Юлия Ахмедова: «Равноправие у нас везде, и в юморе тоже»

0

Популярной артистке исполняется 35 лет
Зрители обожают её за искромётный юмор, журналисты — за простоту и открытость, а коллеги — за интеллект и железную волю.

«КВНщица года»
Юлия Ахмедова родилась 28 ноября 1982 года в Воронеже. Вместе с сестрой она росла в семье военного, где нравы царили очень строгие. Тем не менее, родители не подавляли увлечения Юли и не влияли на её выбор жизненного пути, проявляя доверие к дочери. В 1999 Ахмедова поступила на строительно-технологический факультет воронежского университета, а после получения диплома окончила магистратуру по специальности «энергосбережение». Как рассказывала сама Ахмедова, получить высшее образование в этом направлении её побудил интерес к экологии в целом и подступающая проблема истощения ресурсов Земли. Но когда встал выбор между работой в науке и работой в команде КВН, девушка всё же выбрала юмор, о чем сейчас нисколько не жалеет.
Дважды подряд эта талантливая артистка получила звание «КВНщица года» за выступления в команде «25-ая», и это не единственные, и даже не главные её победы: как капитан Юля вывела команду в Высшую лигу, а как самостоятельный юморист запомнилась и полюбилась зрителям.
С 2008 года Ахмедова тесно сотрудничает с телеканалом ТНТ. Их совместная работа началась с телесериала «Универ», куда талантливую комедиантку позвали для работы над сценарием. С 2012 года она участвовала в шоу Comedy woman, куда сначала пришла просто гостем двух выпусков, а затем стала креативным продюсером шоу. С Русланом Белым Юлия тоже познакомилась через КВН — некоторое время он даже сотрудничал с её командой. Именно Руслан втянул девушку в авантюру, сделавшую её по-настоящему знаменитой: сначала он предложил ей совместно создать шоу Stand up, где Юлия стала продюсером, а затем настоял на том, чтобы Ахмедова и сама вышла на сцену, а не оставалась за кулисами.
Первое выступление Юлии в качестве стендап-комедиантки произошло в день её тридцатилетия. Сама юмористка призналась, что если бы не пригласила кучу гостей, каждому из них рассказав, что будет выступать, то точно отказалась бы. Она раньше не занималась выступлениями в этом жанре, а потому ужасно нервничала. Однако артистку приняли и полюбили, и с тех пор Ахмедова стала резидентом шоу.

«У меня свое измерение вульгарности»
О ней часто говорят как о единственной девушке в шоу Stand up. Однако сама она отвечает: «У нас появляются девушки, но в рубрике “Открытый микрофон” пока на постоянной основе никого нет, хотя не исключаю, что будут — есть на подходе три очень сильные девушки. Никакой конкуренции я не ощущаю. Это связано с тем, что я не делю комиков на мужчин или женщин. Ты или смешной, или нет. Хотя раньше я говорила, что женщинам сложнее, потому что к ним ниже кредит доверия. Сейчас понимаю, что равноправие у нас везде, и в юморе тоже».
При этом в своих монологах она старается донести до мужчин, что для женщин неприятно или обидно: «И на тему сексизма у меня было несколько монологов. Я не хочу себя называть ярой феминисткой, о них у меня странные представления, но да, я с этим сталкиваюсь практически каждый день. Например, когда после выступления мне говорят: “О, для женщины неплохо! О, а женский юмор-то существует!” То есть они считают, что порадуют меня тем, что, похвалив меня, унизят всех остальных женщин.
Какое-то снисходительное отношение чувствуется всегда, причем мужчины сами не замечают, насколько глубоко корнями вросло это все в их сознание. У меня преподаватель по английскому, и у него собака лабрадор. Показывает мне: “Съела туфли, когда я не пришел вовремя домой, чисто женское поведение”. Я строю карьеру много лет, приходилось столкнуться с тем, что во время встречи с серьезным человеком осознаешь, что он тебя вообще не воспринимает всерьез. Себе-то я все уже давно доказала. Но, встречаясь с каким-то мужчинами выше по должности, мне каждый раз приходится доказывать, что у меня есть мозги, что я могу делать что-то не хуже. И все равно иногда слышу: “Ну вот — ты, ладно, умная. А так-то мало умных женщин!” Это странно».
У нее есть жесткие шутки, но Юлия никогда не шутит про секс ради провокации: «Все, что я рассказываю, — реально происходит в жизни. Поэтому стендап для кого-то может казаться жестким, откровенным, кто-то говорит, что у нас пошлые шутки, но я так не считаю. У меня свое измерение вульгарности. Я, например, сильно волнуюсь за некоторые вещи и думаю, что можно сказать, что нельзя. И если я это говорю, и вы это видите по телевизору или на концерте, значит, я считаю это допустимым для себя. Но я понимаю, что для многих это может быть чересчур».

«Работа за кадром мне сейчас интереснее»
На сцене она вынуждена выворачивать душу перед зрителем. Но свою личную жизнь старается уберечь от посторонних глаз: «Несмотря на то, что мы откровенно говорим о вещах, которые происходят в нашей жизни, я очень закрытый человек. В коллективе мы все такие. Бывает, что о каких-то моментах из жизни коллеги ты узнаёшь после того, как он рассказал об этом со сцены. Потом подходишь и спрашиваешь: а реально у тебя такое произошло? Открытость на сцене не означает открытости в личной жизни. Вообще я раньше говорила, что никаких специальных требований к избраннику у меня нет, но сейчас понимаю, что у меня появился миллиард каких-то тараканов, привычек, которые не так легко поменять. У меня всё сложилось, у него тоже. Не хватает гибкости, ломаться друг под друга уже не получается».
Ее почти нет в социальных сетях. Такова позиция самой Юлии: «Я как любой человек ранимо отношусь к критическим замечаниям, к хейтерам. Instagram раньше был площадкой, где я выкладывала личные фотографии. Хочется поделиться каким-то счастливым моментом — размещаешь снимок, а под ним начинаются оскорбления».
Так что она рассказывает о своей работе: «На Западе стендап часто является стартовой точкой творческого человека. Это нормальный путь: начать как стендап-комик, а потом развиваться как актер, режиссер, сценарист или продюсер. Я определила для себя направления, которые мне интересны: если честно, работа за кадром мне сейчас интереснее».
Порой ее спрашивают, не думает ли она запустить собственное шоу — как Эми Шумер в Америке. «Эми, конечно, очень крутая, и на сегодняшний день является женщиной номер 1 в стендапе, однако не могу сказать, что я большая поклонница ее творчества, — говорит на это Юлия. — Мне, скорее, ближе сериал “Девочки”. Это очень искренняя работа. А самое удивительное, что ее придумала, спродюсировала и сняла Лина Данэм, которой на тот момент было всего 24 года. Она стала рупором своего поколения. Когда ты понимаешь, что люди создают подобные вещи в 20 с небольшим лет, проникаешься восхищением. Мне бы хотелось сделать что-то подобное».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Peoples.ru, Klops.ru, Obzor.westsib.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты