Роджер Мур: «Бонд — смешной персонаж!»

0

Он был самым «долгоиграющим» агентом 007 в кино

Однажды актер сказал: «Я хотел бы, чтобы меня запомнили как одного из величайших Лиров или Гамлетов. Но раз этого не случится, я вполне доволен тем, что сыграл Бонда».

«Я играл англичанина, причем несколько изнеженного»
Роджер Мур родился 14 октября 1927 года в лондонском районе Стоквелл и был единственным ребенком в семье полицейского Джорджа Мура и домохозяйки Лилиан Поуп. Не доучившись в университете, он был зачислен на военную службу в чине капитана и заведовал армейским складом в Западной Германии.
После армии Мур работал в театре, на радио и телевидении. В 1953 году переехал в США, свою первую крупную роль сыграл в фильме «Когда я видел Париж в последний раз», но известность пришла к нему лишь после исполнения роли Саймона Темплара в телесериале «Святой».
В 1970 году Мур снялся у режиссёра Бэзила Дирдена в фильме «Человек, который ловил самого себя». После этого режиссёр пригласил его сняться в сериале «Мастера уговоров» (в нашем прокате «Сыщики-любители экстра-класса») о приключениях двух миллионеров-плейбоев в Европе. За эту роль Мур получил гонорар в размере 1 млн. фунтов стерлингов за одну серию, что сделало его самым высокооплачиваемым актёром телевидения в мире.
Агентом 007 Роджер стал только с третьего раза. Первый раз его кандидатуру предложил писатель Ян Флеминг, придумавший Джеймса Бонда, еще перед съемками первого фильма «бондианы» «Доктор Но». Но тогда Мур был занят в «Святом» и по контракту не имел права играть где-либо еще. Во второй раз актера позвали в фильм «На секретной службе ее величества», однако помешал все тот же контракт.
Мур был окончательно утвержден на роль Джеймса Бонда в «Живи и дай умереть» (1973). Это вызвало значительное удивление, поскольку он был представлен публике как новый Бонд в конце 1972 года. А тогда ему было уже 45, то есть, он был на пять лет старше, чем Шон Коннери во время съемок «Бриллианты навсегда».
Агент 007 в исполнении Роджера Мура избавился от излишней серьёзности: Джеймс Бонд стал остроумным плейбоем, у которого в нужный момент всегда находился какой-нибудь козырь в рукаве. Это расходилось с образом шпиона из книг, но отлично сработало для публики — в 2008 году Роджер Мур был признан лучшим Бондом по версии Американской академии киноискусств.
«Совершенно очевидно, что я не мог играть эту роль так, как это делал Шон, — говорил Мур. — Давайте признаемся честно, что эта роль не требует большого актерства. Про Бонда ничего неизвестно: кто он, откуда? У него нет особых черт вроде горба или тика. Зацепиться не за что. Поэтому Шон привнес в роль свою индивидуальность, которая, конечно, имеет шотландский оттенок, и его сильный шотландский акцент: “Шбонд, Джеймш Бонд”. А я, конечно, играл англичанина, причем несколько изнеженного. Это ведь у Шона такой вид, что он может кого-то убить, а я выглядел так, что убить могу только с чьей-то помощью!»

«И как я умудрился вляпаться в это?»
Фильм «Живи и дай умереть» и его съемки запомнились Муру очень ярко. Особенно один из трюков: «Говорят, когда смерть неизбежна, то перед глазами проносится вся твоя жизнь. Я видел лишь огромный ангар из рифленого железа, торчавший из мутных вод луизианского болота, к которому неумолимо приближался со скоростью каких-то шестьдесят миль в час мой потерявший управление катер. Я знал, что врежусь прямо в ангар, и ничего не мог с этим поделать. Я сжался в комок на полу катера и зажал рукой рот, мое колено пульсировало от боли, мое плечо онемело, а во рту было ощущение, будто все мои зубы медленно перемалываются в мелкий порошок. В голове мелькнула лишь одна мысль: я буду играть Бонда без зубов. И как я умудрился вляпаться в это?
В итоге мой катер и мое тело были в одинаково изувеченном состоянии. Меня (в одних шортах) погрузили в машину и отвезли в Новый Орлеан. Больше всего я беспокоился за свои зубы, поэтому первым делом был направлен к дантисту. Рентгеновский снимок показал перелом одного из передних зубов, который к тому времени болел просто невыносимо. Затем меня отвезли в клинику, где доктор порадовал меня известием о том, что моя нога не сломана, а помощница огорчила новостью, что мои шорты испачканы. После всего того, что мне только что довелось пережить, я ничуть этому не удивился».
На съемках было множество журналистов, которые все время пытались заснять эффектные моменты. Логическим завершением сцены, в которой Мур с Томми Лейном несутся практически плечом к плечу на скорости тридцать узлов, и Роджер выплескивал ему в лицо канистру бензина, должен был быть сильнейший взрыв: «Я бортом своего катера направляю катер Томми прямо на эстакаду судна, загруженного баками с горючим, навстречу неминуемой смерти. Управлять одной рукой скоростным катером, на носу которого примостились Гай и оператор, а другой плескать бензин – вовсе не то, чем бы я мечтал заниматься каждый день.
Сам же взрыв был главнейшим событием дня и настоящим подарком для прессы. Причем мне никто заранее не удосужился сказать, сколько же взрывчатки заложили в чрево 325-футового судна. Я в этом эпизоде не участвовал, поэтому у Дэна Слейтера, нашего британского журналиста, родилась чудесная идея – снять меня на фоне взрыва, спокойно сидящего в 300 ярдов от него с бокалом белого вина в руке, беспристрастно смотрящего куда-то вдаль. Я согласился, но через час заметил, что наши киношники успели построить специальное укрытие, чтобы защитить себя от взрывной волны и осколков.
– Зачем вы туда прячетесь, ребята? – спросил я как дурак.
– Вообще-то, говорят, что сейчас будет маленький взрыв, – ответил один из наших американских коллег.
Я еще больше замешкал, услышав, как Дэн говорит одному из журналистов, что я застрахован на пять миллионов долларов. Ассистент режиссера предложил нам переместиться с баржи, где изначально планировалось меня фотографировать, на противоположный берег реки: то место казалось безопаснее, хотя и было на тридцать ярдов ближе к месту взрыва. Бонду трусить не к лицу – это бы плохо сказалось на его имидже, поэтому я сел, где мне было велено, вцепившись в стакан холодного белого вина, и стал ожидать финального отсчета. Справа от меня расположились фотографы, а слева вот-вот должен был наступить хаос.
Я даже и не знаю, подкинуло ли меня взрывной волной, или я сам подпрыгнул на четыре фута, но главное – я умудрился не пролить ни капельки вина. Кадр “Спокойный Бонд в минуту кризиса” получился вряд ли, зато я точно знаю, что большинство фотографов подпрыгнуло выше, чем я. Корпус судна объяло пламенем, а их камеры тут же защелкали. Один фотограф из Швеции предложил подойти поближе к пожару, полагая, что раз уж взрыв уже прогремел, то больше нам ничего не грозит. Но тут мы заметили, что пожарный катер в спешке отходит от места взрыва, из мегафона громко доносился чей-то голос: “Назад! Назад! На палубе осталось еще двести фунтов взрывчатки!”»

