Загадка Элены Ферранте

0

Она самый известный итальянский автор из ныне живущих. Однако книги Ферранте вызывают не только массовый восторг, но и многочисленные споры.

«Игра в прятки»

Все, что официально известно о жизни Элены Ферранте, уместилось в книгу «Фрагменты» (La Frantumaglia), в которую вошли письма издателям, эссе и редкие интервью писательницы. Беседуя с журналистами по e-mail, Ферранте не раз объясняла, почему она выбрала анонимность. По ее словам, сохранение авторского инкогнито позволило не вступать в обременительный контакт с медиа и сосредоточиться только на книгах, представляющих интерес сами по себе. Тем не менее, после того как англоязычная публикация «Моей гениальной подруги» — первого романа из «Неаполитанского квартета» — повлекла за собой так называемую «лихорадку Ферранте» (#Ferrantefever), попытки разоблачения ее личности участились.

В расследовании по «делу» Ферранте особенно преуспел итальянский журналист Клаудио Гатти: осенью 2016 года он представил общественности несколько весомых аргументов в пользу того, что под псевдонимом скрывается переводчица Анита Райя, жена неаполитанского писателя Доменико Старноне, чьи работы выходили в том же издательстве, что и у Ферранте. Гатти прибегнул к методам, которыми обычно пользуются журналисты, расследующие коррупционные скандалы: доказательством авторства послужила информация о доходах Аниты Райи и покупки недвижимости, которые по времени совпадали с предположительными авторскими отчислениями.
Как утверждал Гатти в интервью The National Book Review, читатели имеют право знать, кто она на самом деле, и, «если бы Ферранте и ее издатели не играли в кошки-мышки с прессой почти четверть века», он бы и не стремился узнать правду: «Каждый, кто играет в прятки, должен знать, что быть пойманным — это неотъемлемая часть игры». Так или иначе, ни издательство, ни Ферранте эту успешную теорию не подтвердили.

Провокационный материал Гатти вызвал шквал осуждающих текстов: журналисты и литераторы не преминули высказаться о праве писателя оставаться в тени, а Салман Рушди даже предложил запустить кампанию «Я — Элена Ферранте». Автор журнала n+1 Дэйна Торторичи пишет, что анонимность и независимость Ферранте, в первую очередь, шла на пользу ее книгам. Ферранте многократно повторяла, что могла публиковаться, лишь защитив от посторонних глаз свое авторское «я». «Писателям нужно творческое пространство, — продолжает Торторичи. — Одно из его определений — комната, другое — свобода, третье — уединенность. Каждый находит это пространство, где может».

«Это микс из популярной и высоколобой литературы»

Первая книга Ферранте была выпущена небольшим римским издательством в 1992 году — с тех пор ее тексты были переведены на несколько десятков языков и разошлись тиражом в пять с половиной миллионов экземпляров. Сенсацией, после которой о произведениях Ферранте узнал весь мир, стал выход романа «Моя гениальная подруга» на английском языке. Его перевела Энн Гольдштейн, по совместительству редактор журнала The New Yorker. Именно в языковой адаптации Гольдштейн «Неаполитанский квартет» стал бестселлером в Северной Америке, Англии, Новой Зеландии и Австралии. В каком-то смысле Энн Гольдштейн является официальным «представителем» Ферранте, которая никогда не появлялась на публичных мероприятиях. По мнению редактора-корректора журнала «Нью-Йоркер» Мэри Норрис, «успех Ферранте дал Энн Гольдштейн нечто вроде известности, гламура, к чему переводчики не стремятся и чего достигают редко. Самое большое достижение переводчика — умение раствориться. Но, поскольку Ферранте предпочла остаться анонимной, ее отсутствие на презентации книги вывело личность Гольдштейн на первый план». Тем не менее, как утверждает сама Гольдштейн, она никогда не отождествляла себя с Ферранте: «Я — язык, а не создатель этого мира. Я не чувствую себя вправе говорить о книгах, потому что не я написала эти книги, я могу говорить о языке». Помимо загадочной личности Ферранте и популярности ее «Неаполитанского квартета», особый резонанс в прессе вызвал тривиальный выбор обложек для ее бестселлеров. «Они сбивают с толку и не ассоциируются ни с чем, кроме книжки, купленной за четыре доллара на американской автозаправке», — писали критики. Впрочем, издатель Ферранте Сандро Ферри придерживается другого мнения: «Так называемая “вульгарность” была нашим замыслом. Мы не хотели делать типичную “литературную” обложку, ориентированную на аудиторию читателей-интеллектуалов. Романы Ферранте — это микс из популярной и высоколобой литературы. Мы хотели отразить это визуально». Книги Элены Ферранте оказались хорошим материалом для экранизации: киноленту «Навязчивая любовь» показывали в Каннах, а «Дни одиночества» включили в программу Венецианского кинофестиваля. Сейчас же зрители могут увидеть сериал по книге «Моя гениальная подруга». Здесь показана послевоенная Италия. В окружении жестокости и насилия живут две маленькие школьницы Элена Греко (Лену) и Рафаэлла Черулло (Лила). Зависть, соперничество, ревность, разлука – чего только не суждено перенести их дружбе. И кто из них на самом деле гениальная подруга, останется решать зрителю. Кастинг проводился на итальянских улицах, а по его итогам в актерский состав вошло большое количество дебютантов. Например, главных героинь в детстве играют пока еще никому не известные Элиза дель Дженио и Людовика Насти, а Маргерите Мадзукко и Гайя Джераче, тоже не мелькавшие на экранах, воплотили подруг в финальных сериях. Это первый в истории проект HBO на иностранном языке, на данный момент права на показ сериала проданы на 56 территориях. Помимо HBO, над проектом работали итальянские компании, а также присоединившиеся к ним в качестве исполнительных продюсеров Паоло Соррентино и Дженнифер Шуур. Снимали первый сезон режиссер Саверио Костанцо, а комментировала сценарий и съемки сама Элена Ферранте – как всегда, она вела переписку по электронной почте, сохраняя свою анонимность.

Подготовила Лина Лисицына,

по материалам Gorky.media, «Союз»

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.