Виктория Толстоганова: «В кадре я живу, дышу»

0

Известной актрисе исполняется 45 лет
Сегодня на ее счету полсотни фильмов и несколько кинопремий. Все это не мешает «девушке с характером», как называют Викторию в театрально-киношной среде, воспитывать трёх своих детей: девочку и двух мальчиков.

Подражание Пугачевой
Коренная москвичка, Виктория Толстоганова родилась 24 марта 1972 года. Потом у нее появились еще три сестры, так что, по рассказам самой Виктории, «в доме было вечное состояние детского сада». А поскольку в небольшой квартире всегда жили и животные: то кролики Кай и Герда, то гусь, собаки, кошки, хомяки — воспоминания о детстве всплывают такие: «В разных комнатах — по девочке со скрипкой, длинный полутемный коридор, в нем подвывает пес, подпевая этим скрипкам».
Стать актрисой Вика мечтала с первого класса и попросила родителей записать ее в Театр юных москвичей при Дворце пионеров. Идеала, которому хотелось бы подражать, не сложилось, но был кумир — Алла Пугачева. Так что из-за двери Викиной комнаты, где она запиралась и «голосила» под пластинку кумира (именно голосила — хорошо петь, признается Толстоганова, она так и не научилась), для благодарного пса тоже неслись звуки, чтобы подпевать. В старших классах после школы Вика ездила на курсы в МХАТе, откуда была прямая дорога в ГИТИС. И вдруг она туда не поступила. Ни с первого, ни со второго раза.
Но в семье ее мечту понимали и поддерживали. «Сейчас вспоминаю это время и даже не представляю себе, что бы делала дальше, если бы все бросила тогда. Думаю, если бы не приняли и в третий раз, то поступала бы еще и еще, — признается Толстоганова. — Желание прерываться не было вообще. Может, на десятый год я бы превратилась в такую городскую сумасшедшую и бродила бы вокруг театрального училища».
Еще в студенческие годы девушка стала работать в Московском драматическом театре имени Станиславского. Как раз в это время режиссер Владимир Мирзоев набирал труппу молодых и талантливых артистов, в которую и попала Вика. «В театре я показывалась в начале четвертого курса, — говорит актриса. — И меня взял Владимир Мирзоев, который тогда набирал команду молодых актеров. Сразу после вступления в труппу мы с Мирзоевым начали делать несколько спектаклей. Моя первая роль была в “Хлестакове”. Маленькая ролька, выдуманный персонаж — девочка с веревочкой. Все время хожу, шапку снимаю, из мальчика в девочку превращаюсь». По словам Виктории, у Мирзоева хорошая школа психологического театра, чувствуется, где фальшь, у него нельзя растеряться. Хотя он очень сложный режиссер, но с ним работать легко и весело.

«Русская Шерон Стоун»
Работать в Театр Станиславского она пришла такой, какая есть: цельная, готовая трудиться по 24 часа в сутки, неунывающая. Вскоре это дало свои плоды — Толстоганова была обеспечена ролями и приглашениями в спектакли самых модных режиссеров. А пока красавица завоевывала сердца театралов на подмостках, за ней начал ухаживать молодой человек – Андрей Кузичев: «С ним мы жили в одном районе Москвы, но познакомились только на вступительных экзаменах, а заметили друг друга на третьем курсе. Наш роман начался с яблока, которое он мне преподнес. Правда, Андрей не только мне их дарил, до этого я замечала фрукты у однокурсниц, поэтому, когда принес первое большое яблоко мне, засмеялась. Наверное, он как-то ухаживал за мной, но я почему-то помню только яблоки: кладешь их в карман – и он сразу оттягивается.
Я даже не помню, съедала эти яблоки или нет. Меня волновало другое – чего он мне предложение-то никак не сделает? Под Новый год не вытерпела и прямо спросила его об этом. Андрей удивленно на меня посмотрел: “Чего ты торопишься? Я весной хотел, романтично же”. А я все не унималась: “Это не я тороплюсь, это ты не хочешь на мне жениться”. Он тут же побежал куда-то, принес шампанское, цветы и сделал мне предложение. Свадьбы у нас не было. Андрей написал родителям записку: “Мы с Викой расписываемся”, я тоже что-то такое своим родителям сказала. В загс пошли вдвоем – если заходить в него “с черного хода”, то, как оказалось, можно зарегистрироваться и без свидетелей, а потом поехали к друзьям на турбазу, где нам выделили домик. Здорово было!»
Будучи актрисой театра Станиславского и других независимых театральных проектов, Толстоганова всегда очень мечтала о кино. Было время, когда она бегала на пробы чуть ли не каждый день. Мечтала попасть к Тодоровскому на «Страну глухих», но роль досталась Чулпан Хаматовой. А потом понеслось: не успевали показать на телевидении одну картину с участием Виктории, а она уже снималась в следующей.
Толстоганова не считает зазорным появиляться в рекламных роликах, телевизионных сериалах или эротических сценах. Всё это она делает для совершенствования собственного мастерства, единственным условием является взаимопонимание с режиссёром. Кстати, Викторию Толстоганову довольно часто называют «русской Шерон Стоун», с чем она категорически не согласна: «Признаю, что она очень красивая женщина. Я, кажется, к этой категории не отношусь никак. Вначале это сравнение меня возмущало, потом стало понятно, что люди, которые так говорят, не относятся плохо ни к ней, ни ко мне. Хотя есть много гораздо более симпатичных мне западных актрис».
К себе она самокритична. «Можно по пальцам пересчитать мои работы, что мне нравится смотреть, — признается актриса. — Да и вообще, не очень люблю это делать. Но я не могу просто отказаться от просмотра, а потому делаю это один раз и больше не пересматриваю. Самое важное в нашей профессии — партнерство. Один здесь ты ничего не сможешь сделать. И потом, это умение налаживать отношения помогает в обычной жизни. А в профессии все же стараюсь учиться у более опытных коллег. В “Семейном доме” встретилась на площадке с замечательной актрисой Светланой Крючковой — это было счастье!
Мне везет, что предлагают очень разные роли. Допустим, в “Башмачнике” я очень красивая, в “Магнитных бурях” я уже совсем другая — девушка из маленького городка, естественная. Было очень трудно привыкнуть к тому, чтобы вставать в кадр вовсе без косметики, а потом самой понравилось! В картине “На безымянной высоте” я женщина-снайпер, жесткая, некрасивая — но это тоже интересно».
«Московскую сагу» по книге Василия Аксенова Виктория тоже вспоминает с радостью: «Замечательные партнеры и режиссер, хороший литературный материал, героиня Тася — трогательна и прекрасна. Мне дороги почти все мои героини. А впрочем. Больше по душе истории, где женщины живут и совершают поступки, не подозревая об их значимости, как это было в “Магнитных бурях”. На первый взгляд, они не делают каких-то героических шагов. Но от них нельзя оторвать глаз! Роль в том фильме – самая моя любимая на всю жизнь».

«Дети — это высшее счастье для женщины»
Кино — это ее профессия в первую очередь, но и театр безумно интересен Толстогановой. «К тому же я успела отдохнуть от него, поскольку долгое время работала только на съемочной площадке. Это разные сферы деятельности, и, наскучавшись, я чувствую в себе силы выйти на сцену, — говорит Виктория. — Но если бы мне сказали: “выбирай — кошелек или жизнь”, я бы, конечно, выбрала кино. Это мое! В кадре я живу, дышу. Я давно веду спор с большими любителями театра. Последние считают, что на сцене ты проживаешь по-настоящему, а в кино большая роль отводится монтажу. Но в первом случае люди каждый день выходят на сцену, повторяют одно и то же, и жизнь тихонько вытекает из зрительного зала. Актер, конечно, живет в театре, но здесь нет сиюминутности, а в кино самое дорогостоящее — удивить саму себя. Вдруг сыграл и думаешь: “Ничего себе! что сейчас произошло?” На таких моментах и строится моя любовь к кинематографу.
В театре работают совсем другие эмоциональные аспекты личности. Иное распределение энергии. Живое — это зритель, а не то, что происходит на сцене. Зал дышит, чувствует тебя, ловит каждое слово. Именно от этого актеры очень зависимы».
По словам самой актрисы, она бывает вспыльчивой, что явно ей в себе не нравится. Признается, что нет ничего в жизни ужаснее грубости и агрессии. Но при этом может обидеть, правда, позже раскаивается и сама же первая идет на примирение. Главным качеством женщин считает умение оберегать окружающих людей и отвечать за свои поступки. Косметикой пользуется минимально, потому что, во-первых, лень каждый день краситься, а во-вторых, собственное лицо без грима ей нравится больше.
Виктория никогда не прекращала работать. Уже через месяц после рождения дочки Вари она была на съемочной площадке. До того часто появлялась на публике в положении, не прячась от объективов фотокамер. А вот во второй раз, когда ждала сына Федю, предпочла скрыть этот факт. «Все получилось спонтанно. Меня даже близкие друзья спрашивали: “А ты знала, что беременна? Все было настолько незаметно”. Второй раз просто получилась какая-то суматоха со всем этим, я сама была изумлена, — признавалась Толстоганова. — Беременность была не то чтобы незапланированной, а вообще неожиданной. Тем более у меня в тот момент были тяжелые съемки, из-за этого боялась рассказывать всем о положении. Я все время волновалась, думала о том, как беременность совместить со съемками. Но как вы видите, все сложилось правильно, и у меня с мужем появился наследник».
Но прожив вместе 10 лет, актеры расстались. Третий ребенок Виктории Толстогановой Ваня родился в ее гражданском браке с театральным режиссером Алексеем Аграновичем — сыном известного кинооператора, снявшего фильмы «Маленькие трагедии», «Ищите женщину» и «Покаяние». Роль матери актриса считает самой главной из своих ролей: «Варя уже ухаживает за маленьким Иваном. Он влюблен в нее и в Федора. Они получают друг от друга больше, чем от взрослых. Мир братьев и сестер, на мой взгляд, порой даже важнее детско-родительского. Когда я на съемках, помогают няни и мама. Все остальное время занимаюсь детьми сама — и тогда у меня ни одной свободной минуты. Я считаю, что, несмотря на профессию, дети — это высшее счастье для женщины. Не хочу быть Мэрилин Монро, которая из-за работы и веяний времени пожертвовала семьей. Для меня ребенок — это не жертва. Это жизнь».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Новый Омск» (newsomsk.ru), «Шанс» (shans.com.ua), «Новая» (novaya.com.ua

Поделиться.

Комментарии закрыты