Владимир Данилец и Владимир Моисеенко: «Хотим показывать лишь умный юмор»

0

Народные артисты Украины Владимир Данилец и Владимир Моисеенко называют свой дуэт «Маленький смешной театр». Но для миллионов своих поклонников они навсегда останутся «Кроликами». Они работают вместе уже более тридцати лет и до сих пор остаются лучшими друзьями.

Интервью с зоотехником

Познакомились они уже более тридцати лет назад. «Мы вместе поступали в эстрадно-цирковое училище в 1978 году, — говорит Моисеенко. — Запомнилось, как всех абитуриентов завели в махонькую комнатку 3 на 3 метра, для того чтобы мы успокоились. Можете представить, как мы были спокойны — если бы кто-то из ребят дотронулся до лампочки, она бы загорелась, так мы все были наэлектризованы, переживали, психовали — там же все были и разговорники, и мимы, хореографы и вокалисты. У нас с Володей даже экзаменационные билеты были друг за другом, и мы после первого тура вышли вместе, и просто пошли ко мне обедать. Вот тогда как вышли, так до сих пор и идем уже 30 лет».

В какой-то момент будущие юмористы поняли, что это дружба на всю жизнь. «Я думаю, что это произошло после того, как Вовка вернулся из армии, — продолжает Моисеенко. — Он доучился у нас до ноября, и его призвали, а через два года, когда он вернулся, я был уже на третьем курсе, и мы встретились у нашей однокурсницы дома. Вот только увиделись, посмотрели друг на друга — и тогда это произошло».

Артисты далеко не сразу начали работать вместе, а потом уже совместное творчество изменило всю их жизнь. «У нас все начиналось сначала: мы учились по новой говорить на сцене, началось распределение ролей, — говорит Данилец. — Это было не привычно, и люди до сих пор могут подойти ко мне или к Володе и сказать: “Вот вы мне, Данилец, нравитесь, а вы — нет” — или наоборот, без разницы, я считаю, это очень бестактно. Артисты — очень ранимые люди, благо, что мы с Вовой проверены в разных ситуациях и смотрим на это спокойно. Мы давно поняли, что не стоит друг на друга дуться. Хотя каждый делает свою работу, мы работаем на результат — это же самое главное. И наш шеф Евгений Викторович много с нами работал, он старался справедливо распределить роли, работал с нами, чтобы мы, не дай Бог не завидовали друг другу».

Версий по поводу того, как в репертуаре артистов возникла миниатюра о легко усвояемой крольчатине, множество. Но есть истинная: много лет назад на капустник одной украинской газеты пришел журналист украинского радио Валерий Козловский, работавший с некоей сельскохозяйственной программой. Он принес запись на магнитной ленте интервью с зоотехником одной кролефермы. На ней живое свидетельство тому, как в течение часа журналист бился над бедным зоотехником, чтобы тот выговорил фразу: «несколько килограммов легко усвояемого мяса». И по слогам произносили, и по буквам, но как только нужно было делать чистую эфирную запись, зоотехника опять напрочь перемыкало. Все хохотали до колик, а через какое-то время эта история нашла своих исполнителей, и дальше она обрастала другими легендами.

Так Данилец и Моисеенко, собственно, и стали «Кроликами». Фанаты до сих пор носят им на сцену корзины с овощами: капустой, морковкой, зеленой ботвой. Несут и кроликов настоящих. Ребята уже могли бы открыть свою ферму и заниматься кролиководством, если бы не плотный график работы в другой сфере интересов.

Корпоративы – это целая наука

С начала 1990-х Данилец и Моисеенко работали в «Аншлаге», но потом все же ушли из этой программы. «Нас не было потом пять лет на российском рынке, российских телеканалах, — говорят юмористы. — Мы спокойно шли по Москве, нас никто не узнавал… “Кроликов” вообще не показывали. И тогда мы пришли в “Кривое зеркало”, а оно только становилось на ноги. После четвертого выпуска мы стали известными и, извините, популярными. В первую очередь “Кривое зеркало” принесло нам, да, известность. Мы итак были очень популярны на Украине, а тут — все СНГ. То, чего и хотели. И когда только показались в “Кривом зеркале”, у нас начались гастроли. Ну, на Украине ведь в принципе все умерло. Так, есть несколько артистов. Даже выдающиеся звезды не выступают нигде, пораспускали свои коллективы — ждут корпоративов каких-то, каких-то отдельных предложений».

Кстати, для юмористов выступать на корпоративах намного сложнее, чем на сцене: «Мы редко работаем на корпоративах, очень избирательно к ним относимся, потому что вести такие мероприятия — целая наука. Корпоративы хорошо вести певцам, например. Они будут петь себе, а все — плясать. Мы — артисты разговорного жанра, и вот представьте, что гости пьют, гуляют, а еще нас слушать надо. Публика выбирает “покушать и выпить”. А еще есть стереотип, что люди, смешные на экране, смешные еще где-то, в жизни — скучные. И зачастую это правда, такое нередко встречается среди наших коллег. Есть среди них даже злые артисты. А вот друзья не дадут соврать: мы не скучные».

В их работе всегда было много курьезов: «Самый главный — это когда клинит тебя на ровном месте. Работы ведь очень много, начинается она с десяти утра и заканчивается где-то в шесть-семь тоже утра. Текста — нереальное количество. И вот заклинит тебя на одном каком-то слове — не можешь говорить дальше ничего. Снимают так дублей двадцать-тридцать, а всего больше ста дублей на одну миниатюру. Это смешно, но получается смешно внутри группы».

«Вот снимали такую сцену: я вроде бы убийца, и по сюжету должен бить манекен по затылку, — говорит Моисеенко. — И вот я дубинкой замахиваюсь, чтобы двинуть как следует, а мне дали такую палку, что когда я ударил ею по башке куклу, палка-то и сломалась, а она — сидит. И после этого пауза: что дальше делать?»

НЛО над деревней

Как и многие другие артисты, Данилец и Моисеенко верят в различные приметы. Например, следующее правило: нельзя бриться перед дорогой, пути не будет. «Раньше, когда мы выезжали с концертной бригадой куда-то километров за четыреста, тщательно следили за этим, — говорит Моисеенко. — Стоило мне однажды не соблюсти этого правила, как автобус поломался! Есть еще правило — ступать на сцену только с правой ноги. Привычка эта доведена до автоматизма. И с семечками есть примета. Однажды мы выступали вместе с Игорем Димариным и Ириной Шведовой в Одессе. Собирали стадионы. И расслабились, не уследили — молодая девушка-администратор купила семечки и стала их с превеликим удовольствием лузгать. Мы увещевали: нельзя! Но напрасно. И что же? До очередного города не доехали, опять сломался автобус. А когда приехали, нас уже никто не ждал. Естественно, с деньгами пролетели».

Верят юмористы и в другие загадочные вещи. «Однажды я увидел настоящий НЛО, — улыбается Владимир Данилец. — Увы (а может быть, к счастью), меня никто не похитил. НЛО, который я видел, не пожелал вступить со мной даже в телепатический контакт. Было это в детстве. Мы гуляли во дворе, и вдруг кто-то из ребят выкрикнул: “Ракета летит!” Действительно, ракета. Вдруг она остановилась и превратилась в кольцо. Потом снова выпрямилась, затем перевоплотилась в букву “Р”. Я уже не помню точно всех фигур, но, в конце концов, от тарелки отделилась белая звездочка и пропала… Мы даже не успели испугаться».

Данилец всегда верил в существование инопланетян: «Как-то я ездил в свое родное село — на день Ивана Купалы. И то, что там увидели, поразило до глубины души: над деревней поднялся огненный шар. А через минуту в трех разных местах — зарево. Что это? Инопланетяне резвились? Пришельцы проводили эксперименты? Пока ответа нет. Может, появится в будущем». Кроме того, Данилец рассказывает, что у него часто бывают вещие сны: «На следующий день происходит все, что мне приснилось. Вещие сны у меня случались несколько раз, но расскажу вам самые яркие. Поступал я после службы в армии в Киевский институт культуры на факультет режиссуры. Конечно, все школьные знания давно вылетели из головы. Естественно, дрейфил. Особенно боялся экзамена по русскому языку и литературе. И вот в ночь перед экзаменом сплю и слышу голос. Чей и откуда — непонятно. Кто-то мне советовал: проштудируй-ка союзы и союзные слова в сложноподчиненных предложениях! Я проснулся, включил свет, раскрыл учебник… И надо же! На экзамене мне попался билет на эту тему!

Другой случай тоже связан с учебой. Перед экзаменом по режиссуре на четвертом курсе мы ставили отрывок из “Сирано де Бержерака”. А там — бой на шпагах. И вот мне снится этот самый бой, и будто у меня ломается шпага. Поломка незапланированная, но я не растерялся и кричу за кулисы: “Лебре, шпагу!” И что вы думаете? Начался экзамен, дело дошло до боя, и при первом же выпаде шпага ломается! И все — буквально как во сне. Экзамен я сдал».

Владимир Моисеенко же больше верит не в инопланетян, а в народную медицину. Однажды она ему очень сильно помогла: «Меня поставил на ноги травник. Возникли серьезные проблемы с печенью. Они и не могли не возникнуть после тяжелой и сложной “прогулки” по Днепру и Дунаю на пароходе. Это была одна из первых плавучих школ менеджмента. Менеджеры учились одной науке — как пить, не закусывая. Алкоголь лился рекой. Если бы мне пришлось сдать анализ крови, то итог был бы как в анекдоте: “в вашем алкоголе крови не обнаружено”. Но кровь, по всей видимости, еще оставалась, потому что я слег. Дело в том, что перед самым круизом я простудился, и мне вкололи антибиотик. Антибиотик, залитый спиртным, дал совсем не тот результат, который ожидался. Я весь покрылся сыпью. Мне поставили диагноз — псориаз. Выписали целую сумку таблеток. Друзья говорят: “У тебя с печенью проблемы. Представляешь, что с ней будет, когда ты съешь все эти таблетки? Поехали к травнику! Он живет недалеко, под Винницей”. Я согласился. Травник посадил меня
на строжайшую диету. Мясо можно было есть, но только кролика! Кашки — без соли. И конечно, травы. За час до еды — одну траву, за десять минут — другую… Плюс заваривал в 40-литровой посудине ворох трав, веток, цветочков 46 наименований. Я лежал в этой жидкости и обливался ею же. И так на протяжении четырех месяцев. И помогло! А ведь живого места на теле не было».

«У Comedy задача: много, быстро, смешно»

Данилец и Моисеенко признают, что юмористам сейчас на Украине очень непросто: «Ситуация сейчас какая в стране? Нас, талантливых людей, очень много, а шоу-бизнеса нет. Нет потребности в эстрадных артистах, проектов телевизионных раскрученных тоже нет. А вот в России нужны новые имена, потому и проектов много. На Украине никто никому не нужен. И разговорников нет, потому что и они не нужны».

Хотя юмористы не слишком следят за тем, что показывают по телевидению – нет на это времени: «Безусловно, есть что-то на ТВ хорошее, безусловно, есть что-то плохое… Comedy Club? Талантливые ребята, молодые, красивые, с хорошей энергетикой. Но их шоу поставили на поток, и шутки выходят все ниже, и ниже, и ниже… ниже пояса! У Comedy задача: много, быстро, смешно. Не вопрос, существует такой формат, тем более не мы его придумали.

У этого проекта немаленькая аудитория, но не надо думать, что, мол, до Comedy не было юмористов, а вот теперь взяли и появились. Велосипед никто не выдумывал: Comedy Club — типичный пример стэндап-шоу, которое существует в Америке больше 20 лет. Из него вышли замечательные актеры, Эдди Мерфи, например. Но только в Штатах для таких шоу есть специальные клубы, куда приходит специальная публика с определенной специфической, что ли, психикой. Приходишь ты, например, с женой, а тебе эти “юмористы” говорят: “Где ты, дядя, во-первых, взял такой лоховской пиджак, а во-вторых, вот эта девушка, что с тобой — ты с ней на улице познакомился? Если на улице, значит, проститутка”. И человек платит деньги, чтобы попасть в такую ситуацию. Но в США это никогда не покажут по бесплатному телевидению, это не будут смотреть дети и, в принципе, люди, которым это не нравится. Если у тебя такие “специфические” мозги, купи себе эту программу, получай удовольствие. У нас, к сожалению, можно все».

Сейчас на телевидении Данилец и Моисеенко представляют свое новое скетч-шоу «Смешнее, чем кролики»: «Такой сборник анекдотических зарисовок из жизни. Ну, он, во-первых, для людей — от мала до велика, чтобы, включив телевизор, те понимали: сейчас у них будет хорошее настроение, сейчас они получат заряд бодрости, энергии. Это программа интеллигентная, подчеркиваем это слово. В ней есть шуточки на грани, но их одна-две из сотни, это в лучшем случае — мы хотим показать умный юмор. Самое прекрасное, что, когда смотришь миниатюры, из которых построено наше скетч-шоу, не надо думать. Сидишь и отдыхаешь.

Так случилось, что в этом проекте такой состав актеров: мы с Володей — эстрадные артисты, ребята остальные — театральные, есть даже клоуны — и вот из нас каленым железом выжигают эстрадщину, из них театральщину, работаем, что называется, в чистый ноль. Плюс еще один положительный момент в этом проекте — здесь вообще нет политики. Думаем, это обусловит его долгую жизнь».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Сегодня» , «Частная жизнь», «Газета.ua»

Поделиться.

Комментарии закрыты