Роберт Земекис: «Спецэффекты – не зрелище ради зрелища»

0

Знаменитому режиссеру исполняется 65 лет

Именно он является отцом востребованной ныне технологии «захвата движений». И не устает повторять, что любые технические приемы и визуальные эффекты должны использоваться как инструменты раскрытия характеров и драматургии.

«Мне телевидение спасло жизнь»
Роберт Земекис появился на свет 14 мая 1952 года в Чикаго. Родители будущего режиссера, имевшие литовские и итальянские корни, были благочестивыми католиками, а поэтому не поощряли походов в театр и кино. Как ни странно, религиозное вето не распространялось на телевидение, и Земекис неоднократно потом подчеркивал, что всеми своими профессиональными навыками он обязан «голубому экрану». «Часто слышишь, что телевидение порождает множество проблем. Но мне именно оно спасло жизнь», – неоднократно подчеркивал он. Случайно обнаружив дома 8-миллиметровую камеру, юноша вместе с другом отснял свои первые ленты с обильными вкраплениями анимации и спецэффектов. Это и предопределило в будущем творческий почерк Земекиса.
Роберт пытался поступить в киношколу, которая работала при Университете Южной Калифорнии, подав туда эссе и клип, созданный Робертом на одну из песен «Битлз». Однако, его заявку отклонили по причине низкого среднего балла школьного аттестата. Роберт пообещал чиновнику потратить лето на то, чтобы улучшить свой результат и все-таки добился желаемого – его приняли в школу. Там и подружился с писателем Бобом Гэйлом. Встреча стала судьбоносной. В то время как остальные студенты были увлечены Французской новой волной, два Боба, как они сами себя называют, предпочитали голливудский кинематограф — «Великий побег», считавшихся низкопробными «Трех балбесов» и фильмы Джерри Льюиса.
Гэйл и Земекис начали вместе писать сценарии, будучи студентами выпускного курса. Причем Роберт уже получил свою порцию признания за короткометражку «Поле чести» — черную комедию о том, как пациент, доведенный обществом до сумасшествия, сбегает из психбольницы и начинает убивать всех без разбору. Одним из тех, кого поразил фильм двух студентов, был Стивен Спилберг, за несколько лет до этого выдавший хитовые «Челюсти». Вскоре Universal предложила дуэту семилетнюю сделку, которая приносила бы Земекису и Гэйлу $50 тысяч в год.
«Для нас это были громадные деньги, — вспоминает Гэйл. — Мы питались в McDonald’s, жили одним днем. Но, несмотря на предложенную сумму, понимали, что не хотим работать на телевидении. Мы столько раз видели этих изможденных сценаристов, зарабатывавших себе на хлеб тяжким трудом. Нам же хотелось создавать хорошее кино».
Вскоре команда сценаристов дождалась своего звездного часа. Спилберг стал наставником Земекиса и спродюсировал его полнометражный режиссерский дебют, мелодраму «Я хочу взять тебя за руку». Казалось, все складывалось как нельзя лучше. Но фильм не снискал успеха, а комедийный боевик Спилберга «1941», к которому Бобы написали сценарий, с треском провалился в прокате. В 1980 году Земекис и Гэйл вновь были готовы порадовать зрителей, представив комедию «Подержанные автомобили». Фильм получил высочайшие тестовые оценки, но история повторилась вновь — никто не захотел смотреть его на большом экране.

«Пока мы живы – никаких ремейков!»
Именно в этот сложный период возникла идея создать «Назад в будущее». Навещая родных в Сент-Луисе, Гэйл нашел дневник отца: «Я внезапно подумал о том, смог бы я с ним подружиться в школе или нет?». Так они с Земекисом и начали развивать эту идею. Со временем история приобрела четкие формы, и два Боба, пользовавшиеся расположением главы Columbia Фрэнка Прайса, предложили студии сценарную заявку.
Когда же был готов полный текст фильма, продюсеры отреагировали достаточно вяло и положили проект на полку. Земекис и Гэйл без устали пытались найти поддержку на других студиях, но получили отказ более 40 раз. Голливудским боссам история казалась слишком милой, а в то время ценились комедии с рейтингом R. Земекису и Гэйлу не оставалось ничего, кроме как предложить свой сценарий Disney. Ответ был незамедлительным: «Ребята, вы в своем уме? Вы предлагаете нашей студии снять фильм, где есть сцена с инцестом! Сын со своей матерью в машине — это ужасно!»
Еще одной причиной отказа стала тема фильма — путешествия во времени, ведь до того момента ни одна картина с похожим сюжетом не становилась хитом в прокате. Тузом в рукаве начинающих киношников оставался Спилберг, которому сценарий приглянулся с первой же страницы. Но Земекис тогда сказал легендарному режиссеру: «Боюсь, что если ты будешь работать с нами, а фильм вновь провалится, все посчитают, будто мы получили свой шанс лишь из-за дружбы с тобой».
В общем, Земекису пришлось доказывать, что он — самодостаточный режиссер. Успех пришел в 1984 году, когда на экраны вышел фильм «Роман с камнем». Роберт вновь обратился к Стивену, решив, что пора наконец снять «Назад в будущее». Проект, считавшийся подходящим лишь для Disney, приютила компания Спилберга Amblin.
Именно тогда Земекис стал всемирно знаменитым. Бурный успех первой части позволил режиссеру снять еще два фильма, которые пользовались не меньшим успехом. Недавно заговорили о возможности съемок ремейка, но Земекис ответил: «Нет, ни в коем случае. Этому не бывать, пока мы с Бобом живы! Думаю, после нашей смерти студия возьмется за перезагрузку “Назад в будущее”, если закон позволит. Но для меня сама идея ремейка кажется оскорбительной. Такая мысль сродни тому, чтобы переделать “Гражданина Кейна” Орсона Уэллса! Неужели кто-то способен на подобную глупость?»
Действительно, согласно контракту фильммейкеров с Universal Pictures и Amblin Entertainment, за Земекисом и Гэйлом до момента их смерти остается последнее слово в отношении любого фильма франшизы. В то же время режиссер признает факт, что ремейк «Назад в будущее» наверняка имел бы успех у зрителей. Однако не раз Земекис говорил и о том, что не представляет «Назад в будущее» без Майкла Джея Фокса. Актер редко появляется на экранах из-за проблем со здоровьем. «Снимать новый фильм франшизы без Майкла — абсурд, сравнимый с ситуацией, когда вы предлагаете приготовить стейк без мяса!», — утверждает Земекис.

«Нужно признать: эпоха пленки уходит»
Самым успешным стал для Земекиса «Форест Гамп», принесший ему 6 из 13 номинированных «Оскаров». Но были у режиссера и провалы, среди них лента «Контакт», которая вышла в 1997 году. Спустя два года Земекис вкладывает крупную сумму в развитие Центра Цифровых искусств университета Южной Калифорнии. На открытии, обращаясь к режиссерам-противникам цифровой съемки, он сказал: «Вы очень похожи на тех людей, что, не жалея сил, доказывают, будто винил намного лучше, чем компакт-диск. Мне тяжело сказать, правда это или нет, но никто из моего окружения не покупает винил. Нужно признать: эпоха пленки уходит, и вы не можете с этим ничего сделать».
На протяжении всей карьеры в кино Земекис сознательно стремится «снимать настоящее голливудское кино», понятное широкому зрителю и не обремененное «напускной интеллектуальностью». Отсюда главный принцип, которого придерживается режиссер, выстраивая изобразительное решение: «Каждый кадр — это часть фильма, и каждый кадр является отражением жизни». Соответственно, визуальное решение должно быть, прежде всего, жизнеподобным. Вдобавок, по словам Земекиса кадр обязательно должен нести информацию, которая бы двигала сюжет и давала всё новую характеристику героев. Поэтому большое внимание автор уделяет говорящим деталям и актерской игре. После выхода «Назад в будущее» режиссер с гордостью говорил о том, что ему удалось снять фильм, в котором нет ни единого лишнего кадра, поскольку каждый отвечает вышеназванному принципу.
Многие картины Земекиса оказались революционными в области спецэффектов. При этом режиссер убежден: «Спецэффекты должны работать на историю, а не быть зрелищем ради зрелища». «Кто подставил кролика Роджера» стал первым полнометражным фильмом, в столь значительном объеме совместившим игровое кино, рисованную анимацию и CGI. Вторая часть «Назад в будущее» примечательна не только ховербордами, но и сценой семейного ужина. Добиться одновременного появления на экране сразу трех Майклов Дж. Фоксов удалось с помощью новой тогда технологии VistaGlide. Компьютерная графика в «Смерть ей к лицу» — повернутая на 180 градусов шея Мэрил Стрип, сквозная дыра в животе Голди Хоун — настолько впечатляла зрителей своего времени, что ленте дали «Оскар» за спецэффекты. Та же история повторилась с «Форрестом Гампом», где с помощью разных техник удалось очень убедительно поместить Тома Хэнкса в кадры хроники, а Гэри Синизу «ампутировать» ноги.
Для «Контакта» Земекис привлек рекордное число кинокомпаний визуальных эффектов — восемь, настолько трудоемкой была работа по визуализации космического пространства и путешествия сквозь кротовую нору. Не сильно меньше компьютерной графики было в «Изгое». Правда, там она в основном «невидимая». С её помощью очищалось пространство вокруг острова главного героя: проплывавшие корабли, соседние острова и так далее.

«Крупный план может быть только в кино»
Первым опытом использования технологии «захвата движения» считается анимационная картина, снятая Земекисом в 2004 году, «Полярный экспресс», где изначально мультяшных героев играли реальные актеры, а один из эльфов имеет внешность фронтмена Aerosmith Стивена Тайлера. В «Рождественской истории» ряд ролей исполнил неподражаемый Джим Керри. После этого Земекис продолжил опыты с визуальными эффектами и цифровыми технологиями в традиционном кино. Без них в «Экипаже» Дензелу Вашингтону не удалось бы перевернуть падающий самолет, а Джозефу Гордону-Левитту в «Прогулке» пройтись по канату между башнями-близнецами.
«Любой фокусник всегда использует несколько техник для создания качественной иллюзии. Мы, кинематографисты, в этом практически не отличаемся от эстрадных волшебников, – говорит Земекис. – Мы жонглируем различными техническими приемами и стремимся сделать так, чтобы зритель не понял, в чем тут фокус». Наконец, еще один момент, которым Земекис объясняет свою страсть к технологиям — это любовь к актерам: «Технологии упрощают процесс производства, а значит, у меня остается больше времени на работу с артистами».
Недавно он вернулся к теме Второй мировой войны. Земекис выпустил ленту «Союзники», романтический триллер о двух шпионах (Брэд Питт и Марион Котийяр), которые влюбляются друг в друга во время миссии на Касабланке. Они женятся и перебираются в Лондон, где герою Питта сообщают, что его жена работает на нацистов. Отказываясь верить в это, он пытается доказать её невиновность, хотя сам он и не уверен в своей правоте.
«Я подошёл к съёмкам этого фильма, держа в голове вопросы: “Как я должен рассказать эту историю? Как должна работать камера, чтобы рассказать эту историю?” Вещь, на которой я должен был сконцентрировать своё внимание, это то, что эти люди безумно любят друг друга. Я всё время возвращался к этой мысли. Всё в фильме должно было говорить об этом, – говорит Земекис. – Здесь моим любимым спецэффектом были крупные планы. Снимать так Марион Котийяр – сплошное удовольствие. И крупный план – это то, что может быть только в кино или другом визуальном виде искусства. Для меня другие спецэффекты являются лишь продолжением этого. Мы рассказываем истории, используя инструменты и иллюзии этой особенной формы искусства».
Пока что в его планах нет новых фильмов о войне, он не видит себя в работе над сложными батальными сценами. «Но все будет зависеть от истории, – замечает Земекис. – Правда в том, что если это хорошая история, мне не важно, в какой период времени она произошла. Всё зависит от персонажей и сюжета. Я не посягаю на то, чтобы снять фильм о Гражданской войне или чём-то подобном. Но если во время Гражданской войны имела место быть интересная история, я готов взяться за неё. Даже несмотря на то, что это тоже настоящий геморрой».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Metronews.ru, Tvkinoradio.ru, Vokrugzvezd.com, Lostfilm.info, KM.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты