сочинением. Она получила «отлично» и институтскую премию за стиль, слог и оригинальность. Вот только совершенно не помнила, о чем было сочинение. Но, никому про это не сказав, отправилась встречать Новый год домой.

С той поры за девушкой стали замечать странности: время от времени, внезапно побледнев, она начинала что-то писать. Если попадались бумага и карандаш, то выходил роман, а если нет — она водила несуществующим карандашом по столу. Зная ее болезненность, дома не очень удивились происходящему, а в институте ей не пришлось долго учиться: отец разорился и умер, а имение пошло с молотка.

Авторитетный медиум

Все считали, что Вере повезло: едва оправившись от удара, экзальтированная бесприданница вышла замуж за богача и красавца камергера Семенова, занимавшего большой пост при канцелярии Его Императорского Величества. Муж был значительно старше ее, много работал и пользовался успехом у женщин, так что вечера восемнадцатилетняя Вера Ивановна часто проводила в одиночестве, пытаясь самостоятельно постичь истины оккультной премудрости и молясь, чтобы ей послали Учителя. Вскорости она была уже весьма авторитетным медиумом, и ее спиритические сеансы посещал даже цесаревич.

«Зовите меня Рочестер»

Однажды ночью молодая женщина увидела огненное послание: «Мистик! Подобно пловцу, борющемуся с бушующим морем, пустился ты в неизведанный океан сокровенных и страшных знаний. Среди окружающего тебя мрака в предстоящей борьбе со стихиями твоим единственным кормчим будет твоя воля, а надежда на посвящение послужит маяком, к которому ты устремишь свои усилия. Ослепительный свет высшей магии, как сияющая звезда, будет руководить тобою и озарять твой путь».

Она не очень удивилась, увидев, как из сгустившегося сумрака вышел человек в старинной одежде. «Зовите меня Рочестер!» — сказал он.

Доктор медицины Рочестер жил в середине XVI века, был алхимиком и медиумом, трагически погиб от руки завистливого собрата. Откликнувшись на предложение высших сил помочь юной оккультистке, он использовал всю свою энергию для того, чтобы материализоваться для первого свидания. Впоследствии материализации не требовалось, так как Рочестер помог ученице увидеть астральный мир и научил общаться с духами без обмороков, к которым она была склонна. Он учил Веру Ивановну тайному знанию и диктовал романы на чистейшем французском языке, которым она практически не владела. Романы потом отдавали переводить профессиональным переводчикам. Работала писательница по-прежнему — внезапно бледнея, просила: «Скорее бумагу и карандаш» — и писала очень быстро, как под диктовку, без помарок и ошибок. За полчаса исписывала до 30 страниц мелким почерком.

Почетный академик

Романы 18-летней Крыжановской начали печатать, и она быстро приобрела популярность — книги расходились миллионными тиражами. Писательская элита не считала молоденькую писательницу профессионалкой, но читатели думали иначе. Поклонники ее знаменитого пятитомного романа «Маги» дежурили у подъезда, чтобы лишний раз взглянуть на «мистическую леди». За точное описание быта древних египтян в романе «Железный канцлер Древнего Египта» французская академия удостоила ее титула почетного академика. А Российская императорская академия наук прислала почетный отзыв за достоверное описание быта и жизни чехов времен Яна Гуса. Описание похорон и гробницы царицы Хатасу не было подтверждено, поскольку сама гробница была обнаружена через 50 лет после смерти Крыжановской.

Но вот что пишет Елена Рерих в своих письмах: «О Крыжановской… могу сказать, что лучшие страницы в ее книгах записаны и составлены на основании автоматических писаний, а также видений ее слепой сестры. Так передавал мне друг ее семьи». Но Рерих уверена и в том, что Крыжановская сама, несомненно, была знакома с оккультными сочинениями, как, впрочем, и с трудами Елены Блаватской, ибо «в серии ее книг о Магах встречается место из Т. Д. (Тайная Доктрина), впрочем, может быть, это место, в свою очередь, было заимствовано Блаватской из каких-либо описаний путешествий. В конце прошлого столетия западная литература, особенно на английском языке, обогатилась немалым количеством так называемых оккультных романов, часто свидетельствующих о значительном духовном прозрении авторов. Наряду с примечательными страницами в романах Крыжановской встречается и много пошлого. Но все же я предпочитаю ее серию «Маги» многим современным романам, ибо книги эти всегда будят воображение читателя и устремляют его поверх серой обыденности к необычному и прекрасному».

Целительница

Общение с духом известного хирурга Амбруаза Паре (1510—1592) привело к тому, что Вера Ивановна хорошо изучила медицину, особенно диагностику, и вела широкую целительскую работу. В дополнение к своему лечению она рекомендовала фрагменты из «Магов», поскольку считала, что эта информация поможет расширить границы восприятия больного. Рочестера Крыжановская называла учителем и соавтором и не раз подчеркивала, что ее популярность — только его заслуга.

Ее слава как великого лекаря превосходила писательскую, но она предпочитала не распространяться об этом, считая, что истинный маг должен быть незаметным. «Я останусь в тени писательской славы — своей и Рочестера», — шутила Вера.

Предсказания

«Вы вернули многим вкус к жизни, — говорил журналист, — не отказывайте мне в интервью! Расскажите что-нибудь о своей жизни, чтобы поклонники будущего могли понять, каков образ истинного врачевателя». Вера Ивановна вежливо выпроваживала очередного посетителя, искренне считая, что все зло на земле происходит от газетчиков. «Я не буду интересовать тех, кто придет много позже меня, — сказала она как-то, — имя мое будет навеки забыто, а светлый образ лекаря искажен до почитания адских истин». Предсказания Крыжановской, сделанные в конце XIX века, отличались необычайной точностью. Она предрекла императору Николаю II Ходынку гибель от руки палача, увидела «красную чуму» в наступающем XX веке, писала, что будет стремительно меняться температура планеты и в третьем тысячелетии воды затопят землю. Говорила, что исчезнут многие физические болезни, люди научатся лечить туберкулез, но не будет спасения от сонма психических эпидемий. Тайной для нее оставалась лишь собственная жизнь…

Неизвестна точная цифра написанных писательницей произведений, говорят, что-то около 150. Точно известно лишь то, что в России можно найти около 20 романов, изданных с большими сокращениями. Еще говорят, что до революции издавалось полное собрание ее сочинений, но в «борьбе с мракобесием» было сожжено все до последней странички.

Кредит на дрова

Налаженная успешная жизнь Веры Ивановны в одночасье рухнула в революцию 1917 г. Муж ее погиб в петроградской тюрьме «Кресты», а она оказалась с дочерью в Ревеле (Таллинне) без средств к существованию.

Писательница зарабатывала на жизнь, трудясь на лесопильном заводе «Форест», что очень сильно сказалось на здоровье. Издание книг пришлось забросить, так как на это не было денег. Средств не было даже чтобы жить по-человечески. Вечерами Вера Ивановна подрабатывала… гадая на картах.

Ее снова сразил туберкулез, от которого она теперь уже не оправилась. Крыжановская скончалась 29 декабря 1924 года на руках своей дочери. Городской врач Федоров в газете «Последние известия» от 5 января 1925 года писал о последних днях своей пациентки: «Считаю нравственно обязательным подчеркнуть, насколько безразлично отнеслась состоятельная часть русского общества к болезни и крайней нужде писательницы Веры Ивановны Крыжановской-Рочестер, настолько же чутко и сердечно отнеслось эстонское "Общество борьбы с туберкулезом", открывшее по своей инициативе ежемесячный кредит в размере 2000 марок для получения продуктов в ближайшей лавке и поставившее бесплатно сажень дров. То же самое надо сказать и о городском отделе поощрения, который после кончины Веры Ивановны немедленно выдал необходимую сумму денег на приобретение приличного гроба и креста. Земля на кладбище также была предоставлена бесплатно. Нашелся священник, который безвозмездно совершил обряд погребения…»

Вера Крыжановская ошибалась, утверждая, что ее забудут. Напротив, в 1990-е гг. ее произведения обрели второе дыхание, их переиздают, и интерес публики к ним только растет.

Подготовила Анна Попенко,
по материалам «Пророки, предсказатели», «Молодежь Эстонии»

Поделиться.

Комментарии закрыты