Янина Мелехова: «В танце человек раскрывается»

0

 

Янина Мелехова — популярная актриса театра и кино, балетмейстер, педагог. Она поделилась некоторыми секретами профессионального мастерства и рассказала о своем отношении к успеху…

— Янина, вы ведь не только играете в театре «Экспромт», но и работаете там хореографом. Насколько умение танцевать важно для актера?
— В нашей профессии тебя выбирают не только по актерским данным, но и по фигуре, движениям. Мало иметь красивое тело, его нужно уметь преподнести. Часто вижу актрис с формами куда более привлекательными, чем у меня, но далеко не все из них умеют пользоваться своими природными данными. Свободная походка от бедра, спинка прямо — это во многом идет от хореографии. Вообще женщина создана для красоты, и танец помогает ей раскрыть свою привлекательность.
У меня мама — хореограф-балетмейстер, сестра тоже, так что мне хореографическая судьба была просто предначертана. Кстати, в свое время мне это очень помогло: в «Стилягах» нужно было танцевать, в фильме «Вирт: игра не по-детски» тоже была танцевально-акробатическая сцена. Цицерон сказал: «Ни один здравомыслящий человек не будет танцевать». Актер — это не здравомыслящий человек. Он здравочувствующий. Танец и актерская профессия неразделимы.
— А если вне экрана и сцены?..
— Если говорить о внутреннем состоянии, то в танце человек раскрывается. Я обожаю смотреть, как люди танцуют в клубах. А в парках? Это же просто сказка — столько бесплатных танцевальных площадок, куда можно прийти и отлично провести время. Возрождаются клубы по интересам. Недавно была в Екатерининском парке, где танцуют пенсионеры, и специально остановилась, чтобы посмотреть. Хочу быть такой же в их возрасте — активной и любящей жизнь!
— В концерт-клубе Алексея Козлова на Маросейке вы исполняете главную роль в спектакле-мюзикле «Трагедия маленькой девочки». Чем вам близка судьба Мэрилин Монро, что вы привнесли в этот образ?
— Моя боль. Моя любовь. Считаю эту женщину самой несчастной на свете. Я бы хотела, чтобы у меня не было ничего из ее судьбы. Она совершенно не понята и не была принята так, как того хотела. Сложнейшая жизнь! Проблему красивых женщин я периодически ощущаю на себе: больно и неприятно осознавать, что твои внешние данные могут мешать и обуславливать отношение к тебе.
— У вас очень интересный Инстаграм — это ваш дневник?
— Я человек достаточно закрытый, поэтому Инстаграм для меня — это точно не дневник. Когда артисты размещают откровенные посты о своих чувствах и ощущениях, вижу в этом ложь и лукавство: то, что у тебя внутри, невозможно так безоглядно выставлять на всеобщее обозрение. Я сама веду свои социальные сети: иной раз понимаю, что это работа, и пересиливаю себя, а иногда все происходит само собой. Раньше у меня часто возникало желание скрыть факт приглашения на пробы. А в этом году уже трижды писала об этом — и попала во все три проекта. Тогда подумала, что у меня, наверное, много доброжелателей: никто не сглазил, а, наоборот, помогли.
Однажды встретила коллегу, с которой не пересекалась лет семь, и она стала рассказывать, что следит за моей судьбой и успехами, радуется за меня. В тот момент я поняла: мои посты действительно кому-то нужны, у меня прекрасная обратная связь со зрителем.
Крикливую рекламу и пиар легко отличить. Есть исполнители-тусовщики, для которых реклама — единственная возможность оставаться на виду. Я же использую пиар, чтобы быть востребованной в своей профессии, а также для продвижения проектов, чтобы больше зрителей приходили на спектакли, чтобы больше людей посмотрели хорошее кино…
— Многие режиссеры жалуются, что сегодняшний зритель в большинстве своем равнодушный, не желает думать…
— А многие зрители жалуются на пустые фильмы. Сейчас снимают либо глупые комедии, либо тяжелые авторские ленты — нужна золотая середина. На «Кинотавре» в этом году я была поражена, что молодые режиссеры снимают очень темное кино, внутренне темное. То ли оттого, что равняются на Звягинцева, то ли потому, что они видят, какие картины отбираются на фестивали, в том числе международные. Почему только провинция, бандиты, убийства?
Зритель у нас разный. Я всегда за молодежь 15-20 лет. Поражаюсь им. Это интересные, интеллектуальные, необычные люди. Есть группа подростков, которым я преподавала, они очень любят современную фантастику и знают все о ней, называют имена таких авторов, о которых я никогда не слышала. Скупают все книги — а это удовольствие недешевое, обмениваются ими, обсуждают последние новости. Это те ребята, кто уже в 6 утра на тренировке, потом в школе, после идут изучать иностранные языки, заниматься в театральной или танцевальной студии. А по ночам они читают.
— Сегодня в кинематографе много молодых привлекательных актрис, и, конечно, существует большая конкуренция. А что вы готовы сделать для того, чтобы быть вне конкуренции? Насколько важна для вас популярность?
— Разумеется, конкуренция большая. Что с ней делать? Спокойно работать, верить в себя, развиваться, учиться. Да, отчасти это взгляд на проблему сквозь розовые очки, но я, слава богу, пока не перестала верить в справедливость и честность. Что касается популярности, то она мне нужна, чтобы иметь интересные проекты, которые многое могут дать зрителям. Для меня ориентиры — Чулпан Хаматова, Юлия Пересильд, Юлия Хлынина, которые известны и уважаемы благодаря своему труду и таланту, а не походам на тусовки.
Чтобы выделяться среди других, надо быть собой. Какая я? Не знаю. Мне кажется, я бываю настолько разная, что сама себе поражаюсь. Мэрилин Монро однажды сказала: «Мне всегда казалось, что меня не существует. Единственный способ для меня быть — это быть кем-то другим. Поэтому я стала актрисой». Я бы отнесла к себе эту фразу.
— И все-таки, какими качествами должна обладать современная актриса, чтобы ее заметил зритель?
— Для начала ее должны заметить режиссер и продюсер. А если серьезно, то надо играть тонко, точно и обладать магией и харизмой.
— Янина, вы ведь еще работаете над дизайнерским брендом — хотите удивлять публику оригинальными нарядами?
— Шитье — мое увлечение с детства, возможно, оно досталось мне от прабабушки, которая была швеей. В 8-м классе на уроке труда все девочки шили юбочки из клиньев, а мне хотелось зимнее пальто — я была неформалом, и то, что продавалось в городе, меня не устраивало. С пальто «справилась» за пару месяцев благодаря выкройкам из журнала «Бурда». Оно было на подстежке, с карманами, воротником. Учительница пророчила мне дизайнерское будущее, но актерское направление затянуло полностью. Однако шить я никогда не бросала: создавала костюмы для своего хореографического коллектива, для спектаклей.
Сейчас посещаю красную дорожку только в собственных нарядах! Шью под свой вкус, чтобы вещи идеально на мне сидели. Меня часто спрашивают, что за бренд, откуда платье. И настоятельно рекомендуют заняться шитьем всерьез, но пока что времени на то, чтобы выпустить коллекцию, не хватает. Много работы в кино и в театре. Хотя в будущем мечтаю о серьезной дизайнерской карьере, в каждую работу вкладываю много труда и любви. Уверена, что, когда первый человек наденет придуманный мною наряд, я испытаю радость, счастье от того, что кто-то носит вещь, сделанную моими руками!

Анжела Якубовская, http://gazetauzao.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты