Загадочная смерть Эми Дадли

0

Она была супругой красавца-фаворита королевы Елизаветы I
Королеве Англии было всего 25 лет, и она считалась самой желанной невестой для любого европейского принца. Но она не скрывала от своего двора, что у нее был только один истинный фаворит — лорд Роберт Дадли. Сможет ли она преодолеть серьезное препятствие, чтобы выйти за него замуж?

Королевские милости
Отец и дед лорда Роберта Дадли были казнены за измену, однако удача стала сопутствовать ему со вступлением Елизаветы I на английский престол 17 ноября 1558 года. Родившись в один день, они были друзьями с детства. В годы правления королевы Марии, сводной сестры Елизаветы, Дадли продал свое поместье, чтобы обеспечить изгнанную принцессу. Теперь одним из первых актов королевы Елизаветы I стало назначение Дадли на должность главного конюшего — весьма высокий пост при дворе. Через 11 дней, когда королева проезжала по Лондону, чтобы вступить во владение лондонским Тауэром, ее сопровождал высокий смуглый красавец Дадли, прозванный острословами Цыганом.
Королева осыпала Роберта новыми милостями, пожаловав ему поместья, лицензию на беспошлинный вывоз шерстяных товаров и назначив его лейтенантом Виндзорского замка и леса. Она никогда не отпускала его далеко от себя, хвалясь его красотой и умом перед всеми, кто ее слушал, и защищая его от любой критики. Получив список предлагаемых послов к иностранным дворам, Елизавета быстро вычеркнула из него имя Дадли: она явно хотела, чтобы он остался при дворе. К весне испанский посол писал на родину, что Дадли был в таком фаворе у королевы, что мог делать практически все, что захочет. «Говорят даже, что Ее Величество посещает Дадли в его комнате днем и ночью», — добавлял посол.
Одной из насущных забот королевы был брак и обеспечение наследника трона. Ее отец Генрих VIII шокировал свою страну и большую часть Европы шестью браками и оставил королевство наследникам, оспаривавшим его друг у друга. В течение 11-ти лет после смерти Генриха Англией правил его единственный сын, слабовольный Эдуард VI, который умер в 16 лет. Старшая дочь Генриха, Мария, не пользовавшаяся популярностью, правила всего пять лет и не оставила наследника; и наконец, на престол вступила Елизавета, дочь Анны Болейн, второй жены Генриха. Немедленно появились претенденты на женитьбу на ней из Европы: шведский принц, герцог Саксонии и племянник испанского короля. Впрочем, Елизавета могла отвергнуть эти иностранные союзы и выбрать жениха в Англии. Кто же подойдет для этого лучше, чем ее фаворит лорд Роберт Дадли?

Любовный треугольник
Перед браком Елизаветы и Дадли стояло одно препятствие: красавец кавалер уже был женат. Девять лет назад, незадолго до своего семнадцатилетия, Дадли женился на Эми Робсарт, единственной дочери сельского помещика и наследнице большого имения. Среди гостей на свадьбе была и Елизавета — тогда еще принцесса. Сначала пара казалась счастливой, однако Дадли все больше увлекался придворной жизнью в Виндзоре, оставляя жену в деревне на все более и более продолжительные периоды.
Их союз был бездетным. К тому времени, когда о Дадли шептались как о любовнике, а возможно, и будущем муже молодой королевы, его жена жила в поместье под Оксфордом, примерно в 80-ти километрах к северо-западу от Лондона. Вместе с прислугой она занимала покои в Камнор-Холле, бывшем монастыре.
Часть придворных обвиняла Дадли в том, что под его влиянием королева отказывается от выгодного брака с одним из иностранных принцев; кроме того, при дворе в изобилии ходили слухи о заговорах с целью убийства Дадли. В марте 1560 года испанский посол сообщал Филиппу II: «лорд Роберт сказал кому-то, что если он проживёт ещё один год, то окажется совсем в ином положении, нежели сейчас. Говорят, он подумывает о разводе с женой». Государственный секретарь Уильям Сесил был осведомлён обо всех слухах, циркулировавших вокруг любовного треугольника «Роберт — Елизавета I — Эми», и выражал надежду, что Дадли не пойдёт на убийство жены, а «Господь не позволит свершиться такому преступлению». После визита в Лондон 1559 году Эми больше не виделась с мужем: Роберт планировал навестить жену и других родственников в 1560 году, однако этого не произошло.
В воскресенье 8 сентября 1560 года сельскую тишину Камнор-Холла нарушили приготовления к отъезду на сельскую ярмарку в соседней деревне Абингдон. Леди Дадли дала слугам выходной по случаю празднества, а сама решила остаться дома, в совершенно пустом здании. Вечером, когда слуги вернулись домой, перед ними предстало ужасное зрелище: их госпожа лежала со сломанной шеей у подножия лестницы, которая вела из ее комнаты в главный зал.

Вердикт коронера
Роберт в день смерти жены находился в Виндзоре вместе с королевой. О происшествии в Камнор-Холле он узнал от посланника, прибывшего в Виндзор 9 сентября. Роберт незамедлительно написал своему управляющему Томасу Блаунту, который к тому моменту уже отправился в Камнор-Холл. Дадли умолял Блаунта выяснить обстоятельства случившегося. Томас говорил со слугами и интересовался у одной из дам, миссис Пикто, была ли, по её мнению, смерть леди Дадли «случайной или насильственной». Миссис Пикто ничего конкретно не сказала, отметив лишь, что «Эми регулярно молилась Богу и просила уберечь её от отчаяния». Тогда Блаунт спросил, мог ли «дьявол завладеть её разумом» и заставить её совершить самоубийство; миссис Пикто ответила, что Эми не пошла бы на такое. Томас написал обо всём Роберту и отметил, что у Эми, по всей видимости, были психические проблемы, однако Роберта, по его мнению, всё равно будут подозревать.
Вердикт коронера, обнародованный 1 августа 1561 года, гласил, что леди Дадли «была одна в комнате и случайно упала» на примыкающей к комнатам лестнице и скатилась «к самому её подножию». На голове Эми было обнаружено две раны: одна «глубиной с четверть большого пальца руки» и другая «глубиной в два пальца». Также, «собственный вес Эми, в результате случайной травмы или падения, утянул её вниз» так, что она сломала шею, «отчего леди Эми умерла мгновенно. Таким образом, присяжные заявляют, что к леди Эми пришла беда в виде смерти и никак иначе, в чём они согласны». Гибель женщины признали несчастным случаем.
Одним из весомых фактов в пользу этой версии является то, что Эми страдала от боли в груди, и в 1956 году профессор медицины Иен Эйрд предположил, что у Эми был рак груди, давший метастазы в спинные и шейные позвонки, сделав их очень хрупкими. Это могло стать причиной перелома шеи даже от незначительного растяжения, если предположить, что она оступилась на лестнице, когда поднималась или спускалась. Такое объяснение было вполне оправдано и получило широкое признание.
Другой популярной теорией является то, что Эми Дадли совершила самоубийство из-за болезни или депрессии, тоски и «отчаяния», которые прослеживаются во многих источниках. Причиной депрессии могла быть как болезнь, так и эмоциональный стресс в связи со сплетнями о её муже и королеве. В пользу этой гипотезы говорит как её подавленное состояние, отмечавшееся домочадцами, так и настойчивое желание отослать в тот день всех слуг из дома.

«Здесь будет только одна госпожа, и никакого господина»
Гибель Эми вызвала большой скандал при дворе. Несмотря на результаты расследования, Роберта подозревали в организации смерти жены. Дадли оставался в фаворе у королевы, однако о браке Елизаветы I с ним не могло быть и речи. Сразу после смерти Эми появилась версия о том, что по приказу Роберта его ближайший последователь, сэр Ричард Верней организовал убийство Эми; эта версия укоренилась после выхода в 1584 году книги Leicester’s Commonwealth — католического подпольного издания, в котором высмеивался Роберт Дадли и его предполагаемые бесчинства. На время история с Эми была забыта, однако интерес к ней возобновился в XIX веке после публикации в 1821 году романа Вальтера Скотта «Кенилворт».
Предположение об убийстве обрело новую силу с открытием испанской дипломатической переписки (и сопровождавших её ядовитых слухов) викторианским историком Джеймсом Энтони Фрудом. Он писал в 1863 году: «она была убита людьми, которые рассчитывали получить прибыль от своего приближения к трону; и сам Дадли использовал частные средства, чтобы не дать расследованию зайти чересчур далеко». Затем в 1885 году свет увидела работа норфолкского антиквара Уолтера Рея «Убийство Эми Робсарт»: согласно этой публикации, женщина была сначала отравлена, а затем, когда отравление не удалось, умерла насильственной смертью.
В 1910 году историк Альберт Поллард был убежден, что тот факт, что смерть Эми Робсарт вызвала подозрение, был «также естественен, как и невероятен. Даже самый захудалый интеллект понял бы, что убийство сделало бы невозможным брак Елизаветы с Дадли».
Возможно, королева и ее фаворит действительно втайне надеялись, что смерть Эми Робсарт развяжет им руки, но то, каким образом все произошло, лишь отдалило их (или по крайней мере Дадли) от заветной цели. Решительно невозможно было соединиться после столь громкого скандала. Европейские дворы жадно муссировали сенсационные слухи. Английский посол во Франции Николас Трогмортон был готов провалиться сквозь землю от стыда. По его признанию, у него «каждый волос вставал дыбом, а уши вяли» от того, что говорили в Париже о его королеве. Если она выйдет замуж за Дадли, она будет абсолютно дискредитирована в глазах всех европейских монархов. Французский двор едва ли был прибежищем добродетели и целомудрия, но теперь здешние католики получили повод терзать Трогмортона вопросами: «Что это у вас за религия, если подданный убивает жену, а государыня не только терпит это, но и выходит за него замуж?»
Елизавета, безусловно, испытала шок, но стоически сохраняла видимость абсолютной непричастности к скандалу — появлялась на людях, выезжала на охоту. Дадли же, которого отлучили от двора, не знал куда себя деть, запертый в своем доме в Кью. Королева могла выбирать между браком с Дадли и флиртом — и она выбрала последнее. Через несколько лет она сделала Роберта графом Лестерским, но когда он попытался получить власть при дворе, королева резко его осадила: «Здесь будет только одна госпожа, и никакого господина». Дадли преданно служил королеве в течение трех последующих десятилетий, рискнув, однако, навлечь на себя ее неудовольствие двумя последующими женитьбами.
Что касается Елизаветы, она заставила королевство, да и всю Европу, гадать о своих брачных планах большую часть своего 45-летнего царствования — даже после того, как годы лишили ее возможности иметь детей. К концу века она завела себе нового фаворита, намного моложе себя: Роберта Деверо, графа Эссекса. Впрочем, она не вышла замуж и за Деверо, а когда он попытался захватить власть, велела арестовать его и казнить. Королева-девственница, как ее называли, умерла в 1603 году незамужней и бездетной, уступив свой престол сыну Марии Стюарт, королевы Шотландии.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Historyevents.ru, Istorii-x.ru, «Википедия» (ru.wikipedia.org)

Поделиться.

Комментарии закрыты