Павел Майков: «Кино — не профессия»

0

Он стал широко известен после «Бригады». Потом увёл жену у Михаила Горевого – актера, снимающегося в Голливуде. А потом запел панк-рок. Кто же он такой — актёр, режиссёр и музыкант Павел Майков?

— Павел, почему вы вдруг занялись театром?
— Я всегда был театральным актером. Работал когда-то в театре, но ушёл. Кино — не профессия, а зарабатывание денег и удовлетворение тщеславия. Посмотрев актера в кино, невозможно определить, хороший он или плохой. Актёров там делает режиссер – всё зависит от монтажа. Если бы в «Бригаде» утвердили не нас, а других актеров, думаю, они бы сыграли не хуже, мы были только «краски».
— Насколько я знаю, в театре режиссер актеров тоже используют как палитру с красками.
— Да, но там режиссер работает только на репетициях. А потом каждый актер работает сам, насколько он способен.
– И всё-таки в кино вы снимаетесь.
— Осенью должен выйти сериал «Икра», где я играю главную роль. Недавно был сериал «Измены», там у меня была роль из серии «мелочь по карманам тырить».
— Павел, ваша сестра – известная певица Анастасия Стоцкая. А ваш прапрадедушка — известный русский поэт Аполлон Майков. Вы чувствуете ответственность рода?
— Скорее, я чувствую силу рода — что меня поддерживает кто-то, какая-то внутренняя сила, которая идет от него.
— Вы поступали в театральный институт три года. Такие трудности нужны для становления актера и личности или лучше обходиться без них?
— Для меня лучше трудности. Даже получив то, чего я хотел больше всего в жизни, став актером и получив известность, я начал кидаться в разные стороны. Стал заниматься музыкой, начав всё с нуля. Видимо, у меня есть врожденная тяга к преодолению трудностей. Вот у Насти, сестры, все по жизни всегда было гладко: она гладко поступила, потом ее гладко взяли в театр, потом ее нашел Киркоров. А у меня всегда всё было с препятствиями.
— Вы с Настей помогаете друг другу?
— Не было пока еще такого случая. Мы крутимся в разных отраслях шоу-бизнеса: я – в андеграунде, она — в эстраде, где совсем другие законы. Поэтому друг другу помочь можем лишь морально, типа: «Держись!»
— Почему вы поете панк-рок?
— Я всегда этим занимался, и в школе, и в институте. Это не чистый панк-рок, больше готический панк — «глубокий» рок. Попсовую музыку не пою. Моя музыка никогда не будет звучать из каждого утюга. В шоу-бизнесе все очень нечестно и за деньги. Вот если бы я пришел и сказал, что пою шансон, и моя группа называется «Бригада» — тогда бы сразу подключились люди. А так очень сложно заманить на меня человека. У людей есть шаблон: поющий актер. Они представляют, что придут, а тут им будут стихи читать и исполнять песни военных лет под гитару. Но они приходят, а там начинается рок – и ни секунды театра.
— Сами пишете песни?
— Составляю примерную схему песни, потом прихожу к ребятам, мы вместе придумываем аранжировку, играем. Как в старых классических рок-н-рольных группах.
— Где вы играете?
— Я сейчас собрал третью группу, делаем новую программу. Первый пробный концерт будет в мае. Попсовые связи мне не канают, там другие механизмы.
— Среди ваших друзей много актеров?
— Я не люблю актеров, у меня гораздо больше друзей среди музыкантов, да и просто среди людей других профессий, не относящихся к искусству.
— Расскажите про спектакль «Идеальный фасон», который сейчас репетируете.
— Его ставит режиссер Денис Филимонов, мы играем вдвоем с Евгением Воскресенским. Недавно провалился мой Набоков, «Рождение вальса», в котором я тешил себя надеждой поставить интеллектуальную антрепризу. Мы сыграли его три раза и поняли, что половина зала уходит сразу, а второй половине очень нравится, и она сидит до конца. Но меня это подкосило, и я как режиссёр взял таймаут. Так что теперь участвую в спектаклях только как актер. Здесь меня подкупило, что у меня не было еще ни одного спектакля, где бы я играл с кем-то вдвоем. Женя Воскресенский играет портного, а я — олигарха. У них общая женщина, и они обвиняют друг друга. В общем, две правды жизни — богатого и бедного. Спектакль о том, что хотят женщины, и что надо мужчинам.
— И чего же хотят женщины?
— Чтоб их любили, и больше ничего.
— А мужчины?
— Все мужики — в поиске королевы, ради которой они будут делать подвиги, потому что им всё время хочется их делать, а делать их можно только ради кого-то.
— Так что все-таки надо: королеву ради подвигов или удобство и комфорт в жизни?
— Задача мужчины — как раз вылезать из зоны комфорта и принимать решения. Все хотят, конечно, этого комфорта. Но могу сказать по себе: я был два раза женат, один неудачно, и другой — очень удачно. И когда ты удачно женат, как сейчас я, у тебя есть бешеное желание что-то делать, петь, делать проекты и создавать крепость. А когда рядом нет такой женщины, мужик превращается в «залипание в диван, питье пива и смотрение в футбол» – ему не для кого совершать подвиги. Любая женщина ищет человека, который будет ее боготворить и говорить, что она королева.

Мария Анисимова,
«Северо-Запад» (szaopressa.ru)

Поделиться.

Ответить