«Образ хладнокровного убийцы мне был не по душе»
Роджер жил в образе Бонда целых 12 лет и снялся в 7 фильмах франшизы. Мур также является самым «старым» Джеймсом Бондом: в последнем своем бондовском фильме он сыграл аж в 58 лет! Плейбоем актер был не только на экранах: до того, как он обрёл счастье со своей последней женой Кристиной Толструп, у актёра распались три брака. И каждый раз он успевал завести новую пассию ещё до развода, что приводило к неизбежной публичной драме и даже преследованиям со стороны покинутых жён. В третьем браке — с итальянской актрисой Луизой Маттиоли — у Роджера Мура родились дочь и двое сыновей. Расставшись с Луизой, он не переставал участвовать в жизни своих детей, а потом нянчил и внуков.
«Иногда — я знаю это по себе — браки просто разваливаются, и лучше не пытаться сохранить полную семью, обрекая детей на жизнь в атмосфере злости и напряжения. Как бы больно и грустно ни было расставаться. Я просто надеюсь, что успею пожить ещё чуть-чуть, чтобы увидеть, как подрастут все мои внуки», — с горечью говорил Мур в интервью The Guardian.
В Англии джентльмены объединяются в клубы по интересам. Официального клуба «Джеймсов Бондов» не было, но актеры иногда встречались. «Обычно мешала работа, все экс-Бонды всегда много снимались. Они отличные ребята, и нам всегда было о чем поговорить и вспомнить. Для каждого из нас “годы Бонда” оставили массу потрясающих впечатлений – мы носились по миру, надевали роскошные костюмы, и нам оплачивали медицинскую страховку. Каждый из экс-Бондов обладает хорошим чувством юмора, ведь наш парень – персонаж достаточно смешной. Позднее его поступки стали жесткими, даже жестокими. Но образ прежнего Бонда был таков, что меня удивляло, как он может быть шпионом. Любой бармен в любой стране мира не только узнавал его, но и без ошибок делал его любимый коктейль. Я старался подчеркнуть смешные стороны Бонда – образ хладнокровного убийцы мне был не по душе».
Во время съемок «Осьминожки» в Индии Мура потрясла нищета местного населения, и он решил посвятить себя оказанию гуманитарной помощи странам третьего мира. За свои общественные заслуги в 1999 году Роджер Мур стал командором Ордена Британской империи, а в 2003 году королева Елизавета I произвела его в рыцари. «Знаете, в самом процессе съемок бондианы (как, впрочем, и любого другого проекта, требующего путешествий) есть довольно тяжелые моменты, не связанные собственно с работой, — рассказывал Роджер. — Просто в таких странах, как Индия, всегда есть публичная и приличная часть действительности, в которой, собственно, и происходят съемки, а есть другая, которую стараются спрятать, и она всегда остается за кадром. Мне было довольно тяжело наблюдать этот контраст и чудовищное положение многих людей, живущих на “невидимой стороне”, но казалось, что у меня просто нет времени и сил сделать что-то, чтобы это изменилось.
Но благодаря моей подруге Одри Хепберн, которая представила меня в UNICEF, я понял, что настал момент, когда мне вполне по силам что-то изменить к лучшему. Как вы знаете, UNICEF — это крупнейшая организация, занимающаяся проблемами женщин и детей, и хотя она является частью ООН, она не получает никакого финансирования от ООН. Все делается на пожертвования от организаций и частных лиц. И я стал фандрайзером, поскольку знаком со многими сильными мира сего и к тому же мог привлечь внимание медиа, ведь одно время я был возмутительно известен как актер!»
После съемок в бондиане Роджер Мур продолжал сниматься в кино. Но больше ни разу его роли не получали большого признания публики. Он полностью ушёл с экрана в апреле 2009 года. В рекламном ролике Олимпиады 2012 в Лондоне Мур вновь сыграл Джеймса Бонда. На экране он появился рядом с Самантой Бонд, которая играла мисс Манипенни в фильмах о Бонде в эпоху Пирса Броснана. В последнее время Мур болел раком, а 23 мая актера не стало.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Bond-in-news.blogspot.com, «Труд» (trud.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты