Нина Еремина: «Когда звучал мой репортаж, я под стол залезла»

0

Знаменитой спортсменке исполнилось бы 85 лет

Ее знали и как баскетболистку, и как спортивного комментатора. В обеих ролях она добилась больших успехов.

«Я за сестру получала диплом»
Родилась Нина Еремина 2 ноября 1933 года в Москве. У нее была старшая сестра Надя и сестра-близнец Люся. Мама занималась их воспитанием и ведением домашнего хозяйства, а папа был уважаемый человек — врач-хирург с золотыми руками. До рождения Нины семья пережила трагедию. Умер ее брат Коля: «Мы с сестрой Людмилой родились как результат отчаяния родителей. Когда Коле было одиннадцать лет, он побежал за собакой через дорогу, а у булочной на Петровке разгружался грузовой троллейбус – из-за него Коля не видел проезжавшую машину. Его сбило. Мама с папой год разговаривали со стульями – казалось, что Коля сидит. А потом родились мы с Людмилой».
Многое в жизни дело случая. Однажды к сестре Нины пришла подружка, которая потом спешила на тренировку на баскетбол. Девочки расспросили, а что это за игра. «Вот видишь — подушка. Убираешь, а тебе в это время локтем засаживают под дых. Это и есть баскетбол». Вскоре Люся и Нина пришли в секцию: «Мне очень повезло с тренерами, потому что они были великие специалисты и выдающиеся личности. Степан Суренович Спандарьян взял нас с сестрой 16-летними девчонками в команду мастеров. Это по тем временам было неслыханно».
Как признавалась сама Нина Алексеевна, ее сестра показывала лучшие результаты на игровом поле, но спустя время, ближе к окончанию школы, Людмила по стопам отца увлеклась медициной. Так она ушла из спорта и всю жизнь трудилась хирургом-онкологом, стала профессором. При этом они с сестрой иногда подменяли в жизни друг друга: «Я за сестру получала диплом доктора медицинских наук. Я после программы “Время” заехала за ней, повезла ее в дом ученых, где происходило вручение диплома, — вспоминала Еремина. — Народа в зале было очень много, Люся очень волновалась, а я была после программы “Время”, причесана, в образе. И когда назвали ее фамилию, я сказала ей, чтобы она сидела, и важно пошла через весь зал. Мне зааплодировали и вручили диплом.
Потом я за нее сдавала экзамен по физике в первом медицинском институте. Она получила единицу, потому что нарисовала рентгеновскую установку кверху ногами. А я пошла на следующий день и сдала на четверку. В спорте мы с ней играли под 3 и 8 номером. “Тройку” делали так, как “восьмерку” практически, и нас различить было очень трудно. На чемпионате СССР в Вильнюсе в 50-ом году в команду попала я. А Люсю не отправлять же домой! Я играла, а Люся предложила поменяться майками. Но тренер понял, что что-то не чисто и не выпустил нас ни одну. В личной жизни я за нее расписывалась и потом разводилась».
Хотя Нина сделала успешную карьеру, звездная болезнь ее миновала именно потому, что всегда рядом была Люся: «Был один случай. У меня сломалась машина, и я поехала в Останкино на метро. И сидит какой-то мужичок и смотрит, типа он меня узнал, а я сижу и не могу дождаться следующей остановки, чтобы выскочить и убежать. Вдруг он подходит ко мне, падает на колени и говорит, что он меня узнал, и должен мне сказать спасибо. Я подумала, что он чокнутый. Но потом оказалось, что он спутал меня с Люсей, которая спасла его жену. Я потом была просто рада, что так получилось. В силу своей популярности мне было очень легко с ГАИ. А то, что такое популярность? Она здоровья не прибавит. Всегда нужно быть не собой, а соответствовать образу, который идет с экрана. Это другая жизнь. Поэтому звездной болезни у меня не было».

Дебют на радио
Уже в 1950 году Еремина с «Динамо» стала победительницей чемпионата СССР. За свою карьеру она завоюет этот титул еще три раза. Спустя шесть лет Нина отправилась на чемпионат Европы в Праге. Советская сборная дошла до финала и обыграла болгарок. Похожий сценарий повторился на чемпионате Европы 1960 года. Тогда Еремина стала главной звездой. За три секунды до конца финального матча против команды Болгарии она забросила решающий мяч.
«Тогда, на последних секундах, я вообще не понимала, что происходит – из-за сильного дождя мы играли в каком-то тренировочном зале, где и часов-то не было. Я не знала, сколько времени оставалось, знала только, что проигрывали очко, — вспоминала Еремина. — Майка Отса на месте центрового получила мяч от Нины Познанской, кинула мне, а я прошла под кольцо и левой рукой забросила мяч. Потом смотрю: наш тренер Стяпас Бутаутас целует мне левую руку. Что случилось? Оказывается, финальный свисток, мы выиграли очко и стали чемпионками Европы».
Однако главным событием в спортивной карьере Ереминой стал чемпионат мира, который прошел в Москве за год до этого – в 1959. Женская сборная СССР по баскетболу впервые в истории завоевала золотые медали турнира. «В 1959 году после победы в чемпионате мира я поняла, что в сборной мне делать нечего, — вспоминала Еремина. — Два тренера – ленинградцы, москвичку они в состав не пустили бы, а во втором я играть не желала. Я решила заканчивать с баскетболом и стала думать, чем заниматься. У меня был диплом инженера-экономиста, но по специальности я не работала ни секунды. Зато во время наших баскетбольных путешествий я часто записывала свои впечатления, и их публиковали в “Физкультуре и спорте”, так что в спортивной журналистике меня уже знали не только как баскетболистку».
Ее комментаторская карьера началась в 1961 году, когда она еще играла в баскетбол. Вместе с радиокомментатором Борисом Валовым она провела репортаж о матче ее родного «Динамо» со знаменитым рижским клубом ТТТ. «После матча я сделала голосовой отчет о нем для вечернего эфира. Мы тогда жили на сборе и, когда звучал мой репортаж, я под стол залезла – так мне было стыдно, что звучит мой голос, а вся команда слушает», – вспоминала Еремина. После этого отчета заведующий отделом спортивных программ Всесоюзного радио Шамиль Мелик-Пашаев предложил баскетболистке стать профессиональным радиокомментатором.
Впервые в прямой эфир она вышла через четыре года, а до этого записывала спортивные дневники, ее учили говорить и дышать дикторы Ольга Высоцкая и Юрий Левитан: «С Левитаном мы жили рядом – я на двенадцатом этаже, он на десятом. Наша собака, немецкая овчарка Гриня, была единственной в стране, которая гуляла с самим Левитаном. Когда Юрий Борисович не был занят, я за ним заходила и мы шли вместе на улицу. Первый раз я встретилась с ним, работая на Красной Площади. Юрий Борисович подвел меня к окну ГУМа и прочитал длиннющую фразу, где-то на минуту – на одном дыхании. Я ахнула: “Целую минуту на одном дыхании – я так не смогу”. – “Все ты сможешь”. При всем своем величии Левитан был изумительно доступным и славным человеком».
В эфир ее выводил работать Вадим Синявский. «Он мне сказал, что радио — такая вещь, где никаких заминок быть не должно, нужно писать заготовочки, если будет какой-то перерыв в игре, — говорила Еремина. — Я честно написала себе две страницы и читаю. Синявский включил микрофон, сказал: “Тишина, работаем”, — и передал мне микрофон. У меня в ушах зазвенело, что меня весь Союз слышит. Потом пауза в игре. Я достаю свои бумажки, все читаю, не сбиваясь, с интонацией. А потом дохожу до конца страницы и вижу, что фраза не закончена, а где второй лист я не знаю. Такая паника была! Синявский подхватил тут же, и все дальше “пошло как по маслу”. Это мой радийный дебют.
А на телевидении, я очень хорошо помню. Было всего два репортажа в Италии с чемпионата Европы по баскетболу. Борис Федосов, спортивный обозреватель газеты “Известия”, придумал этот турнир. Он меня выгуливал буквально перед эфиром. Первых два тайма из-за рубежа! Но все обошлось».

«Перед камерой ничего не скроешь»
Себя она все равно называла радийным человеком: «Мне было интереснее работать на радио. Когда ты один на один с микрофоном — это ты. Ты отвечаешь за все. Телевидение — это совсем другое. Режиссер картинку другую дал, не та картинка, не та камера, не то пошло. То есть, ты от себя не зависишь, когда ты отделена стеклянной стеной от громадной бригады, которая обеспечивает выход в эфир. Но на радио сложнее. Нужно “сделать” картинку. Нужно заставить слушателя поверить, что это интересно, должна быть интонация, образность мышления».
Одним из самых запоминающихся ее репортажей случился в 1972 году. Тогда она комментировала матч Олимпийских игр в Мюнхене, где мужская сборная СССР в финале играла со сборной США. За три секунды до конца советская команда проигрывала одно очко. Но Иван Едешко отдал великолепный пас на Александра Белова, который точным броском отправил мяч в корзину.
На победу сборной СССР над американцами Еремина отреагировала очень эмоционально. Так, что знаменитый председатель Гостелерадио Сергей Лапин, после матча ругал ее за неспособность держать себя в руках. «Я записалась к нему на прием. Лапин сидел на своем громадном стуле, подогнув ножку. Нас разделял длиннющий стол. Я спросила: “Сергей Георгиевич, а вы спокойно смотрели финал с США?” – “Ладно, все в порядке. Иди спокойно работай, девочка”», – рассказывала Еремина.
В 1974 году она стала первой женщиной-комментатором, которой доверили вести спортивные обзоры в программе «Время». Там у нее сложился комментаторский дуэт с Владимиром Маслаченко. Однако, по утверждениям самой Ереминой, их тандем не очень поощряли: «Два раза мы вместе начинали программу “Время” – выезжали куда-то и начинали эфир вдвоем, а не по одному. Но у нас был омерзительный главный редактор Иваницкий, олимпийский чемпион по борьбе, его называли “девушка с веслом”, он запрещал нам с Маслаченко работать вместе».
Еремина проработала в прямом эфире программы «Время» 18 лет, вплоть до 1992 года. Всего же ее комментаторская карьера длилась около 40 лет. «Ушла я из программы 2 марта 1992 года. Всегда гордилась этим поступком. Тогда Таня Комарова сделала репортаж о Горбачеве, у которого был день рождения – но, естественно, на фотографиях, к нему ее не допустили. А я делала репортаж из больницы о конькобежце Кудрявцеве, которому исполнилось 80 лет. Туда все приехали – Люся Титова, Скобликова, Квантришвили, больные все высыпали, Кудрявцеву даже холодильник в больницу приволокли. Получился теплый репортаж.
В программе моя пленка пошла после сюжета о Горбачеве. Комарова разозлилась: “Вы что себе позволяете? После Горбачева – какой-то Кудрявцев. Остановить!” Мою пленку прервали на середине – я встала и ушла из студии, хотя дальше у меня был устный текст в кадре. Никто из начальства за меня не заступился. 2 марта я ушла из студии, 7 марта сломала ногу и ухаживала за сестрой Люсей. Мне уже было не до программы “Время”. Люся узнала, что у нее то, от чего она лечила, рак, но продолжала работать, в больнице лежала только десять дней. Сестры не стало двадцать лет назад. От нее скрывали диагноз, сделали ей три истории болезни, но она расколола врачей – напоила какого-то дежурного и он принес ей настоящую историю болезни. Но ничего, Люся сказала: “Я буду бороться до последней секунды”. А я помогала, чем могла».
После того, как Еремина ушла с телевидения, спортивные репортажи смотрела нечасто. Может, потому, что голоса за кадром ее, мягко говоря, не вдохновляли: «Болтают много, не дают смотреть, — говорила она о молодых коллегах. — Есть, конечно, и хорошие, но мало. Я их понимаю, они так самовыражаются в эфире, и это очень чувствуется. Отношение к людям тоже чувствуется. Перед камерой ничего не скроешь». Свое время Еремина уделяла семье. Еще в 26 лет судьба и работа свела ее с Андреем Новиковым, который был на два года ее младше. Он уже был заслуженным мастером спорта по теннису, работал комментатором в ИТАР-ТАСС. Общие интересы и любовь к спорту сблизили пару. Через некоторое время Андрей и Нина сыграли свадьбу. Это был единственный брак баскетболистки. Умерла Нина Еремина 24 августа 2016 года на своей даче в Подмосковье. Ей было 82 года.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам http://M24.ruhttp://24smi.orghttp://7tv.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты