Жерар Ури: мастер комедии

0

Именно он снял «Большую прогулку» и «Укол зонтиком»
Его фильмы наполнены тонким юмором. Здесь все легко и непринужденно – так, во всяком случае, смотрится на экране. Какая за этим всем была работа – было известно одному Жерару Ури.

Скрипач и журналистка
Его отец родился в Хомске, и звали его Сергей Тенненбаум. Он был музыкантом, играл на скрипке, перебрался учиться в Москву. Как раз к полному его совершеннолетию – 21 год – случилась революция. На кого-то она произвела вдохновляющее действие, но только не на этого студента консерватории. Если уж из Хомска до Москвы добрался, то из Москвы до Парижа вообще рукой подать, подумал недоучившийся скрипач. Тем более, в России в ближайшие годы будет не до музыки. Разве что марши будут играть, но никак не скрипичные концерты.
Вероятно, и сбережения кое-какие у Сергея Тенненбаума все же были. Обустроился в Париже и, надолго не пряча скрипку в футляр, поступил в Национальную высшую музыкальную консерваторию. Тогда же случился у него бурный роман с начинающей журналисткой и художественным критиком газеты Paris Soire Марсель Ури, что стремительно оформился законным браком и рождением сына Жерара 29 апреля 1919 года. Полное имя младенца звучало так – Макс-Жерар Ури Тенненбаум.
Тут, судя по всему, влюбленные столкнулись с очевидной, в общем-то, проблемой. Что любовь и семейная жизнь – вещи разного порядка. В позднейших своих «Мемуарах слона» Жерар описывает жизнь родителей как бесконечную череду любви и ненависти, встреч и разлук, близости и разлада. Обычная история двух талантливых людей. Или – два медведя в одной берлоге. Об отце Жерар говорит как о «большом мастере, одержимом идеей социальной справедливости». А мать была дамой светской, дома у них бывали парижские знаменитости – художники, актеры, музыканты. Такой богемный образ жизни. Долго Марсель и теперь уже Серж так не выдержали и через три года развелись.
Отец Жерара постоянно был востребован, играл в лучших французских и европейских симфонических оркестрах. Записывал сольные концерты. Так, например, удалось найти записи сонат в исполнении Сержа Тенненбаума, вышедшие на пластинках во Франции и США, датированные 1930-м годом. Вся эта богемная жизнь, встречи и разлуки, разъезды и гастроли продолжались до сентября 1939 года. К тому моменту Жерар, воспитанный в артистической среде, естественно, тоже решил стать актером. Он учится на актерских курсах Рене Симона, затем, в 1938-м, поступает в Высшую национальную консерваторию драматического искусства. В одном с ним классе учатся будущие звезды французского театра и кино Бертран Блие и Франсуа Перье.

«Мы ведем жизнь скорее любовников, чем супругов»
В сентябре 1939-го Франция объявила войну Германии и через год так называемой «странной войны» капитулировала. Страна была поделена на оккупационную зону и подконтрольную марионеточному правительству Виши. На юг Франции, к Марселю, потянулись сотни тысяч беженцев. Этот путь называли «страстным». И Сержу Тенненбауму, и Жерару с матерью повезло выбраться из Парижа. В Марселе они на короткое время встретились и опять разбежались. Сыну и матери удалось перебраться в нейтральную Швейцарию.
Война не может помешать романтическим чувствам. Она их может только обострить. В 1942 году в Монако Жерар знакомится с актрисой Жаклин Рома, у них рождается дочь Даниэль. Серж же остался в Марселе и подвергался сильным бомбардировкам. Но война закончилась. Все вернулись домой, в Париж. Макс-Жерар Ури Теннебаум находится только в самом начале творческого пути, который приведет его к славе и успеху, ему еще только предстоит стать «асом» французской комедии. В то время как карьера отца, судя по всему, идет под уклон. Во всяком случае, упоминаний о какой-либо концертной деятельности Сержа Тенненбаума в послевоенные годы нет. Умер уроженец Хомска только в 1969 году, в возрасте 73-х лет. Однако же, как говорит Жерар в «Мемуарах слона» отец следил за творчеством сына и безмерно радовался его успехам. А радоваться было чему!
Поначалу он пробует свои силы как актер. Играет на сцене «Комеди Франсез» и появляется во второстепенных ролях в кино в конце 40-х – середине 50-х. «Антуан и Антуанетта», «Вот она, красавица», «Спиной к стене». Это самые значительные картины. Были и другие фильмы, где он был занят в эпизодических ролях. Последний фильм, где Жерар появился на экране, был «Мужчина и женщина: 20 лет спустя» 1986 года.
Постепенно, видимо, осмотревшись и понаторев в мире кино, он приходит к мысли, что может сочинять сам. Первый фильм по его сценарию – «Двустворчатое зеркало» 1958 года. С Бурвилем и Мишель Морган в главных ролях. Мишель – знаменитая актриса, красавица, еще 20 лет назад, в 18-летнем возрасте, вкусившая славу после выхода на экраны «Набережной туманов». Со знакомства на съемочной площадке началась их совместная история.
Тогда еще Мишель была замужем. Мучась угрызениями совести, Морган прекратила тайные свидания сразу, однако потом ее супруг умер. И уже на следующий год Мишель оказалась вновь в объятиях Жерара. Можно было бы сказать, что любовники снова встретились, чтобы никогда не расставаться, но это было бы не совсем верно: несмотря на то, что Жерар и Мишель поженились в 1960 году, вместе они не жили. Ури остался у себя на Монмартре, а Морган вернулась в родной Нейисюр-Сен, куда муж приезжал только на выходные. «Мы ведем жизнь скорее любовников, чем супругов», — говорил Жерар.

Успех «Большой прогулки»
По жанру «Двустворчатое зеркало» было драмой. Уже следующий сценарий Жерара – «Бабетта идет на войну» – был комедией. Главная героиня – девушка из борделя – ее играет Бриджит Бардо – после эвакуации этого милого заведения переквалифицируется в разведчицу.
Примерно в это же время кто-то из близких друзей посоветовал Тенненбауму сократить имя. И то верно, хочешь быть знаменитым – имя должно быть коротким, легким и запоминающимся с первого раза. Режиссерский дебют Жерара Ури – «Горячая рука» 1960 года. И этот, и следующие два фильма – «Угроза» и «Преступление не выгодно» – ничем особо не выделяются на фоне остальных французских картин. Для него это, скорее, проба руки и камеры. Разве что продюсеры ему доверяют все больше.
И вот, наконец, в 1964-м Жерар Ури выстрелил. Фильм «Разиня» имел огромный зрительский успех. Риск соединить в одном кадре двух великих комиков – Бурвиля и Луи де Фюнеса был, но он полностью себя оправдал! После этого Жерар мог сводить на съемочной площадке звезд первой величины целыми созвездиями. Следующая картина вообще для него стала из ряда вон выходящей. «Большая прогулка» 1966 года, опять же с тандемом Бурвиль – де Фюнес, побила все мыслимые рекорды – зрительские и коммерческие.
В качестве отправной точки Ури взял нереализованный сценарий про двух сестер (монашку и проститутку), которые укрывали сбитого над оккупированной нацистами Францией британского летчика. Поскольку де Фюнес и Бурвиль на девиц никак не походили, историю переписали под актеров-мужчин, пожертвовав романтической линией и игривыми шутками изначальной версии. Упор был сделан на фарсовую комедию положений и уморительные препирательства главных персонажей, пытающихся организовать спасение союзников вопреки своей полной неспособности действовать согласованно и продуманно.
Съемки «Большой прогулки» стартовали 16 мая 1966 года и продлились 17 недель. Кинокомпании Les Films Corona (Франция) и Rank Organisation (Великобритания), памятуя об успехе «Разини», рискнули выделить на проект 14 миллионов франков, что сделало его самой дорогой картиной своего времени. Такой огромный бюджет потребовался, чтобы заплатить большие гонорары находившимся в зените славы де Фюнесу и Бурвилю. И для того, чтобы оплатить дорогие натурные съемки и пленку широкоэкранного формата «Панавижн». Подобные излишества обычно позволяли себе создатели роскошных исторических эпиков, для производства комедий они считались абсолютно излишними.
И в самом деле, «Большая прогулка» выглядит для своего жанра весьма дорого и масштабно. Съемки ленты проходили по всей стране — от Парижа до Невра и от Дижона до Савойи. Любопытно, что сцена на плотине является анахронизмом. Во время Второй мировой войны в стране не было таких больших гидротехнических сооружений; фигурирующая в кадре плотина Грандваль была построена всего за несколько лет до съемок. А эпизод, в котором летчик Реджинальд (Терри-Томас) приземляется в воду, сняли в парижском зоопарке — в бассейне для тюленей.

Великолепный выдумщик
Во Франции только спустя 30 лет доходы от проката «Большой прогулки» перекроет «Титаник» Кэмерона. Для Жерара работа над фильмом имела и личный подтекст. Сценарий был написан совместно с дочерью. Даниэль станет для него своего рода талисманом, гарантией успеха. Дальше были «Супермозг» с Бурвилем, Бельмондо и Нивеном. «Мания величия» с де Фюнесом и Монтаном. «Приключения раввина Якова» снова с де Фюнесом, «Ас из асов» с Бельмондо. Все это они сделали вместе – отец и дочь. Все эти картины имели грандиозный успех во Франции и за рубежом.
Время от времени он задействовал в небольших ролях Майка Маршалла – сын Мишель от первого брака. Достигнув совершеннолетия, он тоже решил посвятить себя кино. О карьере актера мечтал с тех пор, как еще мальчиком побывал на съемочной площадке «Больших маневров» и увидел там Жерара Филипа. Однако, даже несмотря на помощь родных, больших успехов на этом поприще он не достиг. Впрочем, и в карьере Мишель наступила черная полоса: она не приняла кинематограф французской «новой волны», которым все бредили в шестидесятые, да и сами режиссеры не слишком охотно приглашали звезду.
Большим успехом пользовалась картина Жерара Ури «Укол зонтиком», в которой главную роль сыграл Пьер Ришар. Тот вполне мог бы стать любимым актером Жерара Ури, который к тому времени уже не снимал Луи де Фюнеса и, несомненно, ощущал некое сиротство. Ришар представлялся ему идеальной заменой. Но вместе они сделали лишь пару фильмов. При этом Жерар Ури был великолепным выдумщиком нелепых, порой доходящих до полного абсурда сценок. Пьер Ришар в своих «Мемуарах наизнанку» много страниц отдал рассказам о работе и дружбе с Жераром. И подчеркивал, что банальная прогулка с ним превращалась в каскад выдуманных на ходу таких вот нелепых мизансцен. Многие трюки, которые Пьер выполнял в его картинах, могли иметь печальные последствия. Но как-то обходилось.
В 1987 Ури выпускает «Леви и Голиафа». А позднее, в фильме «Призрак с шофёром», снимает Филиппа Нуаре и Жерара Жюньо. С тех самых детских лет, когда у них в доме бывали знаменитые парижские художники и музыканты, у Жерара копилась изрядная коллекция произведений искусства, некоторые предметы из его коллекции были выставлены на аукцион и принесли выручку в 6 миллионов евро. Это было уже после смерти режиссера. Он умер 20 июля 2006 года в своем доме в Сен-Тропе в возрасте 87 лет.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Брестский курьер» (bk-brest.by), «Петербургский телезритель» (tramvision.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты