Жанна Моро: «Я считалась разрушительницей семейных очагов»

0

Она воплощала в кино идеал интеллектуальной женственности
Эта актриса была символом целой эпохи не только во французском, но и в мировом кинематографе.

В театр бегала тайком
Жанна Моро родилась 23 января 1928 года в Париже, в семье управляющего пивоварней Анатоля-Дезире Моро и танцовщицы Кэтрин. Отец Жанны был французом, а ее мать – англичанкой, уроженкой графства Ланкашир. «Уже в пять лет я поняла, что окружающий мир мне не подходит. Я уже тогда хотела отличаться от других», — рассказывала Жанна. Сначала она собиралась стать балериной, как ее мать, потом скрипачкой и еще монахиней. Но в итоге предпочла актерство.
В детстве Жанне запрещали ходить в театр. «Я бегала туда тайком, — признавалась она. — Первой увиденной мною пьесой была “Антигона” Ануя, пьеса о Сопротивлении во время войны, она меня сразила. Тогда я и решила, что стану актрисой». Следуя порыву заниматься творческой деятельностью, Жанна поступила в Парижскую Высшую национальную консерваторию музыки и танца. Во время обучения в консерватории родители Моро развелись, после чего ее мама уехала в родную Англию вместе с младшей сестрой Жанны Мишель.
Моро дебютировала в театре в 1947 году в возрасте 19-ти лет, выступив на сцене в рамках Авиньонского театрального фестиваля, после чего ее зачислили в труппу знаменитого театра «Комеди Франсез». В 1949-м 21-летняя Моро впервые вышла замуж. Ее избранником стал французский актер, сценарист и режиссер Жан-Луи Ришар. В том же году Жанна дебютировала в кино – в картине «Последняя любовь». И хотя роль в этом фильме была не главной, Моро продолжила сниматься на большом экране, надеясь выйти на первый план. В это время ее основной работой все же был театр: Жанна стала актрисой Национального народного театра, где блистала в постановках пьес «Адская машина» Жана Кокто, «Пигмалион» Бернарда Шоу и других спектаклях. Но через год она покинула этот театр: «Там была та же атмосфера, что и в “Комеди франсез”: закулисные интриги, зависть, сплетни. Жерар Филип мне сказал: “Если хочешь уйти, уходи”». И она будет играть в частных антрепризах, совмещая театр с кино, со временем чаще появляясь на подмостках, чем на экране,

«На улице вдогонку мне неслись проклятия»
Жанна рано познакомилась с кинорежиссерами, которые приходили в «Комеди франсез», — Микеланджело Антониони, Орсоном Уэллсом, Жаном Эсташем. «Мне повезло — я притягивала замечательных людей. Они увлекались мною. Я для них была чем-то вроде благодатной влаги, способствовавшей всходам. Им импонировало то, что я безраздельно отдавалась в их власть и не умела отвлекаться между дублями». Оператор Анри Алекан сказал о Моро: «Она не играет. Она живет». Иные для объяснения ее состояния на съемке произносили слово «транс». Она предпочитала термин «инстинкт»: «Чтобы выразить эмоции, их надо черпать в самой жизни. Я не репетирую до изнеможения, не стараюсь заранее проникнуть в роль, я просто ее обсуждаю с режиссером и начинаю играть».
Ее внешность всегда вызывала горячие споры. Многие считали ее нефотогеничной. «У нее толстые губы, несимметричный нос, слишком маленькие уши и худые ноги, — писал один американский критик, — и несмотря на все это, мужчины подчас готовы были из-за нее расстаться с жизнью». Режиссеры были заворожены ею. Ее янтарными глазами, чувственным ртом, улыбкой, походкой. Жанна Моро воплощала не столько красоту, сколько женский соблазн. «Сама того не осознавая, она буквально источает чувственность», — сказал о ней Кирк Дуглас. Она же никогда не считала себя красивой.
Жанна играла аморальных женщин, которые шокировали Францию до прихода революционного мая 1968 года. Это были героини фильмов «Ева» Джозефа Лоузи, «Опасные связи» Роже Вадима, «Любовники» Луи Малля, «Мадемуазель» Тони Ричардсона, «Ссора» Райнера Вернера Фасбиндера. «На улице вдогонку мне неслись проклятия. А мне было наплевать. Тайны жизни я узнала от проституток, посещавших дешевый отель, в котором мы жили, когда я была маленькая. Для меня главным было работать с великими режиссерами».
Жанна Моро останется в истории кино как одна из великих соблазнительниц. Трудно перечислить все сыгранные ею роли роковых женщин. «Мой первый фильм с Жоржем Маршалом и Аннабеллой назывался “Последняя любовь”. Я уже тогда считалась разрушительницей семейных очагов», — вспоминает актриса. К тому времени она уже развелась с мужем. Ею увлекались такие знаменитые мужчины, как Луи Малль, Уильям Фридкин, Петер Хандке. У нее были дружески-любовные отношения с Франсуа Трюффо, Орсоном Уэллсом, Джозефом Лоузи. Она объясняла это тем, что режиссеры неизменно влюбляются в исполнительниц главных ролей в их фильмах, вызывая ответное чувство: «С помощью камеры они ловко проникают в наше сердце».

Муза Кардена
В 60-е годы она была довольно состоятельной, ездила на «Роллс-Ройсе», владела сельским домиком в провинции. А благодаря Пьеру Кардену стала «лицом» парижской моды. Их встреча произошла случайно. Жанна снялась у Луи Маля в «Лифте на эшафот» и «Любовниках», получила серебряную премию Каннского фестиваля за лучшую женскую роль. Её экранные образы жили в платьях от Коко Шанель. Карден был подающим надежды кутюрье, успевшим уже заявить о себе авангардными и даже скандальными, по мнению чопорного французского высшего общества, поступками. Он был «провокатором в моде, а это, знаете ли, будоражит ум и эмоции»: первый в истории моды показ прет-а-порте с дефиле прямо в помещении магазина, а не на престижном подиуме; предложение абстрактного геометрического дизайна в одежде и стиля «унисекс»; отход от традиционного представления моды, как искусства одевания женщин, и первая коллекция мужской одежды. Пьер Карден был одним из первых кутюрье, кто предложил мужчинам одежду всех цветов. Для того времени несомненно смелое решение — настоящая революция в мире моды.
Жанне для съёмок в психологической драме «Ева» Джозефа Лоузи понадобилось платье — такое же необычное и роковое, как и у героини фильма «В прошлом году в Мариенбаде». Платье от Chanel. Она решила обратиться к Коко Шанель за советом. Но в начале лета после сезонного показа модный дом Chanel закрылся на каникулы. Увидев на лице Жанны отчаянье, Коко успокоила её: «Не огорчайтесь, моя дорогая, я направлю вас к одному очень хорошему кутюрье, который хотя и молод, но подаёт большие надежды. Его имя Пьер Карден».
Так они встретились. Рассматривая уже готовую коллекцию, Моро прониклась симпатией к мастерству дизайнера и почувствовала, что влюбилась. «Можете себе представить, как забилось моё сердце, — вспоминала Жанна, — он стоял на пороге своего кабинета. Изящный, деликатный. У него были тёмные глаза, тонкие черты лица, кожа с оттенком оливы. Особенно мне понравились его руки. Это были руки артиста». И это была страсть и любовь с первого взгляда. Те же чувства возникли у него, когда глаза их встретились.
Карден был потрясён, осознав, что его посетила «сама Моро» — умная, возвышенная, чувственная женщина: «Увидев её вот так близко, я впервые в жизни почувствовал физическое притяжение. И это чувство перевернуло мою душу. Она была просто сногсшибательна. Я желал эту женщину. И был, наверное, не одинок. Потому что после фильма “Любовники”, поверьте, эту женщину желала большая часть мужчин Франции».
Чтобы «спрятать свою любовь от посторонних глаз», им приходилось встречаться подальше от восторженных парижских поклонников. Моро стала следовать за ним повсюду. Узнав, что Пьер вылетает на театральный шекспировский фестиваль в Стратфорд-на-Эйвоне, она забронировала все места на ближайшие рейсы и ждала, когда он появится в аэропорту. Карден появился в зале регистрации с зонтиком и был приятно удивлён. Затем Жанна сделала всё возможное, чтобы поселиться с ним в одном отеле в соседнем номере, и даже не распаковав вещи, тут же вышла в коридор и без колебаний постучала в его номер. Дверь сразу распахнулась, будто он только этого и ждал.
Потом были Венеция, Палермо, Пиза — места его детства. Жанна была всегда свободна в своих мыслях и поступках, но в этот момент ей хотелось смотреть на мир его глазами: «Он показал мне Италию такой, какой мог видеть её только он, благодаря своей утончённой натуре. Мы любовались темнеющей водой канала, проплывая в гондоле, которая причаливала прямо к отелю “Даниэль”. Разве можно забыть эти венецианские ночи? Эту луну над лагуной?». Скрываясь от постоянного внимания журналистов, они объехали полмира, наслаждались своей любовью и возможностью быть рядом.
Но у каждого была своя работа, свой образ жизни. Создавая эскизы будущих коллекций, Карден мог часами не выходить из кабинета. Ей тоже приходилось постоянно уезжать на съёмки. В эти годы её снимали особенно часто. Чтобы быть вместе, необходимо было искать какие-то компромиссы. Во многих фильмах с участием Моро Карден был художником по костюмам. Не раз приезжал к Жанне на съёмочную площадку и, не вмешиваясь в рабочий процесс, тихо сидел в сторонке, любуясь её игрой. А она была счастлива, что сам Пьер Карден занимался её гардеробом, и вдохновляла его на новые авангардные проекты.
Четыре года продолжался их страстный роман, но, к сожалению, не стал прелюдией новой жизни. Постепенно он перешёл в постоянный и доверительный творческий союз музы и кутюрье. «Жанна была единственной Женщиной в моей жизни, той единственной, которую я любил, — сказал Карден в одном из интервью. — И она оставалась мне верна. По крайней мере, во всём, что касается одежды от Pierre Cardin».

