Юлия Чичерина: «Творчество должно быть зубастым. Иначе – задавят»

0

Юлия Чичерина – необычная женщина и певица. Она всегда вызывала уважение у поклонников русского рока, а ее песни не оставляют без внимания слушателя. Личность Юлии для многих была и остается загадкой. Чичерина всегда разная, непредсказуемая – этим, наверное, она не устает поражать и удивлять окружающих.

«Женщина-барабанщица — отвратительное зрелище»

Юлия Чичерина родилась 7 августа 1978 года в Екатеринбурге. В детстве Юля была художницей. Она занималась в художественной школе, и папа готовил дочку к карьере архитектора. Чичериной рисовать очень нравилось, но она также хотела петь. Поэтому и решила поступить в школьный хор девочек «Горошинки». Хор получил свое название в честь красных горошин, который красовались на бантах хористок. Оказалось, что у маленькой Чичериной не было ни слуха, ни голоса: «Я пела громко, но басом и мимо нот. Моей маме всегда было стыдно на утренниках в детсаду. Тогда женщины носили норковые формовки, и шапки не снимали в обществе. Берегли. И когда я пела, а пела я громче всех, весь садик перекрикивала, моя мама шапку на лицо натягивала, потому что ей было за меня стыдно. Петь меня позже научили».

Провалившись на прослушивании, Юля очень расстроилась. Старшая сестра Чичериной, Дина, наоборот, обладала приличными музыкальными способностями, поэтому училась в музыкальной школе. Юля стала пытаться подпевать во время Дининого музицирования, вставала в уголке и потихоньку басила. Постепенно сестрам удалось разучить песню «И мой сурок со мной».

Во время школьного карантина руководительница хора, вспомнив настойчивость Чичериной, сказала: «Давай, Юля, мы возьмем тебя в хор. Мы дадим тебе красивые банты в горошек. Только ты на концерте рот открывай, но, пожалуйста, не пой!» Юля обиделась и навсегда забыла о лаврах хористки. Зато потом ее взяли в девичий ансамбль играть на барабанах. Сейчас Чичерина вспоминает об этом со смехом: «Женщина-барабанщица — это вообще отвратительное зрелище. Это смотрится нелепо, коряво и неорганично. В мире можно найти не более одной женщины-ударника, которая находится на своём месте. Когда я играла в этой группе, я была маленькой, мне было 15 лет. Обычная девчачья группа при каком-то клубе. Но было кайфово: я играла на барабанах и пела. Меня учил играть на ударных руководитель детской студии. Репетировали мы на резиновых блинах, которые называются роктоны. Ужасные сооружения! А перед концертом, на котором всё же пришлось играть на барабанах настоящих, он сводил меня на репетиционную базу “Чайфа” — благо, это было в одном районе. “Чайфы” меня тогда очаровали. Это умение я иногда применяю до сих пор, играя в рамках группы “Чичерина” на перкуссиях и погремухах».

В старших классах Юля стала учиться игре на гитаре. Когда ей показывали какой-нибудь новый аккорд, то, чтобы его запомнить, Чичерина сочиняла песню. Некоторые из сегодняшних хитов как раз оттуда.
Когда Юлия закончила школу, она решила поступить в Уральский университет на факультет искусствоведения. Прилично сдала экзамены, но «завалила» историю. Преподаватель сказал: «Вообще-то вы ответили на “4”, но для Чичериной это было только “3”». Поэтому Юля поступила в училище культуры на библиотечное отделение. 1 сентября поняла, что библиотекарем быть не сможет.
Юлия пошла к преподавателю вокала на эстрадное отделение и попросила, чтобы ее прослушали. К тому времени, благодаря занятиям со старшей сестрой, Чичерина научилась великолепно петь. Преподавательница пришла в восторг от столь ярких вокальных способностей и взяла Юлию учится к себе. Бедные родители не подозревали о том, что полгода их дочь вместо библиотечного училась на музыкальном факультете. Когда все раскрылось, они были очень недовольны.

Путешествие из Екатеринбурга в Москву

Свое существование нынешняя группа «Чичерина» начала в небольшом рок-клубе Екатеринбурга — «J 22» — в не столь далеком 1997 году. Клуб представлял из себя пристройку к институту, в которой долгое время обитали местные бомжи. Деньги на строительство будущего рок-клуба были выделены в качестве кредита клубом афганцев, с которым в то время дружила группа «Смысловые галлюцинации». Потом развернулась масштабная стройка, на которой на добровольной основе трудились музыканты многих рок-групп Екатеринбурга, их друзья и все желающие. Юля Чичерина в составе строительной бригады выполняла разные подсобные работы: красила стены, убирала мусор.

Открытие первого в Екатеринбурге рок-клуба состоялось под Новый год: в ночь на 1 января 1997 года. Событие отпраздновали шумно и весело, поэтому о многих подробностях празднества история умалчивает. Днем в клубе проходили репетиции, а вечером – концерты. Обслуживали клубный быт, опять же, все свои и снова на добровольной основе. Азат (гитарист «Чичериной»), например, работал гардеробщиком: в холодное время года во время работы клуба сидел среди верхней одежды, а ночью, когда все расходились, занимался игрой на гитаре. Бурый (тоже гитарист «Чичериной) выполнял функции звукорежиссера. Так все и началось.

28 декабря 1997 года на день рождения Дроффа (басист «Чичериной») Юля спела несколько песен под гитару. Бурый аккомпанировал. Всем очень понравилось, так что потом решили собрать группу из имеющихся в клубе музыкантов: Дрофф (бас гитара), Панцирь (ударные), Бурый (гитара) и Юля (вокал). Так Чичерина начала петь в группе, которую назвали в честь нее самой, но вовсе не из-за мании величия самой исполнительницы: «У каждого названия свои истории. Что касается нас, то название “Чичерина” родилось абсолютно случайно. Не было расчёта, что это будет самостоятельный проект, поэтому музыканты у меня просто развлекались».

За две недели после начала работы музыканты написали около семи песен. Таким составом впервые выступили в рок-клубе. Тогда это был джаз-рок: никаких драйвовых гитар. А 26 июня 1997 Юля сдавала экзамен по вокалу в училище, аккомпанировали ей, конечно же, музыканты новоиспеченного проекта «Чичерина». Юля получила пятерку. Сразу после экзамена музыкальная «банда» поехала на концерт в Театр эстрады, куда была приглашена выступить в качестве гостя на концерте – презентации альбома «Смысловых галлюцинаций». Концерт прошел на «ура».

В июне 1998 года «Чичерина» выступает в Свердловске «на разогреве» у «Мумий Тролля» и «Ляписа Трубецкого». В августе этого же года из-за неправильной финансовой политики закрывается клуб «J 22», после чего репетиции там продолжались еще месяц. Потом администрация университета закрыла группе доступ в это помещение, и наступили кризисные времена: музыканты растерялись, не знали, что делать. «Перебивались случайными заработками, искали и ждали непонятно чего», — делится воспоминаниями Дрофф.

Тогда роль директора группы выполнял некий Расул. Деньги на запись первых двух песен «Чичериной» дал именно он. Еще Расул иногда подкидывал ребятам работу, давая возможность подзаработать: расклейка афиш с выступлениями, например, Валерия Меладзе, Филиппа Киркорова и других заезжих звезд. К тому времени на радио «Пилот» начали крутить песни «Чичериной»: «Майские дожди», «40 тыс. км» и «Жару». Группа стала очень популярной в городе, но денег по-прежнему не было.
Однажды в Екатеринбург приехал Михаил Козырев из «Нашего Радио». Зашел на местную радиостанцию за перспективными новинками. Ему дали песни «Чичериной». Вернувшись в Москву, Козырев сразу запустил песню «40 тыс. км» в эфир, потом позвал группу «Чичерина» на вечеринку в клуб «16 тонн». Музыкантам оплатили дорогу из Екатеринбурга в Москву и обратно, они же решили сэкономить: поехали на поезде, хотя деньги были предусмотрены на самолет. После выступления на вечеринке группе предложили долговременный контракт. «Чичерина» перебралась в Москву, где записала несколько альбомов, – это был последний шаг к настоящему признанию группы слушателями.

Шоу-бизнес — это тяжёлая работа

В друзьях у Юлии Чичериной почти одни мужчины: «С ними проще, они не такие деланные, замороченные и хитрые, как женщины, которые всегда — потенциальные предательницы». Кстати, порой Юлия признает, что женщинам трудно быть лицом рок-группы: «Шоу-бизнес — это тяжёлая работа, которую способны выдержать далеко не все женщины. Лично у меня это получается потому, что я очень сильная. На самом деле, творчество должно быть зубастым. Иначе – задавят».
Саша Бурый, с которым Чичерина начинала петь в своей группе, однажды стал для Юлии больше, чем другом. Неудивительно, что спустя какое-то время Юля обнаружила, что беременна. «Я сразу решила, что оставлю ребенка, — вспоминает она. — Для некоторых дети — это большие проблемы, помеха карьере и прочее, но я как-то проще отнеслась к этому. Да и Саша положительно отреагировал на перспективу стать папой». У Юлии родилась дочка Майя. Первое время работать в Москве с маленьким ребенком на руках было очень трудно, но помогло то, что группа «Чичерина» быстро раскрутилась.
От своей популярности Юлия не всегда в восторге: она не любит излишнего внимания со стороны окружающих. Выходя на улицу, старается одеваться неброско, надевает что-нибудь на голову, прячется за большими темными очками. А вот дочь пошла не в маму. Майя общительная, обожает внимание окружающих и с удовольствием позирует фотографам. Она также подпевала Юлии в песне «Ветер перемен». «Она записывалась для сборника “Детский Сад. Штаны на лямках”, — рассказывает Чичерина. — И мы решили записать именно эту песню хотя бы потому, что достаточно давно поём её с Дроффом на кухонных посиделках. В оригинале в конце этой песни подпевает детский хор. Мы долго ломали голову над тем, как же нам обыграть этот момент. Поначалу действительно хотели пригласить на запись детский хор. А Майя просто тусовалась на студии, и мы, в конце концов, её задействовали. Меня даже слеза прошибала».

С мужем Чичерина рассталась и сейчас сосредоточена на воспитании дочери. «Видимо, Майя будет актрисой или певицей», — полагает Юлия, хотя вовсе не желает девочке подобной карьеры, даже подумывает о том, чтобы отдать девочку в какую-нибудь спортивную секцию, «а то она нетренированная, а поесть любит».

Сама Чичерина знает, что такое быть и певицей, и актрисой: «Я снималась в фильме Тимура Бекмамбетова “Гладиатрикс”, в сериале “Ледниковый период”. Открывать для себя что-то новое всегда интересно. А если это ещё и получается, так уж совсем замечательно. Правда, сравнивать работу в кино с пением я никогда не буду. По-моему, это разные вещи, которые интересны по-своему. Пение мне намного роднее, ведь музыкой я занимаюсь намного больше, и к тому же давно. А вот с кино у меня менее продолжительные, но, очень надеюсь, весьма перспективные отношения».

Подготовила Лина Лисицына

Поделиться.

Комментарии закрыты