Владимир Скворцов: «С женой познакомился в буфете»

0

Сериалы сделали его звездой. А до этого была премия театрального фестиваля за спектакль «ОбломоFF».

Владимир, а правда, что недавно вы нашли свой костюм генерала 1812 года, в котором когда-то снимались?
Владимир Скворцов: Приятно, что помните. Когда-то на студии «Амедиа», которая находится на Новоостаповской, снимали глобальные исторические сериалы. Например, сериал «Адъютанты любви» про наполеоновские времена. Сценарий писали мои друзья, и когда они узнали, что меня утвердили на роль французского генерала Сибори, стали писать мне для каждой серии самые лучшие среди всех героев истории. Так что мне было, что играть, хотя роль изначально должна была быть небольшая. А недавно я приехал на эту студию и вдруг обнаружил в костюмерной свой генеральский костюм. Он до сих пор висит там в гардеробе, и его до сих пор сдают в аренду. А ведь ему уже 10 лет.

Я, правда, никогда в жизни не думал, что буду героем боевиков. Но это так затягивает! Начинаешь учиться совершенно чуждым тебе вещам: я даже какие-то каскадерские трюки освоил. Со мной специально боксом занимались. И притом, что я ненавижу водить машину, окончил курсы экстремального вождения. Так что падал, дрался и гонял сам.

Когда вы выходите сейчас на улицу и вас узнают, вам это нравится или утомляет?
Владимир Скворцов: Меня не особенно это утомляет – кепочку нацепил, очки, и все. Когда я ставил первый спектакль, мы собрались – люди, у которых не получилось, но мы объединились, сделали рывок и… произошло. Спектакль удался, получил призы, вырвал нас из полной неизвестности. Так что я не страдаю сейчас, когда меня узнают на улице.

Вы уже давно работаете в театре Калягина, но не в труппе, а «приходящим» артистом. Почему, вам надоел театр?
Владимир Скворцов: Как он может надоесть? Театр должен обязательно быть у любого актера. Мне интереснее стало самому ставить спектакли. Раньше раз в два года я ставил их просто для своего удовольствия (последний был для нижнетагильского театра – «Мы нижеподписавшиеся»), а сейчас мне захотелось автономии. И возник «Скворцов–театр». И в нем первый спектакль – «Шекспир. Монологи».

Режиссер – вы, играете тоже вы?
Владимир Скворцов: Ну да.

Что сложнее – театр или кино?
Владимир Скворцов: Кино. Потому что, если ты правильный артист, ты не можешь без расслабона – просто иначе не выжить. И при этом ты всегда должен быть готов мгновенно сосредоточиться и быть в тонусе дублей двадцать. Я очень спорю с людьми, считающими, что работа в сериалах – халтура. Когда снимался в сериале, то жил в поездах: приезжал вечером на спектакль в Москву – и ночью обратно, на съемки в Питер. Общение с мамой и женой – только по телефону. В группе видели, что это для меня очень сложно, щадили.

Каким образом?
Владимир Скворцов: Выключали мобильные телефоны на съемках. Не могу сниматься, когда кто-то рядом пишет SMS’ки. И сейчас я ставлю условие: при мне на площадке пользоваться телефонами нельзя. Кино – это, конечно, не актерское искусство, режиссер и оператор нас там полностью «делают».

Чем занимаетесь сейчас?
Владимир Скворцов: Работаю с Лорой Квинт. Она написала ораторию «Страсти по корриде» на стихи Евтушенко. Премьера только что состоялась в консерватории. Я там чтец, и для меня это впервые. Когда играют два объединенных оркестра, поют люди из Большого театра, выйти с ними на сцену очень волнительно. Я бы не согласился – в жизни не читал стихов, но когда-то мы играли спектакль «Коррида» в «Театре юных москвичей», и это у меня осталось в памяти.

Кто ваша супруга?
Владимир Скворцов: Театральный критик и мой летописец. Искренне считает, что я уже многого достиг в профессии. Но я так не думаю.

Где вы познакомились?
Владимир Скворцов: Впервые я увидел Леку (полное имя супруги – Леокадия), когда она курила сигару в буфете театра Калягина Et Cetera, где я работал. В 2002 году это было очень модно. Из разговора я понял, что она вовсе не гламурная дурочка, а очень глубокий человек. А поженились мы через два года. Денег почти не было, но друзья, наблюдавшие за нашим романом в театре (Лека работала в режиссерском управлении), «тихо» отметить свадьбу не дали. Гуляли прямо в театре – Эвклид Кюрдзидис предоставил свой белоснежный лимузин, весь в розах, и получилось очень красиво. В свадебное путешествие отправились на Селигер.

Как вы отдыхаете?
Владимир Скворцов: Лучший отдых – путешествия, но сейчас я не успеваю. Очень любим Венецию, там необыкновенно красивые церкви. Я, вообще-то, не воцерковленный человек, но меня оттуда не вытащишь: что ни базилика – то музей. Правда, чтобы увидеть Тициана и Тинторетто, надо бросить монетку (лучше еврик), и тогда его подсветят лампочкой – иначе темно.

Мария Анисимова, «Юго-восточный курьер»

Поделиться.

Комментарии закрыты