Ярослав Бойко: «Артист – профессия вранья»

0

На его счету уже более полусотни картин плюс ведущие роли в московском театре «Табакерка». Кроме того, за последние пару лет Ярослав Бойко прочно закрепился во всевозможных рейтингах: он и «самый обаятельный», и «секс-символ российского кинематографа», хотя сам это определение на дух не переносит.

«На мне закончилась династия военных»

Ярослав Николаевич Бойко родился 14 мая 1970г. в Киеве. Его род вышел из Западной Украины. По семейной легенде, среди прадедов были бандюганы, бойкие пацаны. Отсюда и фамилия. Себя Ярослав называет хохлом, потому что хохлы живут, где лучше, а украинцы – на Украине.

В юности Бойко даже не думал о карьере актера. Он вырос в семье военных, где даже бабушка была майором. Мечтал поступить в Суворовское училище. Когда не поступил, была настоящая трагедия. Зато в кино Бойко с пяти лет: «В мой детский сад в Киеве приехала съемочная группа. Отбирали детей для кино. Меня отобрали. Помню сколоченную из досок съемочную площадку, большие софиты, камеры, дядьки и тетки. Нас, детей, посадили на лавочку и вызывали по одному. Когда подошла моя очередь общаться, попросили рассказать какую-нибудь историю – и я выдал им нечто про моего друга Всеволода. Наши мамы были подругами. Они решили назвать детей в честь великих киевских князей – Ярослав и Всеволод… И вот рассказываю про наши похождения, вхожу в раж и начинаю потихонечку привирать. А мне говорят: “Класс, давай еще!” И меня понесло. Такого нагородил! А всем понравилось. И тут я понял, что артист – это профессия поощрения и безнаказанности вранья. В тот момент я получил микроб этого ощущения и был “отравлен кино”».

Так что по стопам родственников Бойко не пошел: «Я сходил в армию, и мне там не понравилось. Хотя пошел по доброй воле, откосить не пытался. Служил в погранвойсках на румынской границе. Банально, конечно, но ведь мы жили в другое время. Я знал, что армия – это почетная обязанность, и надо было отдать ей два года. А во дворе среди ребят вообще было все просто: кто не служил в армии, тот – третий сорт. На мне наша династия военных закончилась».

В армии, попав с простудой в лазарет, Ярослав от нечего делать начал читать и в скором времени стал настоящим книгоманом. Пока его приятели отправлялись в увольнительные или до блеска начищали ремни, Ярослав штудировал классику. «Просто выбора другой литературы там не было. В то время когда все делали дембельский альбом, я в силу своей лености не вырезал и не клеил фотографии. Вместо этого читал. Вот тогда у меня зародилась любовь к литературе. Если бы мне в то время попалась Донцова, может, сегодня все было бы совсем иначе».

В то время он уже грезил театром. Однако подобная мечта казалась недосягаемой – в школе он большую часть времени гонял мяч во дворе, из всех предметов знал на "отлично" только физкультуру, математику и географию. «Не читал ничего вообще! – рассказывает Ярослав. — В советской школе всегда был такой подход к ученикам, что если с первого класса на пять, значит, и в дальнейшем будет четыре и пять, а если тройки — то только тройки. Даже если я все выучу, выше, чем четыре с минусом, все равно не поставят, я это знал».

Драки, прогулы и прочие безобразия

Вернувшись из армии, Ярослав, по его словам, из-за лени, поступил… в механико-металлургический техникум на специальность техник-технолог порошковой металлургии. Не хотелось идти в 9 и 10 классы, да и учебное заведение находилось рядом с домом. Только на третьем курсе, когда началась практика, Ярослав осознал, что его ожидает, и бросил учебу. В Киевский театральный институт он поступил по чистой случайности. Встретил одноклассницу, которая шла поступать в театральный. Решил за компанию пойти с ней. В итоге, как обычно бывает, поступил, а подруга «провалилась».
Учиться было трудно, потому что все обучение велось на литературном украинском языке, которым Ярослав никогда не владел в совершенстве. «Полгода не мог понять, что за заведение, в которое я попал, — смеется актер. — На спектаклях обычно сидел с умным видом, а критерий оценки происходящего на сцене у меня был таков: если я не засыпал во время действия, то хороший спектакль, а если засыпал — плохой».

Однажды в Киев на гастроли приехал московский Театр им. Пушкина. Не самый лучший по тем временам, но Ярослав был поражен тем, что увидел: там даже массовка — и та играла. «После первого курса поехал в Москву, — делится актер, — попал на премьеру в “Современник”, а проходя мимо “Табакерки”, даже и не мечтал там оказаться». Решил, что на следующий год подготовится и приедет покорять столицу. Однако на собеседование в Школу-студию МХАТ он опоздал и опять, как всегда, решил: ладно, в следующий раз. Так и остался бы, наверное, навсегда в Киеве, если б не стечение обстоятельств. Первые месяцы было очень тяжело в Москве. В Киеве был налаженный быт, друзья, а тут – общежитие… «Киев — спокойно-домашний, а Москва — большой муравейник. Это рабочий город, но мне нравится. Даже в сумасшедшем ритме выкраиваю время для себя, — делится Ярослав. — Но я — киевлянин, родился там. Оттуда я в двадцать лет уходил в армию и туда после службы возвратился. Там мои друзья, мой двор… Это было, и этого не вычеркнешь. Хотя я сейчас по бумажкам москвич, российский гражданин, но как только появляется время, еду на родину».

Немало времени ушло на занятия по сценической речи. Ярослав долго не мог понять, где он говорит «не так», научился даже «чёкать» по-московски. Пока однажды, просидев в Москве безвыездно несколько месяцев, в очередной свой приезд в Киев вдруг понял, уловил ухом. На память о детстве у Бойко остался легкий выговор, который на сцене почти не слышен: гласные звуки чуть короче тех, к которым привыкли русские. Эта особенность речи придает его героям немалую притягательность: неожиданное сплетение сценического образа и голосового ритма становится иногда той козырной картой, которая помогает выиграть партию.

И все же драки, прогулы и прочие безобразия постоянно сопровождали его студенческую жизнь. Несколько раз скандалиста с треском выгоняли, но он вновь возвращался в ставшие уже родными пенаты. Табаков, подписывая очередной приказ об отчислении, вздыхал: «Через меня всякие экземпляры прошли, но чтобы и учился на ”отлично”, и был самым отъявленным хулиганом, — такого я еще не видел!» Бойко — один из немногих молодых актеров, который, будучи не с курса Олега Павловича, был приглашен им в «Табакерку», где и работает до сих пор.

Боязнь уколов

Сейчас Ярослав Бойко совмещает работу в театре со съемками в кино. Конечно же, это, как говорят в Одессе, две большие разницы. В театре актер играет здесь и сейчас. Насколько он выложился или недожал, ему тут же продемонстрировали аплодисментами или тишиной.
А кино – это очень загадочная вещь. Долго артист не мог привыкнуть к тому, что после съемок фильма порой проходит год или два – по разным причинам: монтаж, озвучивание, эфиры – жизнь уходит вперед, дети растут, а фильм только появляется на больших экранах. Ему говорят: «О, как ты там сыграл!» – «Да ведь это было два года назад!» – удивляется актер.

Фильм «В августе 44-го» сделал его известным, а сериал «Неотложка» — популярным. Сейчас Бойко — один из самых востребованных актеров. Сам же Ярослав на каверзные вопросы журналистов о том, что значит для него слава, скромно отвечает: «Мое имя…»

Кстати, при съемках в «Неотложке», посвященной жизни врачей, у Ярослава возникали проблемы – он очень боялся уколов, даже их имитации: «Клянусь, даже когда на экране вижу, как под кожу вводят иглу, от одного вида этого у меня предобморочное состояние. Однажды на гастролях в Туапсе была вынужденная экзекуция. Мы играли энергичный спектакль. На сцене артисты отжимались, подтягивались. А я перед спектаклем накупался в холодном море да еще и плохо размялся за кулисами. В результате, получил защемление позвонков. Играть надо, а у меня холодный пот градом, и ноги трясутся. За кулисами Олег Палыч, врачи. Говорят: надо колоть блокаду. А я, как пацан, закрываю глаза: “Ой, боюсь, боюсь! Колите быстрее!” Когда начал сниматься в “Неотложке”, продюсеры предложили поработать на “скорой помощи” или в больнице подежурить – вжиться в образ. Я сказал, что пробоваться не буду, уколов боюсь. Так сыграю».

Сейчас у Ярослава Бойко богатая творческая биография: он играл и маргиналов, и князей, хотя режиссеры редко идут на то, чтобы так резко менять имидж артиста. «В театре это происходит чаще, потому что поменять амплуа проще, — говорит Бойко. — Но мне повезло и с кино. Были очень интересные характерные роли. В “Теории запоя”, например, мы с Виктором Сухоруковым играли двух алкоголиков. На площадке весь реквизит был настоящим. По сюжету нам надо было сделать чудовищный коктейль – водка, пиво, текила и много еще чего. Виктор наливает все это и… останавливается. Тут режиссер, молоденькая девушка, предложила для ощущений выпить это. И тогда Виктор Иванович сказал: “Не надо – это великий самообман”. В итоге, на съемках этой картины не было выпито ни грамма алкоголя».

«Родину продам за жареную картошку»

На вопрос о своих увлечениях Ярослав отвечает коротко — спорт. Он прекрасно плавает, фехтует, играет в большой теннис, занимается боксом. Но на первом месте — обожаемый футбол, любимая команда – киевское «Динамо». Из вредных привычек Бойко выделяет одну – курит много. В кулинарных пристрастиях актер неприхотлив: «Люблю и чуть ли не родину продам за жареную картошку на копчёном сале, творожную запеканку и домашнюю квашеную капусту».

Жену актера, о которой он никогда не говорит с журналистами, зовут Рамуне Ходоркайте. Она танцовщица и хореограф, окончила Вильнюсское хореографическое училище и балетмейстерский факультет ГИТИСа. В настоящее время — солистка театра «Русский камерный балет “Москва”». Рамуне работала балетмейстером во многих московских театрах, она — доцент кафедры сценического движения Российской академии театрального искусства.

У актера двое детей: сын Максим родился в первый съемочный день сериала «Каменская», а дочь Эмилия — 17 августа 2003 года, в день 68-летия Олега Табакова, который и стал ее крестным. Времени для семьи катастрофически не хватает: когда актер уходит – дети еще спят, когда приходит – уже спят.
«Человек-гора и хулиган с очень большой буквы, но, вместе с тем, он  примерный семьянин и образец хозяйственности», — так характеризуют Ярослава Бойко гламурные издания. Ярослав очень любит свою семью, жену Рамуне. В представлении актера, главное, чтобы женщина была женщиной. А вообще у него по этому поводу нет идеала. Да и как высчитать: это идеал, это полуидеал, а это четверть? Каждую женщину Ярослав Бойко воспринимает как индивидуальность, не подтягивая ее под эталон. Люди разные, и он воспринимает их такими, какие они есть. Но все же, как киевлянин Ярослав Бойко уверен: самые красивые девушки живут на Украине.

Подготовила Лина Лисицына
по материалам «Собеседник» (http://www.sobesednik.ru), «Сайт Ярослава Бойко» ((http://www.yaroslavboiko.narod.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты