Тамара Сёмина: «Я всегда смеюсь, как бы трудно ни было»

0

Знаменитой  актрисе исполняется 80 лет

Она прославилась после ролей Катюши Масловой в драме «Воскресение» и Анфисы в многосерийном телефильме «Вечный зов».

Откармливали всем общежитием
Сёмина родилась 25 октября 1938 года в городе Льгове Курской области, в семье военнослужащего. Отец Тамары, командир танкового взвода Пётр Бохонов, погиб на фронте. Позднее мать вновь вышла замуж за другого Петра — Сёмина. Он был прекрасным человеком, усыновил двоих её детей, стал им настоящим другом. В благодарность за это будущая кинозвезда взяла именно его фамилию. Под ней и прославилась.
Прежде чем стать актрисой, Сёмина поступила в Калужский пединститут. Но потом забрала документы, уехав штурмовать Москву. Троллейбус привез её, совершенно не знавшую города, прямо ко ВГИКу. На вступительные экзамены документы уже не принимали, но декан актёрского факультета все же упросил комиссию сделать для Тамары исключение. Туры она прошла успешно и в 1956 году стала студенткой. Во время учёбы во ВГИКе Сёминой почти все преподаватели прочили прекрасное будущее именно на комедийном поприще. А она сделала карьеру прежде всего как драматическая актриса. На втором курсе она снялась у Марлена Хуциева в картине «Два Фёдора», где партнёром стал Василий Шукшин. А потом попала к Михаилу Швейцеру, экранизировавшему «Воскресение» Льва Толстого.
«На роль Кати Масловой пробовались многие актрисы, в том числе Зинаида Кириенко, уже сыгравшая Наталью в “Тихом Доне”, Татьяна Самойлова, ставшая мировой кинозвездой после фильма “Летят журавли”. Михаил Абрамович меня в упор не видел, — вспоминает Сёмина. — Зато разглядела его жена — Софья Милькина. Я тогда училась на четвёртом курсе, который Софья Абрамовна обожала. Она увидела меня, когда я играла сваху в “Женитьбе” Гоголя, невероятно смешную, всю в подушках.
Наряжали меня на пробы всем общежитием, высоченные каблуки, всю утянули. Михаил Абрамович был в ужасе: “Сонь, ты кого ко мне привела?! Катерина же полная, даже одутловатая женщина. Девочка, ты не злись, а иди книжку читай!” А Милькина за мной выскочила: “Детка, не беспокойся, мы всё уладим… Ты только пока на глаза ему не попадайся”». Тамару, которая весила всего 43 кг, стали срочно откармливать. Всем общежитием. Потом хорошенько загримировали и опять повели на пробы, которые она с успехом прошла.
В первый же день на Сёмину нагадил голубь. Она ужасно расстроилась, а съёмочная группа чуть в ладоши не хлопала. Оказалось, эта примета обозначает, что картину в будущем ждёт успех. Так и случилось: лента триумфально шла за рубежом, за роль в «Воскресении» Тамару в 1961 году назвали лучшей актрисой, её отметило жюри кинофестиваля в Мар-дель-Плата в Аргентине, а также вручили приз на XV Международном кинофестивале в Локарно в 62-м. «Моя работа самому Федерико Феллини понравилась. Он подарил мне пластинку-гигант с музыкой к своему кинофильму “Сладкая жизнь”. А великая итальянская актриса Джульетта Мазина призналась, что мечтала о Катюше Масловой, но после моей роли поняла: лучше уже не сыграет».

«Надеюсь, мой кураж никогда не пропадет»
В кино Семина снималась много. О своей работе в «Вечном зове» говорила так: «Роль Анфисы — это постижение едва ли не главного, что составляет смысл жизни каждой женщины, вообще любого человека, определяет счастье или несчастье этой жизни — с кем ты прожил отпущенные тебе годы, с любимым или нелюбимым человеком, стала твоя жизнь счастьем или крестом, который ты нёс все эти годы».
Как сплошной праздник вспоминает Тамара Петровна съёмки в «Крепостной актрисе». Снег, дворец, танцы, тройки — красотища! А вот съёмки в «Матери человеческой» были изнурительными — нужно было отдать себя роли целиком, без остатка, ведь это был уникальный, единственный в своём роде монофильм. Трудность актёрской задачи усугублялась ещё и тем, что у Тамары по роли почти не было слов.
Сёмину окружали знаменитые поклонники: Баталов, Жжёнов, Матвеев. А она как в 1957 вышла замуж за однокурсника по ВГИКу, мастера дубляжа Владимира Прокофьева, так и прожила с ним без малого полвека: «С Володей мы поженились еще во ВГИКе, на втором курсе. А до этого я год не могла его терпеть. Мы вместе танцевали, у него были какие-то нелады с ритмом, а замечания постоянно получала я. Педагог по танцам все время говорила: “Сема, подтянись!” А я в ответ требовала: “Дайте мне другого партнера!” Но потом, когда наш курс выехал на целину, однажды он вышел на сцену в длинном развевающемся плаще и потряс меня красотой, эффектностью своей фигуры. Вначале я даже разочаровалась, узнав Прокофьева, а потом поняла — он мой». Когда его парализовало после инсульта, Тамара стала его сиделкой, отказавшись от многих ролей. И выхаживала любимого почти 17 лет — до самой его смерти в 2005. Детей у актрисы нет, перенесла два выкидыша (мальчики), после сорока лет решила больше не пытаться родить ребёнка.
После смерти мужа Сёмина вернулась в кино. Мелькала в «Участке», «Джек-поте для Золушки», «Батюшке», «Охотниках за бриллиантами». «На рожон лезу до сих пор и получаю за это, — говорит Тамара. — Но надеюсь, мой кураж никогда не пропадет. Некоторые мои коллеги ноют в своих щелях: мол, они такие талантливые, но такие невостребованные. Никогда до этого не опущусь. Я всегда смеюсь, как бы трудно ни было. Иногда кто-нибудь из коллег говорит мне: “Какая ты худенькая, какая ты бледненькая”. На что отвечаю: “Да ладно, не завидуй!” Тут же начинают оправдываться, говорят, что сидят на диете, а я им отвечаю: “Хватит на ней сидеть, встань, ей ведь больно!”»

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам  http://donbass.uahttp://trud.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты