Виктор Тихонов: Мистер Дисциплина

0

С его именем связано рождение знаменитого прозвища сборной СССР – «Красная машина». Национальная команда Советского Союза под его руководством была практически непобедима. Всю свою жизнь этот человек посвятил хоккею, отдавая ему всего себя без остатка.

«Без болельщиков мы никому не нужны»

Родился Виктор Тихонов 4 июня 1930 года. Великая Отечественная война пощадила его самого, однако не пожалела отца, который погиб в 1942 году под Сталинградом. Так что детство Виктора Васильевича закончилось очень рано — нужно было идти работать. «Двенадцатилетним мальчишкой я уже пошел на завод. Нам совсем нечего было есть, — рассказывал Тихонов. — Я даже сознание терял от голода. Мама все твердила: “Неужели когда-нибудь настанет время, и мы сможем есть хлеба столько, сколько захотим?” Она была очень сильная духом, необыкновенно добрая женщина. Однажды собрала все свои лучшие костюмы и платья и обменяла их на мешок картошки, привезла одна, на подножке трамвая. В другой раз принесла банку сгущенки, которую нам нужно было растянуть на целый месяц. Но я ведь был еще совсем несмышленым мальчишкой, а потому не удержался, тихонько по чуть-чуть съел все за два дня. Мама меня простила и быстро забыла об этом эпизоде, а я переживал очень долго».

Как позже говорил Тихонов, он очень уставал после работы, однако, приходя после смены домой, не валился на диван, а ел и бежал обратно на улицу — летом играть в футбол, а зимой в хоккей с мячом. Хоккея с шайбой в те времена в СССР еще не знали. В 1945 году Тихонов попал в юношескую команду спортивного клуба Центрального дома Красной Армии, как раньше назывался ЦСКА. Как и многие другие отцы советского хоккея, начинал он свой путь в большой спорт с футбола. Виктор Васильевич входил в юниорскую футбольную сборную Москвы, в составе которой выиграл в 1948 году Кубок СССР.

Хоккей окончательно заменил в его жизни футбол в 1950 году. В составе хоккейной команды авиаторов он четырежды становился чемпионом СССР. Позже Тихонов перешел в «Динамо» и в 1962 году завершил карьеру игрока. Почти сразу главный тренер сборной СССР и московского «Динамо» Аркадий Чернышев пригласил его к себе помощником.

Спустя четыре года Виктор Васильевич почувствовал, что готов к самостоятельной работе и возглавил рижское «Динамо», выступающее на тот момент во второй лиге чемпионата СССР. За пять лет он вывел команду в высшую лигу, а спустя три года добился с рижанами повторения лучшего результата команды — четвертого места в чемпионате СССР. По тем временам с учетом гегемонии московских клубов это было потрясающее достижение.

В Латвии его помнят до сих пор, а тогда, когда он прогуливался по улицам Риги, для друзей гулять с ним было сущим наказанием: то и дело к Тихонову подходили болельщики, засыпали вопросами, а он обстоятельно на них отвечал. «А для кого мы играем? Для болельщиков, — объяснял тренер свое терпение. — Без них мы никому не нужны. Я помню очереди у касс стадиона “Даугава”, когда мы еще выступали в первой лиге. Люди холодными зимними ночами грелись у костров, которые разводили прямо на асфальте, чтобы утром купить билеты на матч. Такое не забывается. А мой приезд в Ригу в 2000 году? Тогда ко мне подошел пожилой латыш и сказал: “Вы так много сделали для латвийского хоккея — примите от меня этот скромный подарок”. И вручил мне красно-бело-красную кожаную кепку. Честное слово, я чуть не прослезился. Это дороже всех наград».

«Мне важно видеть глаза игроков»

Во многом те успехи произошли благодаря уникальной схеме игры, которую применял Тихонов. Хоккеисты «Динамо» играли в четыре звена и проводили на льду примерно по 50 секунд, вместо обычных в то время полутора-двух минут. Тогда это было революцией в хоккее. Все это не осталось не замеченным. Наставника несколько раз настойчиво звали в ЦСКА, но Виктор Васильевич отказывался до тех пор, пока в дело лично не вмешался председатель КГБ Юрий Андропов. В 1977 году Виктора Васильевича все-таки назначили главным тренером Центрального спортивного клуба армии. С тех пор ЦСКА не знал себе равных на просторах Советского Союза.

Работая в этой команде, Тихонов возглавлял параллельно сборную команду СССР. Список его достижений на этом посту более чем внушителен. В этот период она выигрывала все, что только можно было, и даже по нескольку раз. Команда трижды становилась чемпионом Олимпийских игр. Лишь однажды на главных стартах четырехлетия была допущена обиднейшая осечка. В 1980 году на XIII Олимпийских играх в Лейк-Плэсиде сборная США, составленная из игроков студенческих команд, невероятным образом обыграла действующих чемпионов Олимпиады. Виктор Тихонов был в бешенстве, обвиняя своих ведущих хоккеистов в поражении. Внук тренера, названный в честь дедушки, нынче игрок СКА, в 2008 году сказал по этому поводу: «Я даже не хочу с ним говорить про это, потому что я не знаю, насколько это болезненная тема».

Под руководством Виктора Тихонова сборная СССР еще в течение нескольких лет оставалась сильнейшей хоккейной сборной мира. Практически в том же составе советская команда выиграла в 1981 году чемпионат мира и Кубок Канады (единственный раз в своей истории), в финале обыграв канадских профессионалов со счетом 8:1.

«Вот скажите, как выиграть чемпионат мира? – спрашивал Тихонов журналистов. — Важно выжать максимум из своих хоккеистов? А как ты это сделаешь, мил человек? Суть в том, что тренер должен быть разным. Когда надо — жестким. Когда надо – добрым. В этом заключается мастерство наставника. Он не может всех любить. Тогда он ничего не выиграет. Знаете, как меня прозвали за глаза? Мистер Дисциплина. И это правда — порядок я всегда ставил во главу угла. Но вообще-то я разный. Кстати, вы обратили внимание, что все американские и канадские тренеры во время матча стоят за спинами своих ребят? А я — перед хоккеистами. Почему? Мне важно видеть глаза игроков. Я по ним все читаю».

«Каждый год я терял практически по команде»

Он требовал от хоккеистов неукоснительного соблюдения порядка. «Это при нем мы стали проводить на сборах по триста дней в году, – вспоминал советский хоккеист Сергей Гимаев. – Однако главную задачу он сумел выполнить — сборная СССР стала практически непобедимой. Он был абсолютным фанатом хоккея как на льду, так и вне его. Виктор Васильевич постоянно думал только об игре, и вся его жизнь была посвящена только этому. Этим он и отличался от всех нас, людей, головы которых, помимо хоккея, были забиты какими-то бытовыми проблемами».

Тихонов говорил, что его хоккеисты могли провести два матча подряд: «Мощь, “физика”, а мастерство какое? Ко мне на сборы приезжал Валерий Лобановский и поражался: “Я загружаю своих игроков, но ты, Виктор Васильевич!..” А без этого нельзя. Вот мы выиграли чемпионат мира — остальные сняли с нас мерку. В следующем году, значит, я обязан был изобрести что-то новое.

Нельзя на одной пятерке выигрывать все награды в течение многих лет. Нужна вторая, третья. Все было нормально в моей сборной, в ЦСКА, пока наверху не начали делить власть. Тяжелое было время. Каждый год я терял практически по команде. В начале 90-х уезжали за океан все — и ветераны, и молодые игроки, и даже те, кто еще не оперился. Я создавал тройку, которая по мастерству должна была превзойти ларионовское звено — говорю о Сергее Федорове, Александре Могильном и Павле Буре. Но они так толком и не поиграли вместе. У меня была в архиве карикатура, где был изображен я сам в военной форме. Из прорех в мешке, на котором написано «советский хоккей», убегают игроки, спеша к золотым горам в НХЛ. Я же думаю об Олимпиаде-1992 в Альбервилле. Вы помните, как сборная — даже не СССР, а Объединенная команда, как мы тогда назывались, — выступила на зимних Играх? Мы заняли первое место! Вот так».

На XVII зимних Олимпийских играх 1994 года в Лиллехаммере сборная России под руководством Тихонова все же осталась без олимпийских наград, после чего Виктор Васильевич был вынужден уйти со своего поста, оставаясь главным тренером ЦСКА. Однако та же ситуация складывалась и у «армейцев» — некогда непобедимая команда в отсутствие сильных игроков стала проигрывать всем подряд. В июне 2003 года Тихонов вновь попробовал возглавить сборную России, но прежние методы жесткого тренера старой закалки уже не работали в современных условиях. В итоге в 2004 году он ушел сначала из сборной, а потом уже и из ЦСКА, теперь уже навсегда.

«Бобров был лучшим из лучших»

Его жена не один раз жаловалась, что любое застолье дома обязательно сводится к разговорам о хоккее. Кстати, лучшим игроком в истории хоккея среди североамериканцев Тихонов называл Уэйна Грецки. «Замечательный игрок. Очень умный. Идеально подходил бы под стиль советских команд. Было бы сказкой, если бы Гретцки играл в ЦСКА, — говорил Виктор Васильевич. – Ну а из наших выбрать невозможно. Хотя все же назову Всеволода Боброва. Знаете, почему? Он играл в футбол — и стал звездой. Он играл в хоккей с мячом — и стал звездой. Он играл в хоккей — и стал звездой. Он стал тренером, и тоже был звездой. Я никогда в жизни не видел столь разностороннюю личность. Определенно, Бобров был лучшим из лучших».

Рассказывают, что до того, как у Тихонова в силу возраста возникли серьезные проблемы со здоровьем, он работал практически без передышек. «Виктор Васильевич был трудоголиком, – рассказал тренер Сергей Михалев. – Он постоянно был чем-то занят. Регулярно записывал какие-нибудь хоккейные идеи в блокнот. Вся жизнь его была подчинена хоккею».

Один из тренеров, работавший с Тихоновым, вспоминал, что ложился спать на базе уставшим настолько, что едва добирался до постели, а ночью мог быть еще разбужен Виктором Васильевичем: «Ну как ты можешь столько спать? Послушай лучше, что я только что придумал!» Впрочем, Тихонов как-то признался: «Да, ночью я почти не сплю. Зато днем, как кошка, использую любую возможность, чтобы вздремнуть. Закрываю глаза, когда еду в машине, могу откинуться на спинку кресла, когда остаюсь в кабинете один. Мгновенно засыпаю в самолете. А поскольку при моей работе приходилось постоянно ездить с командой по стране, таких возможностей — сколько угодно».

Тихонов до 60 лет бегал кроссы, после – по 1,5–2 километра каждый день, пока уже совсем не смог ходить из-за болезни. И до самого последнего дня не забывал о хоккее. Пока мог, он посещал хоккейные матчи и давал советы своему внуку, став ему опорой в жизни, особенно после трагедии в семье. Сын Тихонова Василий погиб в 2013 году, причиной смерти стал несчастный случай: мужчина решил срезать монтажную сетку, которой был накрыт дом, в связи с ремонтом, опасаясь квартирных воров, которые могли по ней пробраться в квартиру. Не удержавшись, он упал с высоты 4-го этажа и от полученных травм умер на месте.

В последний год Тихонов много болел, уже не мог передвигаться самостоятельно. А 24 ноября 2014 года сердце легендарного тренера остановилось. В тот день его внук почтил память деда, сыграв в матче с ЦСКА и забив две шайбы.

Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Фонтанка.Ру», «Русский курьер», «Невское время»

Поделиться.

Комментарии закрыты