Урбан Грандье: договор с дьяволом

0

Одержимые монахини объявили священника поставщиком бесов
Договор между дьяволом и священником Урбаном Грандье представлен как доказательство в суде во французском городе Луден в 1634 г. Этот договор написан по-латыни, с использованием зеркала справа налево. Внизу — подписи Сатаны, Вельзевула, Люцифера, Элими, Левиафана и Астарота.

Инквизиция вовсю боролась с людьми, заключившими договор с дьяволом, — то есть, с ведьмами и колдунами. В 1398 г. Парижский университет официально утвердил теорию, согласно которой для колдовства обязательно необходим договор с сатаной. Отныне сотни еретиков шли на костер не за зримые проявления своего колдовского дара, а за сам факт сделки с князем тьмы.

«Договор» стащили из ада
Доказательства находились легко: в XVI в. контракт с дьяволом обычно составлялся инквизитором, после чего подозреваемый подписывал его. Или не подписывал. Тогда пытка продолжалась. Интересно, что сделки между купцами и сделки между колдуном и демонами, как правило, оформляли одни и те же юристы.
В этом отношении показателен документ, «подтверждающий» сговор между дьяволом и приходским священником церкви Сен-Пьер дю Мерш в Лудене отцом Урбаном Грандье. Несчастного обвинили в колдовстве монахини Луденского монастыря урсулинок и сожгли заживо в 1634 г. Этот договор — один из немногих сохранившихся до наших дней… подлинников, с «подписями» дьяволов. Как сказано в протоколе судебного заседания, документ «демон Асмодей стащил из кабинета Люцифера и предоставил суду». «Мы, всемогущий Люцифер, сопровождаемый Сатаной, Вельзевулом, Левиафаном, Астаротом и другими, сегодня заключаем договор о союзе с Урбаном Грандье, который теперь находится с нами. И мы обещаем ему любовь женщин, милость монахинь, всемирные почести, удовольствия и богатства. Он будет ступать во внебрачные связи; увлечения будут приятны для него. Он будет приносить нам раз в год дань, отмеченную его кровью; он будет попирать ногами реликвии церкви и молиться за нас», — таков был текст «договора».
Отца Грандье пытали несколько дней подряд. Специальными щипцами раздробили практически все кости, исполосовали каленым железом. Однако священник так и не признался в совершении колдовских обрядов. Что, впрочем, не помешало инквизиции признать несчастного виновным.

Звезда церкви
Известно, что обвинение в колдовстве в эпоху средневековья было удобным способом расправиться с неугодными. Чем же досадил Грандье высшим церковным чинам? Во-первых, о нем писали как о человеке выдающихся способностей. Он получил прекрасное духовное образование у иезуитов в Бордо и в 27 лет уже имел свой приход в городе Лудене. Дар проповедника очень скоро сделал аббата местной знаменитостью. Он не только призывал к благочестию, но и клеймил высшее духовенство, погрязшее в грехах. Жители Лудена оставляли свои храмы и устремлялись в приход молодого аббата. Разумеется, такой успех не остался незамеченным, и у Грандье него появилось масса врагов и завистников. Но и высоких покровителей у аббата было достаточно, чтобы чувствовать себя в безопасности.
Репутацию священника подорвали любовные похождения. Как утверждала молва, он интересовался совсем юными девушками, причем, соблазнял не простолюдинок, в барышень из знатных семей. Аббату приписывали совращение дочери своего друга, королевского прокурора Тренкана, дочери королевского советника Рене де Бру. Говорят, что с последней Грандье даже обвенчался. Да еще написал трактат, в котором доказывал, что безбрачие католического духовенства — не догмат, а лишь обычай, и его нарушение – вовсе не смертный грех. К слову, этот трактат сохранился.

«Дело одержимых»
Когда Урбан уже был священником в Лудене, там появился женский монастырь урсулинок. Сначала он состоял всего из нескольких монахинь. Вскоре монастырь начал процветать, особенно когда настоятельницей стала Анна Дезанж. Все сестры, кроме одной, были знатного происхождения, из состоятельных семей. В 1631 г. умер престарелый священник монастыря аббат Муссо. На его место сразу появилось несколько кандидатов, в том числе Урбан Грандье. Но урсулинки решительно воспротивились беспутному аббату, они просили назначить им в духовники преподобного Миньона. Этот почтенный пастырь не раз обличал Грандье, немудрено, что между старым и молодым аббатами и без того существовала неприязнь. Началась подковерная игра, разбирательства дошли до епископского суда, затем до архиепископа. После долгих препирательство духовником урсулинок был утвержден все-таки аббат Миньон.
Так возникло дело «луденских одержимых». С весны 1632 г. по городу поползли слухи: ночью урсулинки бродили по обители, даже появлялись на крыше; им являлись привидения, которые истязали и мучили монашек. Первой «заболела» мать-игуменья, затем злой дух охватил всю общину, за исключением пяти сестер. Подцепила «заразу» даже посторонняя девица, пришедшая навестить родственницу-монахиню. Аббат Миньон первым забил тревогу и призвал на помощь аббата Барре, опытного экзорциста. Они начали читать молитвы над самой настоятельницей Анной Дезанж. По описаниям священников, женщина забилась в судорогах, выла и скрежетала зубами. Наконец, засевший в ней демон начал отвечать на вопросы экзорцистов. После отчитывания ее и других одержимых выяснилось, что игуменья нашла ветвь розового куста, усыпанную крупными цветами; видимо, кто-то перебросил розы через монастырскую ограду. Игуменья понюхала цветы, другие монахини тоже любовались ими и вдыхали аромат. Священники тут же постановили: ветвь якобы была заговоренным предметом, через который в монашек и вселилась нечистая сила. Затем все урсулинки вдруг воспылали любовью к Грандье, он стал им являться во сне и наяву, склоняя их к распутству. Как только бес усмирялся, одержимая приходила в нормальное состояние, цвет лица становился здоровым, а пульс ровным. А ведь за несколько минут до этого женщина так изгибалась, что опиралась на каменный пол только затылком и пальцами ног. Как уверяли урсулинки, виновником их одержимости был аббат Грандье.
После сожжения священника урсулинок исцеляли еще несколько лет. Даже брат короля Людовика XIII Гастон Орлеанский приезжал посмотреть на диковинное поведение одержимых во время заклинаний экзорцистов. Перед толпой устраивалось целое шоу: на теле монахинь появлялись стигмы (знаки выхода демонов), они изрыгали с рвотой разные предметы, начинали говорить на иностранных языках, которых прежде не знали, изгибались в причудливых позах или застывали, как при столбняке. Свой ответ по поводу этих явлений дали ученые: если искусно изгибаться умеет акробат, то может и любой человек в определенных условиях; чужих языков можно не знать, но некоторые слова, например, французского, похожи на латинские, что можно принять за разговор на другом языке; изрыгать целые предметы могут люди со слабым желудком.
С точки же зрения современной науки происшедшее в Лудене – яркий случай массового психоза, который возник у и без того экзальтированных монашек, еще и прошедших обработку «святых отцов» для устранения опасного конкурента.
История Урбена Грандье привлекла внимание Александра Дюма, который посвятил ему повесть из цикла «Знаменитые преступления» и пьесу. Английский писатель Олдос Хаксли, изучив аутентичные документы и биографию Грандье, на их основе написал книгу «Луденские дьяволы», которая была адаптирована для сцены в 1960 году и послужила основой сценария к фильму «Дьяволы».

По материалам Wonderland.com.r

Поделиться.

Комментарии закрыты