Настя Каменских: «Часто забываю, что я артистка»

0

Певица открыто рассказала о сокровенном.

О популярности
– Я очень часто забываю, что я артистка, выступаю на сцене, у меня есть поклонники, подписчики в сосцсетях, меня узнают на улице. Я забываю об этом, когда, например, выхожу в супермаркет. Помню, однажды вбегаю я в магазин совершенно на своей расстроенной волне, вся в слезах, что-то у меня там случилось, уже не помню, что именно, быстро бросаю в корзинку какие-то продукты, которые мне были нужны, и плачу! И тут я вдруг осознаю, что на меня все смотрят, абсолютно все, а я не могу понять, почему. И только спустя еще некоторое время ко мне доходит, что все видят плачущую Настю Каменских в супермаркете! Да, я могу разрыдаться где угодно — что в этом плохого, это же эмоции.

О поклонниках
– Ко мне легко и просто можно подойти и попросить сфотографироваться или попросить автограф, я к этому очень хорошо отношусь. Но иногда я отказываю, и не потому, что такая вредная. Помню, однажды я с температурой 40 иду на концерт, и по мне прямо видно, что я заболевшая. Ну, видно же по человеку, что он болен — у него сопли, слюни текут, лицо зеленое. Именно такой я тогда и была — зеленой, еле на ногах стояла. В этот момент ко мне подходит девушка и спрашивает, можно ли со мной сфотографироваться. А я ей говорю: «Простите, но я не буду, вы же видите, в каком я состоянии». И когда я пошла дальше, я услышала в спину ее слова, смысл которых был, мол, «коза, я о тебе лучше думала». Как же невероятно мне обидно было, словами не передать.

О материнстве
– Дети — это прекрасно! И я к этому готова. Если выбирать карьеру или детей, у меня ответ однозначный. Когда вопрос стоит о детках, какая может быть карьера?

О детстве
– Когда мне было три года, я ползала не под столом, а под фортепьяно. Папа был директором хора Веревки, мама была певицей, и они хотели вложить в меня как можно больше. Сказать, что я помню свое детство — нет, я его не помню, потому что все время была на каких-то кружках. Мама у меня была очень строгой, меня никогда не колотили, но стоило ей на меня посмотреть своим взглядом — и сердце в пятки уходило. Я до сих пор помню, как холодели мои пальцы на ногах от страха садиться за фортепьяно: мама ведь знала все ноты, и ее не проведешь! Я занимала везде первые места в разных конкурсах, и если бы не стала певицей, наверное, была бы пианисткой. Но у меня нет никаких обид на маму. Я понимала тогда и понимаю сейчас, что все это было во благо. Единственное, что не могу ей простить, — это то, что она меня заставляла заниматься балетом. Представьте только: я — два метра высотой, четыре километра вширь — и балетом занимаюсь (смеется).

О выносливости
– У меня был сумасшедший опыт — шальной ритм работы. В 20 лет я могла не спать три дня, пережить восемь перелетов и несколько концертов и потом еще после них отлично так веселиться. Наш рекорд — пять перелетов, два парома и два концерта за два дня. Сейчас, в 29 лет, в плане выносливости организма все уже не так. Но сейчас мы, как дуэт «Потап и Настя», которому уже 11 лет, стали более избирательными, можем отказываться от концертов, поставив здоровье и сон в приоритете. А раньше — не могли.
У меня была история, когда я залезла под стол и рыдала со словами: «Я не выйду на пятый концерт!» Пятый за неделю в смысле. У меня подушечки ног были просто синими уже от каблуков. Как заставляли взять себя в руки? Спасались алкоголем. Возможно, потому я сейчас не пью — потому что свое уже выпила. Знаете, вот как артисты чуть-чуть, 50 граммов коньяка, перед выходом на сцену употребляют? У нас так было каждый день. Честно вам скажу: без алкоголя ты не можешь этого пережить. Психика не выдерживает.

О лишнем весе
– Я никогда об этом не задумывалась, в том числе когда надевала все эти откровенные и «обтянутые» наряды: мне казалось, что я сексуальная худая женщина (смеется). У меня было много поклонников, которые любили мою пышную красоту, и, честно говоря, это был мой теплый кисель, который я не могла покинуть. Но моменты отчаяния были, и во время одного из них я пошла к врачу. Мне посоветовали одного специалиста, который якобы кодировал от обжорства. Когда я пришла и попросила его это сделать, он рассмеялся и сказал, что он — обычный психиатр, а о такой штуке впервые слышит (смеется).
Чего я только не делала: и таблетки пила, и на диетах совершенно неправильных сидела — это когда просто ничего не есть. Но в итоге решила полностью изменить свою жизнь и попробовать то, чем никогда не занималась, — спорт. С детства я его просто ненавидела, но тут сама для себя придумала вызов. И выдержала, одолела. Теперь ни дня я не могу провести без занятий спортом. Обычно в шесть утра я уже на тренировке — или бегаю в ботаническом саду, или силовые нагрузки беру. Все это, конечно, с правильным питанием — не голоданием.

О свадьбе
– Мне однажды сказали, что счастье любит тишину, я в это верю. И это касается не только публичных людей: я советую девушкам, которые очень дорожат тем, что имеют, и они в ожидании свадьбы, деток, даже с подругами несильно об этом говорить. Со временем вы все узнаете обо мне. А сейчас пока говорить рано (улыбается).

Мария Рубан,
«Сегодня» (segodnya.ua)

Поделиться.

Ответить