Юлиана Шахова: «Я “мягкая и пушистая”, если меня не обижать»

0

Телеведущая Юлиана Шахова, в отличие от многих своих коллег, жизнерадостная и открытая женщина. По словам ее мамы, еще с детства Юлиану называли «девочкой-солнцем», потому что она была улыбчивым и общительным ребенком.

Не доктор, как папа, а диктор, как мама

Юлиана Шахова родилась 5 августа 1968 года в Архангельске. Ей всегда нравилось ее необычное имя: «Я заметила, что во всех ранних браках — а мои родители очень рано поженились, — существует тенденция необычно называть своего ребенка. Родители выбирали мое имя из трех — Анжелика, Виктория и Юлиана. Еще рассматривалось имя Мелена, производное от Лена, в честь моего дедушки, которого звали Леонид. Кстати, на их окончательный выбор повлияло то, что в то время все очень увлекались Юлианом Семеновым, а мои родители были лично с ним знакомы — он приезжал к нам на Север. В конце концов, они остановились на Юлиане — это производное от Юля и Анна, так что можно меня называть и так, и так. Правда, в ЗАГСе очень долго отказывались регистрировать это имя. И мама специально перерыла огромное количество словарей и нашла греческое имя Юлиана, которое в переводе означает “пушистая”. Это, в общем, мне соответствует — я “мягкая и пушистая”, если меня не злить и не обижать. А мои длинные ногти были выращены уже в Москве, специально для выживания».

В детстве Юлиана была очень вредным ребенком: «Были моменты, когда меня ставили в угол, но чтобы сильно наказывали или пороли — такого не было. Например, мама готовит меня в садик, гладит платьице, а я начинаю капризничать, устраиваю истерику: “Нет, не надену это красное платюшко, хочу желтое, или не синее, а голубое!” В результате, меня легонько шлепают по попе, я проорусь, как следует, надеваю выглаженное мамой платьице и иду в садик. Потом я и сама понимала, что не права. Я первая шла мириться, понимая свои ошибки. Кстати, до сих пор я ни с кем не могу быть в состоянии конфликта. Наверное, плохо не иметь врагов, ведь они тебя закаляют».

После школы Юлиана окончила Поморский университет в Архангельске, где училась на факультете иностранных языков: «Моя мамочка в свое время тоже его заканчивала, только филологический факультет. Основными языками у меня были английский и немецкий, факультативным — норвежский. Я выбрала эту специальность, потому что закончила школу с углублённым изучением иностранных языков. Кстати, это потом не раз помогало мне в работе на телевидении. А изначально планировала идти по папиным стопам в медицину — отцу очень хотелось, чтоб я продолжила династию, но не сложилось. И мы всегда шутим на эту тему, что я поменяла букву — не стала “доктором”, как папа, а стала “диктором”, как мама.

Сначала я пробовала свои силы в Архангельске на местном кабельном телевидении, а потом мне предложили заменить мамину коллегу уже на государственном телеканале. И вот там свой первый эфир запомнила очень хорошо. Я ужасно волновалась; дело в том, что когда ты первый раз в эфире, сразу начинаешь представлять, сколько человек на тебя смотрят. А моя потенциальная аудитория тогда была – вся Архангельская область, а это два миллиона человек. Но даже когда мне невыносимо страшно, я всегда улыбаюсь. Директор увидел, что я весь эфир провела на улыбке, и ему это понравилось. Можно считать, что этот опыт был успешным. Запись этого эфира я храню, и когда меня приглашают в школу телевидения на мастер-класс, всегда показываю студентам эту кассету и рассказываю, как не надо себя вести».

«Москва позвала меня сама»

Спустя время Юлиана оказалась в российской столице: «Когда я была там на курсах повышения квалификации, мне предложили стажировку в дикторском отделе на канале РТР. Тогда я присмотрелась к городу, к его культурной жизни, особенно к театрам. Видимо, я понравилась, меня пригласили на постоянную работу. На семейном совете мы с родителями решили, что глупо отказываться — не каждый день поступают такие предложения. Так что меня Москва позвала сама, я не навязывалась, но я не жалею, я её люблю, хотя я никогда в жизни не скрывала, что провинциалка, даже горжусь этим».

Шахова быстро стала популярной телеведущей, а потому приобрела как поклонников, так и недоброжелателей: «Кому-то ты нравишься, кому-то — нет. Ты занимаешься любимым делом, стараешься делать его хорошо, естественно, имеешь своего зрителя, поклонников, но при этом ты кого-то безумно раздражаешь и своей внешностью, и своей манерой говорить. Им не нравятся уголки губ, твой сильно накрашенный рот, твой низкий, прокуренный голос… Кстати, голос у меня такой от природы. Еще в детстве, когда я подходила к телефону, и люди попадали не туда, они обычно говорили: “Извините, пожалуйста, молодой человек!” Просто я такой родилась, как мама говорит – “малюточка с басом”. Все думают, что голос прокуренный, но он не прокуренный, и такой голос может сильно раздражать, потому что он не женский. В музыке это называется “контральто”. Сейчас на телевидении уже нет моды на низкие голоса, хотя раньше, когда я училась в Школе телевидения, первым ставился голос, а сейчас все по-другому».

Большую известность Юлиана Шахова приобрела, когда ей довелось вести программу «Цена любви»: «Первые сюжеты очень сильно меня потрясали. Я приходила к подругам, начинала пересказывать – у всех волосы вставали дыбом. К тому же, я все время получала эти сценарии на ночь, после чего уже не могла уснуть. Но потом начал вырабатываться какой-то иммунитет – как у хирурга, который постоянно сталкивается с болью и кровью. Наша программа могла, наверное, усилить страхи, но могла и подсказать, как не оступиться, как не совершить зло».

Сейчас вспоминать «Цену любви» Юлиана не любит. Да и трагические истории, которые в ней рассказывались, Шахова стерла из памяти: «Убийства на почве ревности, насилие, ужас какой-то… Представьте только: каждая программа — это 36 страниц текста, которые мне как ее ведущей приходилось учить наизусть… Всего же на телеканале ТНТ было записано 150 выпусков “Цены любви”, и сразу по завершении последней записи я сказала руководству: “Ухожу, с меня достаточно”. И отдала приказ своей памяти все эти ужастики забыть, так как они совсем не то, о чем мне хотелось бы снова рассказывать людям».

Самой Юлиане также доводилось попадать в опасные ситуации: «Был у меня один юноша в студенческие годы – очень красивый, темпераментный, первый парень в институте. Ему все казалось, что его недолюбливают. Он резал себе вены, головой об стену бился до крови и писал кровью мне записки в институте на стенах. И уже финальный аккорд – когда я отказалась пойти с ним прогуляться, он прибежал к нам домой. Родители открывают дверь, а он стоит с кинжалом в руке. Там, видимо, гормоны играли. Потому что у нас не было близких отношений как у женщины с мужчиной. Меня всегда так воспитывали: девушка должна выходить замуж чистой, непорочной, надевать белую фату и стыдиться, если ты уже не девушка. А он – артистическая натура. Тем более после армии. Но он быстро успокоился, когда мама встала практически грудью на мою защиту и сказала: “Что? Я тебя сейчас в психушку отправлю, потому что ты ненормальный”. И тут его в несколько дней развернуло, и в течение месяца он женился на одной девочке. Видимо, очень испугался этой психушки.

Но это такой был шок! Ведь мы думали, что поженимся. Даже придумали имена нашим будущим детям. Потом уже мы с родителями обсуждали то, что произошло: если бы я вышла за него замуж, ему все равно бы не хватало любви. И он мог бы меня убить, прирезать».

Со своим первым мужем Виталием Юлиана рассталась, хоть тот и был отцом ее ребенка: «Я ему очень благодарна. Это была моя первая любовь, первое большое чувство! Увы, но он не выдержал испытания публичности моей профессии. Он всегда привык быть первым, а находиться в тени известной жены… Вот где надо было “включить в себе мужчину”, проявить характер, но… К сожалению, такая плата за любовь оказалась для него слишком высокой».

«Бабские принципы»

Сейчас Шахова снова замужем: «Я считаю, что это я его нашла и первой влюбилась, он считает наоборот, мы об этом частенько спорим… Но знаете, чем он меня на все сто процентов купил? Отношением к моей дочери! Он смог стать ей и другом, и союзником, он даже ревнует ее к его родному папе… Вот за это я ему очень благодарна».

Муж Юлианы Денис — компьютерный дизайнер. «Он не москвич и почти самоучка, — говорит телеведущая. — Причем до высокого уровня мастерства он дошел сам. И он никогда не говорит, когда с кем-то работает, что он муж Юлианы Шаховой. Просто мне хочется быть женой своего мужа. Я очень им горжусь. У нас с ним просто не закрывается рот, хотя он не болтун. А в первом браке мы с Виталием все время молчали.

С Денисом же мы всегда говорим, и всегда есть общие точки соприкосновения. А мне это важно! К тому же, путь к сердцу матери лежит через ребенка, а Денис стал Кате прекрасным другом. Я, может, не самая лучшая в мире хозяйка, но его никогда ничто не раздражает, он никогда со мной не ссорится, а я очень вспыльчивая, но быстро отхожу, буквально через пару минут. Денис на все это смотрит с улыбкой и всегда все мне прощает».

Юлиана никогда не швыряется тарелками: «Мои эмоции внутреннего сгорания. Я их просто выплесну – зачем бить посуду? Это неэкономно! И тридцать поцелуев взамен. Вспыхиваю, например, по поводу бытовухи. Потом вспоминаю, что человек весь в мыслях, в творчестве, и осознаю, что просто кипячусь. Да сделаю все сама, если свободна! Иногда завожусь, когда начинают выползать мои дурацкие бабские принципы.

Например, я не стираю носков и не выношу мусор. Ну, не выношу я мусор, и вовсе не потому, что мне трудно взять пакет и выбросить, а просто не женское это дело! Поэтому даже если я вижу пакет, то все равно не буду его выносить. Буду сидеть, злиться на этот мусор, а потом скажу: “Ты опять не сделал? Выноси немедленно!” И Денис просто спокойно выносит. В общем, при разных характерах мы с ним всегда в ладу друг с другом».

Шахова не считает, что у всякой любви есть своя цена, да и не нужно ради чувств чем-то в себе жертвовать, что-то в себе менять, подстраиваться под другого человека — иными словами, расплачиваться: «Учиться, конечно, никогда не поздно… Знаете, мы с моим вторым мужем нередко говорим на эту тему, да и дочка участвует в наших разговорах. Мы обсуждаем: кто-нибудь кому-нибудь чем-то обязан, если люди друг друга любят, нужна ли какая-то плата за любовь? По большому счету, конечно, нет. Это ведь твое чувство! Неси его таким, какое оно есть! Можно ведь любить и безответно, того же человека с телеэкрана, и даже не рассчитывать на взаимность, на то, что кто-то заплатит тебе сполна за твои чувства к нему…

Так вот, мой муж категорично утверждает: в семье никто никому ничем не обязан. Это, мне кажется, вообще чисто мужское современное мировоззрение. А с моей, женской точки зрения, в семье для жены самое главное — не бояться уронить корону. Потому что вчера ты для юного супруга была принцессой, он был твоим пажом, но завтра роли могут поменяться: он станет твоим королем, а ты его рабыней. Главное — не бояться этого и понимать: метаморфозы во взаимоотношениях постоянно происходят, жизнь не стоит на месте!»

Подготовила Лина Лисицына
по материалам «Русская газета» , «Вечерняя Москва» , «Правда.Ру» , «Суббота»

Поделиться.

Комментарии закрыты