Юрий Кара: «Сталин хотел в Крыму сделать Голливуд»

0

Режиссер рассказал о том, как его дочь сбрасывали на съемках в пропасть, почему Аксенов боялся приезжать в Крым и почему в его фильмах самые красивые женщины.

— В ваших фильмах очень много Крыма. Откуда эта любовь?

— В книге «Луна и грош» Сомерсет Моэм как раз разбирает похожий вопрос. Там врач один, еврей по национальности, приехал в Египет и сказал: «Я будто здесь родился». И остался там жить. Если верить людям, которые говорят о прошлых жизнях, то, вероятно, я здесь жил или здесь жили мои предки. У меня действительно какая-то генетическая любовь к этому краю, к этому климату. Он мне подходит: в меру сухой, в меру субтропический. Здесь красивая пахучая растительность. В Крыму во всех отношениях я чувствую себя комфортно.

— Когда вы приехали сюда впервые?

— В первый раз я был здесь ребенком. Было модно сюда ездить. Как в фильме «Три плюс два»: мы приехали дикарями, с палатками. Тем не менее – природа, море… А через некоторое время, когда я учился во ВГИКе и работал на студии Горького, приехал снова. Филиалом студии Горького была Ялтинская киностудия. Четыре фильма в год мы должны были снимать в Ялте, чтобы загрузить производство. Мэтрам было лень куда-то ездить и они посылали молодых. Меня в первый раз отправили туда, и я увидел способности этих людей, увидел, что они нормально, профессионально работают, ответственно подходят к делу. Сталин не дурак был, раз хотел в Крыму второй Голливуд сделать. Здесь есть практически все климатические зоны и можно снять что угодно. Я сам снимал здесь Югославию, Чечню, Магадан, сталинскую дачу в санатории «Украина» и даже Марс. И еще Испанию в фильме «Звезда эпохи», и Подмосковье — в симферопольском аэроклубе мы снимали праздник авиации для фильма «Завтра была война». Тогда меня поразило, что среди людей, которые были в массовке, некоторые были с фамилией Кара. Я понял, что мои предки отсюда.

— Как вы снимали ялтинский эпизод «Мастера и Маргариты»?

— К сожалению, это был самый простой эпизод. Воланд, недовольный Степой Лиходеевым, вышвыривает его не куда-нибудь, а в самый модный курорт Советского Союза: в Ялту. Степа, непонятно по каким измерениям перелетевший, оказывается в Ялте. Все-таки, это 30-е годы. Пришлось убирать антенны, новые катера, которые могли блеснуть не тем, чем надо. Мы расставили свою массовку в очень оригинальных костюмах 30-х годов. В общем, создали полный антураж. Думаю, Степе Лиходееву (Сергею Никоненко) было очень легко вжиться в эту атмосферу и сыграть. К сожалению, в Крыму получился только один съемочный день. Я больше планировал снимать: еще в Судаке. Но наши старания не прошли даром. Я знаю, что режиссерская группа, которая снимала после нас, использовала все наши места. И даже те три отверстия в скале, которые мы прорубили для крестов.

— Ваш крайний фильм «Гамлет» тоже снимался в Крыму…

— В Крыму есть все, даже псевдоготика. Фильм хотелось приблизить к Англии. Это все-таки Шекспир. На счастье, здесь есть Воронцовский дворец. Граф Воронцов обучался в Англии и привез оттуда архитектора. Сегодня благодаря сотрудникам музея атмосфера здорово сохранена. Конечно, мы снимали очень аккуратно. Предыдущий «Гамлет» тоже снимался здесь. Самое смешное, что съемочная группа использовала только одно место: туалет в восточном стиле, в котором Гамлет читал свой монолог «Быть или не быть». Мы же использовали практически все побережье, особенно для гонок.

— В «Гамлете» дебютировала ваша дочь. Как оцениваете ее работу?

— Один из эпизодов с ее участием — она играет Офелию — снимали на «Ласточкином гнезде». Именно там ее сбрасывают в пропасть. Были сложные каскадерские съемки. Дочери помогали каскадеры. Я считаю, что она вполне справилась с ролью. Другое дело, что у Юли тогда не было специального актерского образования. Она персонально занималась с педагогами из МХАТа. А так, Юля выпускница МГУ факультета журналистики. Работает сейчас по специальности. Ее приглашают на разные роли, но после Офелии тяжело опускаться до какого-то низкопробного сериала. Я надеюсь, что у нее еще будут достойные роли.

— Правда, что у вас в Крыму есть дача?

— Правда. Это была мамина дача. Домик находится практически в лесу. Это место, где я провожу творческие отпуска. Дороги нет и добраться туда никто, к счастью, не может. Это хорошо, потому что мне никто не мешает. Крымская природа, горный воздух, покой и тишина помогают сосредоточиться на сценарии и написать его гораздо быстрей, чем бы это получилось в Москве. Сценарии последних четырех фильмов я написал там.

— В ваших фильмах снимались самые красивые женщины. Как вам это удалось?

— Я им помогал стать красивыми. Когда я пригласил Анну Самохину, пробы многие проходили. В том числе и баронесса Гечмен-Вальдек. Правда тогда она была обычная крымская татарка. А сейчас – баронесса. Мне тогдашняя художница по костюмам сказала: «Ну чего вы стараетесь: грим ищите, костюмы. Все равно, из нее красавицу не сделаете». Мы не снимаем красавиц, мы их делаем. Это образ. Актер – одно из средств. Она же в парике была, с гримом. За костюмами я к Зайцеву ездил, к другим модельерам. В остальных фильмах она не такая эффектная. Важны усилия всей группы при создании образа, плюс работа оператора. У операторов даже анекдот есть. Один женился, а другой спрашивает: «Ну как, жена красавица?» — «Смотря как свет поставить».

— Почему в ваших фильмах так много советского?

— Мне повезло, потому что я учился у Сергея Герасимова и Тамары Макаровой. Они мне дали рекомендацию в партию. С этими мастерами в партии я бы и сейчас находился. Я никогда не отрекусь от своих учителей. Как та девочка из фильма «Завтра была война», которая не отреклась от своего отца, так и я не стану Павликов Морозовым. Герасимов умер, пришел Климов, который отрицал все, что сделал Герасимов, дескать, его идеи отжили. А мой первый фильм начинается с посвящения Сергею Герасимову. На студии сказали убрать, потому что, если узнает Климов, меня в порошок сотрут. Это было еще до моего конфликта с ним по «Мастеру и Маргарите». Я сказал, что своего духовного отца не предам.

— Какие у вас дальнейшие планы относительно Крыма? Может, новая картина?

— Да. Я сегодня как раз ездил защищать домик Чехова. Хочу снять фильм о Чехове. И его родину Таганрог, и Москву, где он работал, и Крым, где он провел последние годы. То, что существует его дом здесь – это очень важное явление для мировой цивилизации. Чехова любят и ценят во всем мире. Хочется показать писателя через наши фильмы.

— Когда мы увидим Чехова?

— Пока работаю над сценарием.

— Кто будет в роли писателя, уже придумали?

— Нет, пока думаю. Сложилось мнение, что Чехов был скучным и тщедушным. На самом деле, он был очень крепким, жизнерадостным и жизнелюбивым. В последние годы у него была чахотка. Но до этого он всю жизнь был очень энергичным, веселым, атлетичным. Хочу рассказать об этом интересном, полном жизни человеке.

Татьяна Авдашкова, Майк Львовски,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты