За кулисами «Богемской рапсодии»

0

Создавать фильм помогали музыканты Queen

Как и создание других байопиков, производство «Богемской рапсодии» стало едва ли не интереснее, чем сам фильм. Особенно, когда к делу были привлечены те, кто знал самого Фредди Меркьюри, мощного и ранимого, пафосного и дурашливого, словом, великого притворщика.

Маленькая ложь и Мэй из прошлого
Много актеров хотели заполучить роль одного из легендарной четверки Queen, и последним из желанных и не пристроенных остался образ обаятельного Роджера Тейлора, ударника группы. Режиссер проекта Брайан Сингер хотел, чтобы кандидат на эту роль непременно умел играть на барабанах. Знакомый с ним по работе над кинокомиксом «Люди Икс: Апокалипсис» Бен Харди соврал, заявив, что немного играет на ударных. Удивленный Сингер попросил Бена записать видео, где тот бы проявил этот свой скрытый талант. 27-летний актер не растерялся и нанял репетитора, чтобы разучить с ним одну-единственную песню, а дальше будь что будет. Когда Сингер впервые пригласил Харди на пробы, актер понял, что постановщик даже не посмотрел видео и взял его в проект за настырность.
Тем не менее, история обмана Бена на этом не закончилась. Сдружившись с остальными тремя ребятами, Гвилимом Ли (Брайан Мэй), Джо Маццелло (Джон Дикон) и Рами Малеком (Фредди Меркьюри), Харди рассказал им, как заполучил роль. Тогда Рами решил подшутить над коллегой и распространил на площадке слух: якобы единственным пожеланием реального Роджера Тейлора, кстати, и продюсера картины, является живое исполнение Беном его сумасшедшей барабанной партии в Keep Yourself Alive. А она мало того, что очень сложная, так еще и безбожно длинная. Актер так разнервничался, что заперся в трейлере и пару часов не показывался оттуда в надежде, что все замнется. Сжалившийся над ним Малек объяснил, что и музыканты, и Сингер, да и вообще все знают об обмане Бена, но ничего не имеют против.
Кастинг Гвилима Ли прошел более гладко. Музыканты Queen сошлись на том, что нашли идеального Брайана Мэя. Однако никто из них даже не подозревал, насколько тот был идеален, пока настоящий Мэй не встретил свою точную молодую копию. Все, что мог сделать ошарашенный гитарист, — это поправить преемнику парик. Между тем пришедшая поддержать молодых актеров жена Мэя прослезилась от умиления.
Забавная история случилась с Джо Маццелло, который готов был сыграть что-то на басу, но, не услышав такого пожелания, уже было смирился, что роли Джона Дикона ему не видать. Через некоторое время с Джо связались продюсеры ленты и попросили записать видео, дабы они могли услышать, сможет ли актер сымитировать английский акцент. Он повторил видео, которое Дикон записывал за рулем, и через пару месяцев получил долгожданный положительный ответ.
Что касается ключевой роли, после трений изначально прошедшего кастинг Саши Барона Коэна с Мэем и Тейлором в СМИ звучали имена разных кандидатов. В списке были даже Бен Уишоу и Дэниэл Рэдклифф. Малека на пробы пригласил продюсер ленты Грэм Кинг, покоренный игрой актера в технотриллере «Мистер Робот». Рами здорово удивился, ведь то, что он делал в сериале Сэма Эсмейла, было полной противоположностью всему, что ему предлагали делать теперь. Он сразу признался, что не играет на пианино, не поет, а его танцы выглядят весьма устрашающе.
Тем не менее, Рами взяли на роль, как потом он шутил, из-за выдающейся линии подбородка.

В поисках Фредди
Занявшая целый год изнурительная подготовка Малека к перевоплощению в Меркьюри началась с того, что актеру выделили нескольких наставников — по пению, игре на фортепьяно и, конечно, хореографии. Однако вскоре Рами понял, что хореограф-то ему, по сути, и не нужен, ведь Фредди Меркьюри никогда не танцевал под счет. «Он был экспрессивным и спонтанным в каждом своем движении, — говорит актер. — Каждый раз, когда он оказывался на сцене, никто не знал, что он задумал. Я тоже хотел стать иногда неуловимым, а иногда плавным, словно ртуть. Хотел, чтобы операторы гадали, в какой момент и где ловить мои шаги». Поэтому очень скоро Рами и продюсеры «Рапсодии» осознали, что актерам (не только Малеку) нужен тренер по движениям.
Поэтому пригласили британского хореографа Полли Беннет, которая проделала невероятную работу с Рами. Каждый взгляд, поворот головы, каждая дерзкая поза на сцене и, конечно, коронные манипуляции с микрофоном были аккуратно перенесены на экран. «Фредди был большим поклонником Лайзы Миннелли и перенял у нее множество движений, так что иногда даже полезнее было посмотреть “Кабаре”», — шутит Малек. Кроме того, Полли посоветовала Рами просмотреть выступления Дэвида Боуи, Джими Хендрикса и Ареты Франклин как источников вдохновения Фредди. Бесконечные просмотры этих видео, записей с концертов Queen и интервью с Меркьюри оказались не единственным методом подготовки. Чтобы раскрепостить Рами и научить его тело двигаться непривычным актеру образом, Полли использовала систему жестовых ассоциаций, не совсем очевидных, если уж на то пошло. «Мы только начали готовиться к роли, и она сказала: “Представь, что по твоей спине бегают пузырьки, как в джакузи, а теперь вытянись, словно жираф, а теперь подай-ка мне спагетти». Когда после этих указаний Малек встал в нужную позу, сам того не замечая, войдя в образ Фредди, они поняли, что нашли общий язык.
Для большей внешней похожести с Меркьюри Рами Малеку специальным образом подводили глаза (чтобы они казались меньше), сужали нос и сделали протез верхней челюсти, который он стал носить всегда и везде, хотя поначалу испытывал с ним большие трудности. «Это самая неудобная штука в мире для того, чтобы говорить, петь или целоваться. Однако со временем я уже не мог жить без него. Я чувствовал себя голым, если не надевал этот протез», — вспоминал Малек.

Безработные ручные дублеры
Четверка главных актеров проделала колоссальную работу, научившись хотя бы внешне играть на инструментах так, как это делали бы настоящие рок-музыканты. И все же для подстраховки на проект были приглашены «ручные» дублеры — музыканты, чьи руки можно было бы снять в случае неудачи актеров. Утверждается, что в итоге дублерам пришлось стоять в сторонке, пока Малек, Ли, Харди и Маццелло играли на инструментах самостоятельно.
«Я, конечно, мог кое-что сыграть, но далеко не на таком профессиональном уровне, — говорит Ли. — Так что Брайан Мэй мне сильно помог, научил нескольким штучкам». А Бен Харди взял пару мастер-классов у виртуозного Роджера Тейлора. Несмотря на то, что к концу подготовительного периода Рами, Гвилим, Бен и Джо чувствовали себя уверенно за пианино, с гитарой и с палочками в руках, для ленты было недостаточно просто делать вид, что они играют, и почти всегда дело решалось с помощью фонограммы. Везде, за исключением Another One Bites the Dust, которую актеры исполнили сами как настоящий рок-бэнд.

Гардероб Брайана Мэя и костюмы с барахолки
Художнику по костюмам Джулиану Дэю пришлось постараться, чтобы создать или найти одежду, идентичную той, что носили рокеры на сцене и в жизни. Маленькая подсказка: в свои ранние годы Queen, как и многие глэм-рокеры, вдохновлялись женскими коллекциями 1930-х гг. Только в майки, что надевали на Рами Малека, добавили немного лайкры, чтобы актер мог проворнее в них двигаться. Все остальные костюмы были винтажными, и под ними чаще всего подразумевались реальные вещи музыкантов. Например, гитарист Queen и продюсер «Рапсодии» Брайан Мэй любезно покопался на антресолях и нарядил играющего его Гвилима Ли в собственную одежду 1970-80-х гг. Что касается толпы, изобразившей зрителей фестиваля Live Aid, всех их нарядили по последнему слову моды 1980-х гг. А одежду для этого Дэй закупал оптом на барахолках и в секонд-хендах.
Но больше всего повезло Малеку. Тот самый белый жакет, который сделал его похожим на злобную ящерицу, оказался настоящим. По легенде, он достался Фредди после смерти Джими Хендрикса. Все прочие до пуговки воссозданные костюмы Меркьюри тоже пришлись Рами по душе. Забавно также, что Рами, Гвилим, Джо и Бен устроили между собой маленькое соревнование. Каждый день они появлялись на площадке в новых невообразимых одеждах и состязались в том, чей костюм окажется самым диковинным.