«Артист не должен замыкаться в одном амплуа»
Жанна занималась не только актерством, она сняла два фильма: «Свет», навеянный собственной биографией, и «Подросток», сюжет которого пришел ей в голову во время разговора с Орсоном Уэллсом: «Он посоветовал мне самой снять этот фильм. Многоопытная Симона Синьоре с интересом ждала, что у меня получится. Но в среде близких мне друзей-режиссеров мое желание снять фильм было воспринято в штыки. Трюффо решительно выступил против. Дюрас, кстати, тоже».
Она записала и много песен. Ее увлечение пением началось на репетициях спектакля «Восхитительное время» (1953). Потом Жанна часто пела в фильмах, в которых снималась. Тогда у нее был чистый, непрокуренный голос. В свободное от съемок время она записывала пластинки. И они имели успех: «Сама не знаю, зачем я выпускала музыкальные альбомы. Чаще всего это объяснялось случайными обстоятельствами, сердечным порывом. Но мои диски неплохо расходились, поэтому я продолжала в том же духе. Артист не должен замыкаться в одном амплуа. Он должен демонстрировать все свои таланты, пусть самые скромные, в живописи, литературе, пении, танцах».
В свои фильмы звезду «новой волны» звали и современные режиссеры: так, например, она снялась у Люка Бессона в «Её звали Никита» в 1990 году и у Франсуа Озона в картине «Время прощания» в 2005-м. За всю жизнь актриса сыграла в 142 лентах. А 31 июля ее не стало.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Суперстиль» (superstyle.ru), Peoples.ru, Kinoart.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты