Виктор Вержбицкий: «Мне всегда дают роли злодеев»

0

Актер рассказал о новом анимационном проекте «Сказ о Петре и Февронии», где озвучил одного из персонажей. И, конечно же, не мог не вспомнить и о «Дозорах».

Виктор Александрович, расскажите немного о своём герое. Это отрицательный или положительный персонаж?
Виктор Вержбицкий: Отрицательный. А как я могу быть положительным?! Мне дают только таких! Это бывший змей, которому отрубили голову, и он трансформируется в другие персонажи — как бы входит в их тела. В этом есть определённый интерес. Потому что зло становится не только многоликим, но ещё и артистичным — принимая обличие другого героя и делая свои грязные дела при этом. Но, как и во всякой сказке, зло будет наказано.

Вы, кажется, уже не в первый раз озвучиваете героев анимационных фильмов?
Виктор Вержбицкий: Да, у меня был небольшой опыт в нескольких мультфильмах. Один из самых удачных — «Артур и месть Урдалака», который был сделан по книжке Люка Бессона. Это признал даже сам автор. Я дублировал именно Урдалака – кстати, в оригинальной версии его озвучивал Дэвид Боуи. Когда приезжал Люк Бессон, мы с ним встречались, провели почти весь день вместе. Он был доволен моей работой.

А что сложнее: сниматься в обычных фильмах или озвучивать анимационных персонажей?
Виктор Вержбицкий: Сложнее в мультфильмах, потому что ты в первый раз видишь изображение своего персонажа, которого кто-то нарисовал. И помимо того, что есть драматургия, которую ты читаешь, нужно ещё как-то прочувствовать характер твоего героя, из рисунка найти его повадки, голос, дыхание.

Вам не обидно, что вам постоянно приходится играть злодеев?
Виктор Вержбицкий: Я не могу объяснить желания продюсеров и режиссёров, почему они на это идут. Я могу только сам себе льстить, что я это делаю хорошо. А так — конечно, хотелось бы какого-то разнообразия.

Вам, может, хочется что-то необычное сыграть?
Виктор Вержбицкий: Вы знаете, для необычного — в том разрезе, о котором мы с вами говорим — есть театр. Там поле намного шире и разнообразнее. Как такового типажа, как у меня в кино, там не существует. Ты можешь пробовать и экспериментировать. То, что касается кино — это больше искусство изобразительное, поэтому тут режиссёры пользуются твоими внешними или голосовыми данными. Или существует твой стереотип, которому они подчиняются.

У вас нет ностальгии по «Дозорам»? Всё-таки это был бестселлер, о котором говорят и сейчас.
Виктор Вержбицкий: Да, до сих пор этот фильм популярен. Вы понимаете, что касается «Дозоров», то такой успех не прогнозировался, и мы никак не предполагали, что это будет настолько популярно.

Почему?
Виктор Вержбицкий: Потому что это было необычно для российского кинематографа — сам жанр фэнтези, хоррор. Мы были пионерами в этом жанре в отечественном кино. Поэтому ничего наперёд не загадывали. Мы так рьяно, азартно и увлечённо работали! Каждому было интересно. Было новое что-то для операторов, режиссёра, для актеров — когда ты подключаешь свою фантазию. Автор, Сергей Лукьяненко, присутствовал на съёмке и даже где-то участвовал. Это был эксперимент в чистом виде: насколько получится перенести книжку на экран, оживить.

Но сказать, что ностальгирую по «Дозору» или по этому персонажу — наверное, такого нет. Прошло время, мы остались в памяти у зрителя. Может, и продолжение не получилось бы таким ярким — оно бы уже встало в разряд сериального смотрения, если бы было пять или шесть «Дозоров».

Вы в этом году сидите в приёмной комиссии в Академии кинематографического и театрального искусства. Какие у вас требования к студентам?
Виктор Вержбицкий: Я выполняю функцию только набора студентов, как вы правильно сказали — сижу в приёмной комиссии. Она у нас выездная, существует второй год. Моё мнение носит рекомендательный характер для художественного руководителя курса. Но это идёт набор людей профессиональных, не абитуриентов — они уже окончили свои ВУЗы, имеют специальное образование режиссёра, оператора, актёра и так далее. В данном случае это расширение их диапазона – своего рода повышение квалификации.

А вам самому не предлагали преподавать в этой Академии?
Виктор Вержбицкий: Предлагали, но я не смог принять это предложение.

Почему?
Виктор Вержбицкий: Необходимо полностью посвятить себя этому делу, а у меня много других проектов: роли в театре, кино. У меня просто не будет того времени, которое нужно от меня студентам.

А вы свои студенческие годы помните?
Виктор Вержбицкий: Да, конечно.

Вы же учились вместе с Тимуром Бекмамбетовым?
Виктор Вержбицкий: Да — в одно время, но на разных факультетах. Он — на сценографии на художественном факультете, а я — на актёрском. Мы подружились с Тимуром во время учёбы.

Наверное, уже тогда вместе придумывали что-то интересное?
Виктор Вержбицкий: Он уже тогда проявлял режиссёрские способности, у него был интерес к этому. Мы самостоятельно, вне программы обучения, оставались — что-то придумывали, что-то делали. Много говорили на различные темы. Потом сделали интересную работу: «Жестокие игры» по Арбузову. Многие мысли, заложенные ещё во время институтских разговоров, потом, позднее, проявились во многих работах Тимура.

Вы часто бываете у себя на родине в Ташкенте?
Виктор Вержбицкий: Наездами. Там уже и родственников не осталось, и друзей немного, поэтому сейчас редко там бываю.

Я знаю, что ваши предки родом из Польши, и вы одно время хотели узнать о своих корнях. Удалось осуществить это намерение?
Виктор Вержбицкий: Пока не удалось. Мне предлагали принять участие в различных программах на телевидении, которые этим занимаются, но всё пока не получается со временем. Но надеюсь, что когда-нибудь я всё же смогу ликвидировать этот пробел.

Валерия Хващевская, «Москва. Северо-Запад»

Поделиться.

Комментарии закрыты