Павел Прилучный: «Есть ситуации, когда уместен только язык кулака»

0

На киностудии «КИТ» и кинокомпании «Тим Филмз» идут съемки остросюжетного сериала «В клетке», премьера которого состоится в следующем телесезоне. Главные роли исполняют Павел Прилучный, Владимир Епифанцев и Агата Муцениеце.

Прилучный в фильме предстает в новом, неожиданном для поклонников амплуа: здесь он не красавчик мажор, покоритель дамских сердец, каким мы уже привыкли его видеть на экране. Герой Павла по прозвищу Волчок возвращается после семи лет тюрьмы и встречает отца (его играет Владимир Епифанцев) — чемпиона по боям без правил. Мать Волчка за время его отсутствия окончательно спилась, а экс-любовь Ольга (Агата Муцениеце) его уже не ждет. Так завязывается клубок противоречий, заставляющих героя выбирать между любовью и долгом. Некоторые из этих узлов герои пытаются разорвать прямо на ринге для боев без правил.

— Павел, не разочаруются ли ваши поклонники? Встретив вас на экране в образе не гламурного красавчика, а бывшего заключенного, участника жестоких разборок?

— Надеюсь, зрителю тоже интересно увидеть знакомого актера с неожиданной стороны. Тем более этот герой не так прост, как может кому-то показаться. Брутальный персонаж, характером и поведением далеко не паинька, внешне постоянно в ссадинах, но у него есть цель — выкарабкаться с социального дна, куда его забросила судьба. И эта перемена в человеке, которую, надеюсь, оценит зритель, для меня самое интересное в роли.

— Как вы входили в образ человека, занимающегося боями без правил?

— Пересмотрел много видео, походил на тренировки и соревнования профессионалов и любителей. Я вообще люблю наблюдать. Актер, даже ругаясь с любимой женщиной, ловит себя на том, что профессионально следит, какие чувства и как при этом проявляются — в какой момент она заплачет, как хлопнет дверью. Вот и на схватках бойцов я наблюдал не только за техникой поединка, но и за эмоциями, мимикой. Конечно, одним наблюдением дело не ограничилось. Проект у нас серьезный, и подготовка требовалась основательная: я много занимался с тренером.

— В сценах на ринге вас заменял дублер?

— Нет, поскольку режиссеру нужны крупные планы и зритель должен видеть мое лицо. Правда, у нас на руках мягкие перчатки, однако ссадин не избежать. Съемки только начались, но отметин уже хватает. Надеюсь, обойдется без травм. Честно скажу: в эти съемки я ринулся как в омут с головой. Они меня захватили. Середнячка, проходных сцен быть не должно. Мы все делаем, чтобы уйти от киношности в сторону почти документальной, жизненной правды. Драка — так драка, секс — так секс! Уже снято несколько довольно откровенных сцен. Но мы старались сделать их красивыми, а не пошлыми.

— Ваш партнер по фильму Владимир Епифанцев играет человека альтернативы и протеста. Стычки между героями не бросают тень на отношения между коллегами?

— Отношения у нас прекрасные, работается с Володей хорошо. По-моему, его эпатажность — только маска, в реальной жизни он вполне адекватный человек. Но это выясняется, только когда с ним хорошо познакомишься. Когда я был юным, он меня поражал своими появлениями в треш-рекламе. Это было очень смешно. Но треша в фильме нет, здесь Володя играет настоящего героя, который готов постоять за близких.

— А вы сами в жизни боец или больше созерцатель?

— Скорее боец. Предпочитаю ставить перед собой конкретные цели и находить способы их достижения. Свой характер оцениваю как твердый, но не железный. С кем-то могу быть и мягким. Жене и детям порой удается вить из меня веревки. Наверное, так у всех: дома мы одни, на работе — другие, с близкими и друзьями — третьи.

— Приходилось вам драться всерьез, без камер?

— Да, бывает. Я же не тепличное растение и по городу не хожу с охранниками. Разное случается. Хотя сейчас все же куда реже, чем раньше. Но порой конфликта не избежать. Я по натуре боец за справедливость, часто влезаю в ситуации, когда кажется, что я обязан ее восстановить. А что делать? Есть люди и ситуации, когда уместен только язык кулака, душещипательными разговорами уже ничего не добиться.

— Но кулака ведь мало, чтобы добиться в жизни успеха?

— Конечно, мало. Тут самое главное — огромное желание добиться цели, готовность ради этого принести в жертву другие желания, привычки, увлечения. Самореализации маханием кулаков не достигнуть, это уже не эпизод, а линия жизни. Кстати, в проекте «В клетке» я самореализуюсь не только как актер, но и как продюсер сериала. Взял на себя эту прежде не свойственную мне роль. Потому что очень увлек проект, захотелось от начала и до конца быть в курсе того, что происходит. Готов тащить на себе всю работу вплоть до конца монтажа и выбора музыки.

— Неужели актер, у которого хватает своих профессиональных забот, может лучше понять процесс киносъемок, чем профессиональные продюсеры?

— Не утверждаю это, но уверен, что мое желание сделать хороший фильм сильнее, а значит, острее интуиция, точнее вкус. Ради этого готов идти ва-банк.

— У вас есть ощущение, что какую-то сторону вашего таланта режиссеры еще не раскрыли?
— Ну, вот в ноябре прошли показы сериала «Форс-мажор». Эта остросюжетная комедия, я слышал, она рассмешила зрителя. Надеюсь, она и режиссерам с продюсерами поможет взглянуть на меня под другим углом зрения.

— Есть роль, о которой вы мечтаете?

— Нет такого, чтобы я ходил в терзаниях: «Хочу сыграть Гамлета. Или Фауста». Главное, чтобы персонаж тебя по-настоящему заинтересовал. Только так можно сыграть роль, чтобы она полюбилась зрителю.

— Вашу жену Агату Муцениеце зрители тоже хорошо знают по многим фильмам. Не слишком ли много актеров для одной семьи?

— Сложно ответить однозначно. Абсолютно надежных конструкций, как известно, не бывает, но пока живем, слава богу. Брак — это своего рода фронт, в отношениях между супругами иногда приходится держать оборону. Но в этой войне мужчина должен уметь и проигрывать своей женщине. Стараюсь организовать быт таким образом, чтобы у Агаты оставалось время на себя саму. Нанимаю людей, которые помогают по хозяйству, или занимаюсь им сам. Раз в несколько месяцев обязательно выезжаем куда-то вдвоем. Такие поездки очень хорошо перезагружают отношения. Что касается актерской конкуренции, то ее, конечно, нет, а вот дополнительное взаимопонимание, взаимовыручка есть. Главная проблема актерских браков — в занятости супругов: он на одной съемочной площадке, она на другой, и так месяцами, а то и годами. На счастье, фильм, о котором мы с вами говорим, нас с Агатой не разлучает — напротив.

— Как воспитываете двоих детей при такой занятости?

— По возможности стараюсь уделять им побольше времени. Правда, нередко это получается только по утрам и вечерам, но зато они довольно часто приезжают к нам на съемочную площадку или на спектакли. Кнут и пряник — примерно так родители воспитывали меня самого. Переношу эту систему и на своих детей. Пока работает.

Александр Славуцкий

«Труд»

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.