Выступление на стадионе
Самая сложная, эмоциональная и впечатляющая часть фильма — выступление Queen на благотворительном фестивале Live Aid — была снята в первые же шесть дней работы. Для этого на взлетном поле под Лондоном построили точную копию стадиона Wembley, каким он был в 1985 г. Все, даже внутренние перекрытия сцены, гримерки, трибуны и пластиковые стаканчики с логотипом, было воссоздано максимально подробно. Настоящий же Wembley сейчас выглядит по-другому — его башенки-близнецы были переделаны в связи с изменением архитектурного пейзажа. А позже стадион и вовсе снесли и построили заново в целях увеличения количества мест.
В финальной версии картины сцена значительно сокращена — в нее не попали номера Crazy Little Thing Called Love и We Will Rock You. Тем не менее, сняты они были, и актеры уже высказали надежду, что полное выступление на Live Aid будет выпущено как бонус. Их можно понять — они готовились к этой сцене пять недель, повторяя каждое мельчайшее движение реальных Queen. «Мы решили, что наши продюсеры специально начали с такой сложной сцены, чтобы в случае провала просто прикрыть лавочку, спасти 60 миллионов и не смотреть на эту бюджетную версию Queen еще три месяца», — шутил Рами. Грэм Кинг внес ясность: на деле продюсеры не измывались над актерами, а просто подстраивались под переменчивую лондонскую погоду, ведь разгар лета снимали в конце октября.

Поймать кайф
Каждый день, начиная с понедельника, команда посвящала отдельному номеру. Когда дело дошло до Hammer To Fall — песни, в которой Фредди выделывает совсем уж невероятные кульбиты, Рами вдруг понял, что, как ни старается, не может ухватить ту самую энергию шаровой молнии, с которой выступал Меркьюри. Тогда тренер актеров Полли Беннет посоветовала дождаться конца недели и посмотреть, что произойдет. «Она оказалась права. В конце мы снимали все 20-минутное выступление Queen без остановок, — рассказал Малек. — Тут-то я осознал, что Фредди был таким огненным в Hammer To Fall, потому что не на шутку завелся и разгорячился к тому моменту. Нам важно было поймать кайф от того, что мы рок-короли. В такой момент адреналин пронизывает все твое тело. Это как наркотик. Так мы и досняли этот номер с нужной подачей».
Боб Гелдоф, один из организаторов Live Aid, был координатором всего эпизода с выступлением Queen в фильме. По его инициативе рядом с построенной сценой установили огромные экраны, показывавшие выступление настоящей группы в 1985 г. Это было сделано специально, чтобы фанаты могли сравнить оригинал с копией, воссозданной командой «Рапсодии». В итоге заполнивших копию стадиона людей даже не пришлось просить играть эмоции: они вдвойне расчувствовались из-за присутствия Меркьюри. Хоть и виртуального.
Те, кто досмотрел «Богемскую рапсодию» до самой последней точки финальных титров, наверняка поняли, как создатели картины старались вместить в нее побольше хитов Queen. Однако это все же байопик, а не фильм-концерт, и потому Брайану Сингеру и его команде пришлось изощряться, чтобы косвенно добавить в ленту как можно больше песен. Так, в сцене вечеринки в доме Меркьюри, для которой он просил Пола Прентера «потрясти дерево с уродцами», появились две девицы в шортиках верхом на велотренажерах. Это кивок в сторону Fat Bottom Girls и Bicycle Race.
К слову, как и настоящие Queen, актеры часто жестко подшучивали друг над другом. Например, в самом начале, когда с ними делали пробную фотосессию, Малеку, Ли и Харди пришлось надевать жаркие парики, а вот Джо Маццелло обошелся свой привычной наружностью. Зато когда в середине съемок актеру соорудили на голове буйный перманент, с которым ему пришлось проходить еще полгода, остальные из четверки не упускали момента, чтобы посмеяться над его шевелюрой. «Вы не представляете, сколько раз Джо, пытаясь познакомиться с девушкой в баре, попадал впросак, потому что я подходил и срывал с его головы шляпу, под которой он прятал свою прическу. Определенно, я плохой второй пилот, но все еще хороший друг», — рассказал Гвилим.

Исочник: http://Lostfilm.info

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.