Жан Рено: «Я люблю жизнь, вино и женщин»

0

Его образ — романтичная небритость, скупость внешних средств выражения, спокойная уверенность, твердость, мужество, сила, скрывающая душевную слабость и одиночество, — сменил героев Делона и Депардье, Бельмондо и Габена. Жан Рено сумел сделать то, что не под силу многим европейским актерам – он пробился в Голливуд.

«Лучший киллер голубого экрана»

Жан Рено (настоящее имя Дон Хуан Морено и Хедерик Хименез) родился 30 июля 1948 года в Марокко, в Касабланке. Его родители, испанцы, следуя старинным традициям, дали ему длинное чопорное имя. И если верить тому, что имена определяют судьбу человека, то можно не удивляться его сложному и извилистому жизненному пути.
В 1960 году семья Морено переехала во Францию (причиной был деспотический режим генерала Франко). В Париже мальчик стал посещать театральную школу, через которую прошли в свое время такие звезды, как Клод Брассер, Дидье Фламан и другие. Но, несмотря на активную театральную жизнь, кинокарьера Морено не складывалась. Долгое время он оставался малоизвестным актером. Одно время он решил, что все дело в его длинном имени, а потому пытался его изменить.
Некоторое время он именовался Джонатаном Браном, но это не принесло ему популярности. Обратив внимание на то, что у большинства знаменитых актеров в имени и фамилии одинаковое число букв, Хуан долго ломал голову над своей фамилией, переставлял имена, но потом вычеркнул все, что можно было, сохранив только Хуан и Морено. Затем Хуан стал Жаном, а от Морено осталось Рено.

Поначалу ему приходилось подрабатывать, кем придется: он продавал музыкальные инструменты, был шофером, бухгалтером, служил на таможне. Тогда Жан Рено зарабатывал не более 10 долларов в день. Его первый актерский гонорар составил всего 100 долларов, хотя сейчас состояние Рено оценивается в 100 миллионов.
Его странная внешность не привлекала режиссеров, и кто знает, как сложилась бы его судьба, если бы он не повстречался с Люком Бессоном. Режиссер, будучи намного моложе Рено, нашел в нем единомышленника и друга. Образ психопатического «чистильщика», который буквально на 15 минут появляется в фильме «Никита» (1990), настолько впечатлил Бессона, что он решил разработать характер этого персонажа и посвятить ему целую картину. В «Никите» Рено впервые всерьез заявил о себе как о «лучшем киллере голубого экрана». Его персонаж — профессиональный убийца Виктор — умирал так, что ком подкатывал к горлу, а зрители утопали в слезах. Именно Виктор и породил знаменитого Леона.

«До “Никиты”, — говорит Рено, — я вообще не получал никаких предложений. А потом меня стали звать на роли чокнутых убийц. Я всем отказывал, даже Майклу Манну, который приглашал меня в “Схватку”. Это опаснейшая ловушка — играть негодяев, прежде чем тебе удалось показать им, что ты способен еще на что-то».

Дорога в Голливуд

В 1994 году выходит фильм «Леон», прославивший 45-летнего Рено. Киллер Леон оказался человеком весьма обаятельным в своей неграмотности и одиночестве. Слабость при безмерной убойной силе сделали Леона единственным другом маленькой девочки Матильды, которую блестяще сыграла Натали Портман, а Жана Рено — лауреатом Французской академии киноискусства за лучшее исполнение мужской роли. Так Люку Бессону и его звезде была открыта дорога в Голливуд.

«Впервые я побывал в США в 1986 году, — говорит Рено. — Люк должен был снимать в Майами рекламный ролик. Я не хотел сниматься в рекламе, но Люк пригрозил мне, что тогда он откажется от работы. Он пообещал, что снимет так, что лица видно не будет…
Первый раз я почувствовал, что смогу сниматься в Америке, когда мы делали “Леона”. Мы с приятелем пошли в ресторан в Лос-Анджелесе, и официант, показывая на меня пальцем, сказал: “Ни-ки-та!” Этот официант был первым человеком, который подтолкнул меня в желании делать карьеру в США».

Первой интересной ролью в Голливуде, предложенной Жану Рено, был Монткалм в «Последнем из Могикан». Но, к сожалению, в конце концов, роль досталась Патрису Шеро. «Они хотели кого-нибудь поутонченнее, — говорит актер. — В Америке очень искаженное представление о Франции. Нужно постоянно доказывать, что у тебя есть чувство юмора, потому что французов считают очень серьезными и высоколобыми. Кстати, свою первую роль я получил без помощи моего голливудского агента. Лоуренс Кэзден подбирал исполнителей-французов в комедии “Французский поцелуй”. Я прошел стандартные пробы и был взят на одну из довольно заметных ролей».

Год спустя Брайан де Пальма искал француза с запоминающейся внешностью. Он посмотрел «Последнюю битву» (1983) Люка Бессона с участием Рено и сделал вывод, что этот актер может произвести впечатление, не говоря ни слова. В общем, режиссер предложил Жану роль в своем фильме «Миссия невыполнима» (1996).

Экстремальные съемки

Внезапно обрушившаяся на Рено слава, должно быть, стала для него большим сюрпризом. Игравший крошечные роли, брошенный женой, в одиночку воспитывавший двоих детей актер в одночасье стал персоной, окруженной журналистами со всего света и осыпанной интересными предложениями. Любопытно, что сценарий знаменитого «Пятого элемента» писался Бессоном с расчетом на Жана Рено, однако продюсеры настояли на том, чтобы в картине участвовала американская звезда Брюс Уиллис. Бессон долго сопротивлялся, но вынужден был, в конце концов, согласиться на это. Но Жан Рено взял реванш год спустя, став звездой блокбастера «Годзилла» (1998), принесшего своим создателям куда больше денег, чем «Пятый элемент».

«В “Годзилле” я играю самого что ни на есть положительного крутого парня, — признается Жан Рено. — Моя задача — исправить зло, совершенное Францией во время ядерных испытаний в Тихом океане. Их взрывы разбудили Годзиллу, и теперь он отправляется стирать Нью-Йорк с лица Земли. Кстати, Франция действительно проводила испытания в Тихом океане».

Вскоре на экраны Франции вышел новый триллер с участием Жана Рено «Пурпурные реки». В этом фильме по мотивам одноименного романа актер играет опытного полицейского, который вместе с молодым напарником ведет расследование загадочной серии убийств в горах неподалеку от Гренобля. «Это были очень трудные и напряженные съемки, — вспоминает Жан Рено. — Нам было трудно физически: мы снимали в ледниках. Развязка фильма происходит на большой высоте. Мы работали в экстремальных условиях и в конце съемок были совершенно истощены».

Впервые о книге «Пурпурные реки» Рено услышал, когда снимался в «Пришельцах-2» (1999). Его коллега Кристиан Клавье показал ему этот роман: «Прочитай — не пожалеешь». Рено залпом проглотил 400 страниц. «Книга мне очень понравилась, но я и мечтать не смел о роли Пьера Нимана. А когда узнал, что Ален Голдман купил права на книгу и кинокомпания Gaumont выступает сопродюсером, я понял, что мы с “Пурпурными реками” идем курсом сближения, ведь я сотрудничаю с Gaumont более 20 лет. В общем, я предложил свою кандидатуру.

Для меня этот проект был идеальным. После фильмов, снятых в США, мне хотелось вернуться во Францию. Я не могу долго жить вдали от моей семьи и родины. Но мне хотелось вернуться в каком-нибудь по-настоящему сильном фильме. Режиссер Матье Кассовиц смог создать фильм одновременно жанровый и авторский. Я надеюсь, он вдохнул новую жизнь во французские боевики».

После этой картины Жан сыграл роль Винсента в «Ронине». Этот герой максимально соответствует тому кинообразу, который Рено старательно создавал во всех своих фильмах: молчаливый профессионал на волоске от смерти.

Где-то в то же время Жан женился во второй раз – с первой женой он расстался еще тогда, когда не был известным актером. Вторую супругу Рено звали Натали, он влюбился в нее с первого взгляда, когда увидел на Елисейских полях. Жан подошел и попросил телефон. Девушка не узнала актера и отказала. В отчаянии Рено воззвал к прохожим. После десятка розданных автографов Натали сдалась.

Их семейная жизнь все же закончилась разводом, а два года назад актер вновь связал себя узами брака: он женился на актрисе и манекенщице, франко-американке Зофии Борука. Кроме того, Жан Рено – успешный бизнесмен. Он многого добился в своей жизни, потому может спокойно говорить, расслабляясь на очередной своей вилле: «Я люблю жизнь, вино и женщин».

«Дэн Браун признался мне, что писал с меня капитана Фаша»

Жан Рено нисколько не смутился, когда картина с его участием — «Код Да Винчи» — была осуждена католической церковью: «Этот фильм – сплошная фикция. Ни разу за время съемок мы не говорили на религиозные темы. Вопреки полемике, которая развернулась после выхода книги, в картине религия не ставится под вопрос. Есть просто интересная история, и именно ее я вижу в первую очередь. Для меня это хороший триллер. И прекрасная роль, с которой я, по-моему, неплохо справился.

Вначале я не совсем представлял свою роль, потому что давно, в молодости читал о деятельности Opus Dei. Я понимал, что это должен быть человек, который свято верил в то, что делал. В его характере большое место занимают кодекс чести и моральная этика. Церковь прямо говорит: это делай, а это – ни в коем случае. На этом я и строил образ своего героя. Он расследовал дело и строил свои рассуждения на вере, а не на уверенности. И когда был предан, испытал сильнейший психологический шок, который я попробовал показать, несмотря на то, что это нетипично для голливудских фильмов. Больше всего удивило, когда Дэн Браун признался мне, что писал капитана Фаша по кличке Бык с меня. Наверное, поэтому меня так быстро пригласили на роль. И это был единственно правильный выбор».

Поговаривали, что сам Жак Ширак похлопотал, чтобы Жана Рено взяли в картину, но сам актер на это только смеется: «Я хорошо знаком с его семьей, не раз был у них в гостях. Представить, чтобы он просил продюсеров взять меня на роль, – это смешно. Знаю, что, когда режиссер приезжал в Париж для подготовки к съемкам, президент встречался с ним и говорил обо мне, – но не больше, чем как об актере. Тем более, на тот момент я уже был утвержден на роль и даже подписал контракт».

Сегодня он самый востребованный французский актер в Голливуде. «Я люблю сниматься с американцами. Впрочем, так же, как с французами или актерами других стран, — говорит на это Рено. — Полагаю, у актера не должно быть границ в выборе, где играть и делать свою карьеру. Мне повезло, что я говорю на многих языках и провел свое детство в разных странах. Это научило меня не бояться неизвестного или быть иностранцем. В Париже, Лондоне или Нью-Йорке – везде чувствую себя в своей тарелке. В нашей профессии есть одна издержка – ты не можешь быть обычным человеком. Рядом с тобой всегда есть люди, которые открывают тебе дверь машины, заказывают для тебя столики, бронируют номера, покупают билеты и много что еще. Ты больше не ходишь к любимому пекарю и не покупаешь газеты в местной лавке. И мне вот таких мелочей не хватает».

Но бросить все и забыть о суетливом Голливуде Жан Рено не собирается: «Конечно, я достаточно заработал, но не стоит измерять все деньгами. Просто я хорошо делаю свою работу – и она сообразно этому вознаграждается. И зачем мне бросать то, что люблю? Гораздо интереснее попробовать нечто новое. Удалось же мне поставить оперу во время Олимпийских игр в Турине. Руководить шестьюдесятью людьми в хоре было для меня большим стрессом, который обернулся тем, что вылез герпес, которым с детства не болел, а тут на нервной почве он дал о себе знать. Все обошлось, и даже вылилось в желание снова попробовать себя на сцене. Надеюсь, у меня получится!»

Подготовила Лина Лисицына
по материалам People’s History , «Собеседник» , RUTV.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты