Чарльз Дарвин: «Я никогда не отрицал Творца»

0

Этот человек осмелился проникнуть в величайшие и вечные тайны – он попытался узнать, как появились люди на Земле, как развивалась на нашей планете жизнь. Уже к моменту смерти Дарвина в 1882 году теория эволюции, созданная несостоявшимся священником, но гениальным натуралистом, была общеизвестна. А современники подготовили великому ученому эпитафию – слова американского поэта Эмерсона, исполненные глубокого смысла: «Берегитесь, когда Вседержитель посылает на землю Мыслителя».

 

Жук во рту

Маленьчий Чарльз Дарвин

Чарльз Дарвин в возрасте 7 лет

Чарлз Дарвин появился на свет 12 февраля 1809 года в английском графстве Шрусбери, в родовом имении Маунт Хаус. Его отец Роберт Дарвин был практикующим врачом и успешным финансистом, а дед Эразм Дарвин – известным ботаником и натуралистом. В детские годы мальчик обучался в местной англиканской школе, делавшей упор на классическое образование: под этим тогда подразумевалось изучение языков (в том числе латыни), литературы и истории.
Юный Чарльз не блистал успехами в учебе. Когда же он подрос, отец решил, что сын должен последовать по его стопам и стать врачом. И Чарльз отправился в Эдинбургский университет. За время пребывания в этом учебном заведении (1825-1827 годы) юный Дарвин ассистировал доктору медицины, члену Королевского общества Роберту Эдмонду Гранту в его исследованиях жизненного цикла морских беспозвоночных.

Чарльз стал завсегдатаем местной библиотеки и полностью запустил учебу по профилю. Медицина казалась молодому человеку абсолютно скучным и неинтересным занятием. Правда, по одной из версий, молодой Дарвин просто не выносил вида крови.
Папа, узнав о делах сына, был весьма расстроен, и – раз уж не вышло освоить медицину – предложил непутевому шалопаю стать священником. Чарльз перебрался из Эдинбурга в колледж Христа (Кембриджский университет), но ситуация повторилась: на священника Чарльз учился с не большим интересом, чем на доктора. Подготовке к экзаменам он уделял лишь пару месяцев перед сессиями, все остальное время отдавая охоте и верховой езде. К тому же кузен Уильям Фокс открыл для юноши удивительный мир энтомологии (наука о насекомых). И Дарвин отправлялся в лес, вооружившись пинцетом вместо ружья.

Известен забавный случай, описанный самим Дарвиным. Однажды Чарльз увидел двух редких жуков. Он их немедленно поймал, но вдруг увидел третьего, который выглядел еще более диковинным. Юный натуралист не мог упустить такое сокровище. Руки были заняты, а положить жуков юноше было некуда. Тогда он сунул одного из них себе в рот, но тот повел себя, по меньшей мере, невежливо и брызнул какой-то защитной жидкостью на язык будущему ученому. Растерявшийся Дарвин выплюнул жука и одновременно выпустил и других «пленников». Так не состоялось, возможно, одно из величайших открытий в энтомологии.
Через знакомых энтомологов Чарльз познакомился с выдающимся ученым, академиком Джоном Стивенсом Генсло – профессором ботаники и минералогии, который стал другом и наставником Дарвина. Именно благодаря Генсло Дарвин отправился в путешествие на борту брига «Бигль».

Мертвый гигант и живые моллюски

27 декабря 1831 года из Девенпорта вышел в южные моря корабль Его Величества (Великобританией в ту пору правил король Вильгельм IV) «Бигль». Началось пятилетнее кругосветное путешествие. Правда, на самом деле корабль отправлялся в кругосветку вовсе не для того, чтобы мистер Дарвин смог комфортно провести свои исследования.
Перед капитаном брига Робертом Фицроем стояли и другие задачи, которые он, кстати, блестяще выполнил. Ему надлежало провести детальную съемку берегов Южной Америки и составить точные морские карты, которые облегчили бы плавание в этих районах. Фицрой хорошо понимал, что его квалификации не хватит для проведения картографических работ. Поэтому в экипаж корабля необходимо было включить картографа.
Помимо этого капитан считал, что раз уж экспедиция отправляется к экзотическим южным берегам, в состав ее неплохо было бы включить натуралиста. Фицрой обратился к астроному Кембриджского университета профессору Дж. Пикоку с просьбой порекомендовать ему подходящую кандидатуру. Однако тот так и не смог определиться в выборе и в свою очередь попросил совета у друга Джона Генсло. Тому же немедленно пришел на ум молодой человек, незадолго перед этим окончивший Кембридж и часто посещавший его лекции – Чарльз Дарвин. Его-то и порекомендовал профессор на роль натуралиста.

Бриг «Бигль»

Бриг «Бигль»

Первым южноамериканским портом, посещенным экспедицией, стал бразильский город Баия. Здесь Дарвин исследовал местные геологические породы, открыл, что рыба-еж, попав в желудок акулы, может пробить его стенки и убить морского хищника.
Потом «Бигль» двинулся дальше на юг и 4 апреля прибыл в Рио-де-Жанейро. Здесь натуралист сошел на берег и снял небольшой коттедж на окраине города. Пока Фицрой с командой проводили съемку окрестного побережья, Дарвин целых два месяца отдыхал от корабельной качки, совершал прогулки по окрестностям и собирал коллекцию насекомых.
В апреле 1833 года «Бигль» пришвартовался в уругвайском порту Мальдонадо, Дарвин поспешил сойти на берег, договорившись с Фицроем, что путь до Буэнос-Айреса (Аргентина) он проедет по суше. За время пребывания в Уругвае он не только пополнил коллекции, но и открыл два новых вида животных, которых скромно назвал «нанду Дарвина» (крупная нелетающая птица) и «дельфин Фицроя».
А по пути в Буэнос-Айрес Дарвин исследовал тектонический разлом, где обнаружил останки гигантских вымерших животных – найденный им скелет стелидотерия до сих пор хранится в Лондонском музее. Молодого натуралиста потрясло то, что рядом с костями вымерших гигантов он увидел раковины вполне здравствующих в его время моллюсков.

 

Как вьюрки перевернули картину мира

Галапагосский вьюрок

Галапагосский вьюрок

Шло время, осенью 1835 года «Бигль» продвигался вдоль южноамериканского побережья – Патагония, Фолклендские острова, Чили, Перу. Чарльз изучал фолклендских волков и коралловые образования (между прочим, именно ему принадлежит признанная современными учеными теория образования коралловых атоллов), наблюдал одновременное извержение вулканов Осорно, Аконкагуа и Косегуина в Чили.
Но судьбоносным для молодого ученого стало месячное пребывание на Галапагосских островах в экваториальной части Тихого океана. Там Чарльз изучал птиц, в том числе ставшими притчей во языцех – «дарвинских вьюрков». Рассматривая клювы этих пернатых, натуралист пришел к мысли о видообразовании. Дело в том, что клювы вьюрков в разных регионах планеты – не одинаковы. Это позволяет каждому виду занимать свою отдельную экологическую нишу. Ученый предположил, что изначально на остров попал лишь один вид вьюрков, который приспособился к условиям жизни на архипелаге.
Однако выжили не все галапагосские вьюрки. В борьбе за выживание преимущество было у тех видов, у которых клювы подходили для местной пищи. В результате произошло расщепление исконного (предкового) вида на несколько других, причем каждый из них специализируется на конкретной кормовой базе.
«Все маленькие птицы, которые живут на этих покрытых лавой островах, имеют короткие клювы, очень толстые у основания, вроде клюва снегиря. Различие видов в этих двух областях [в Америке и на Галапагосах] можно было бы рассматривать как обстоятельство, возникшее в связи с различием в условиях [обитания] с течением времени», – записал Дарвин.
После завершения исследований местной фауны, Чарльз Дарвин перестал быть священником и стал ученым. «Ветхому завету нельзя верить больше, чем священным книгам индусов», – записал он в дневнике. Своеобразие животного мира островов окончательно разрушило раннее представление Дарвина о сотворении природы и сделало его убежденным эволюционистом.

Выживут только приспособленцы

В 1836 году «Бигль» завершил путешествие. И в октябре Чарльз Дарвин сошел на берег в британском городе Фалмут. На протяжение двух десятилетий Дарвин медленно и обстоятельно разбирал наследие этой экспедиции. А 24 ноября 1859 года в книжных лавках Лондона в продаже появился зеленый томик книги Чарльза Дарвина под названием «Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь», в которой основной движущей силой эволюции Дарвин назвал естественный отбор и неопределённую изменчивость.
Кроме того, начиная со второй половины XIX столетия, Дарвин, активно интересующийся эволюцией, публикует два своих монументальных труда: «Изменение животных и растений в домашнем состоянии» в 1868 году, и «Происхождение человека и половой отбор» в 1871. В последней своей работе ученый выразил мысль, что человек произошел естественным путем, то бишь, от обезьяноподобных предков.
Под эволюцией последователи Дарвина понимают изменение наследственных признаков популяции организмов по мере смены поколений. Согласно упрощенной формулировке, движущей силой эволюции является естественный отбор — наследственные признаки, благоприятные для выживания получают большее распространение, а неблагоприятные постепенно исчезают. Так происходит потому, что представители вида с благоприятными признаками имеют больше шансов размножаться и передавать эти признаки следующим поколениям. Однако далеко не всегда речь идет о преимуществе сильнейших. Дарвин предположил, что выживает не тот, кто сильнее, а тот, кто лучше адаптируется.

А главный парадокс дарвиновской книги «Происхождение видов» состоял в том, что как раз о происхождении видов в ней ничего не говорилось. Дарвин указывал лишь на то, что в природной среде один вид сам собой (под действием естественного отбора) превращается в другой. Но было совершенно непонятно, каким же образом произошли виды, стоявшие в начале цепочки.
А еще Дарвин обращал внимание на социальные отношения в посещенных им странах и давал весьма противоречивые оценки. Так, с одной стороны он клеймил жестокость и жадность колонизаторов, а с другой стороны наивно замечал, что «стоит водрузить британский флаг, и он как будто приводит за собою богатство, процветание и цивилизацию».
И в то же время Дарвин утверждал, что «где бы ни ступила нога европейца, смерть преследует туземца». На страницах дневника Дарвин сформулировал утверждение, ставшее на многие годы обоснованием расизма: «Разновидности человека действуют друг на друга, по-видимому, таким же образом, как различные виды животных, – более сильный всегда истребляет более слабого».

Бог ошибался в расчетах?

Оппоненты у теории эволюции появились еще до того, как родился Чарльз Дарвин. В 1802 году англиканский священник Уильям Пэли опубликовал книгу «Натуральная теология», впервые выдвинув нечто похожее на теорию, которую сегодня принято называть теорией разумного конструирования или креационизма (от англ. to create — «создавать»).
Пэли писал, что органы каждого из живых существ в мире идеально соответствуют друг другу и условиям обитания, добиться этого можно было лишь благодаря изначальной задумке некоего Конструктора. А таковым, по мнению священника Пэли, мог быть только бог. Только ему было под силу сделать так, чтобы у обезьяны был хвост, который помогает лазить с ветки на ветку, а у человека было пять пальцев, которыми удобно использовать различные приспособления.
Полстолетия спустя сторонники теории Дарвина разнесли риторику Пэли в пух и прах. «Зачем человеку нервы в зубах и что такое аппендицит?» – вопрошали они. Ведь наличие таких «досадных недоразумений» свидетельствует о том, что Конструктор ошибался в своих расчетах.
Креационисты зачастую допускают, что эволюция организмов возможна, но вот в то, что в результате эволюции у человека могло возникнуть сознание, они не верят. Креационизм необязательно подразумевает создание нашего мира Всевышним, однако допускает, что эту роль мог сыграть какой-то другой высший разум. Например, инопланетная цивилизация.
20 декабря 2005 года американский судья Джон Джонс навсегда вписал свое имя в историю войны креационизма с дарвинизмом. В судебном разбирательстве сторонников двух теорий мироздания судья принял сторону традиционной науки.

Начало этой истории было положено в одной из школ небольшого городка Довер в Пенсильвании, что в США. Школьный совет внезапно решил, что учителя биологии не должны преподавать детям эволюцию как единственную существующую теорию. Группа родителей школьников во главе с Тамми Китцмиллером подала в суд на школьный совет, требуя отменить постановление. Судья Джонс, сославшись на положения американской конституции о разделении государства и церкви, согласился с доводами истцов. «Преподавать религию в церкви по американским законам запрещено», – констатировал судья.
Позже против преподавания креационизма в школах выступил и Совет Европы. «Креационизм не может претендовать на то, чтобы называться научной дисциплиной», – такой вывод содержался в резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы.

Церковь не против эволюции

Традиционно яростными противниками эволюционной теории выступают многие протестанты. Представители иудаизма высказывают различные мнения о теории эволюции, а вот мусульмане всю эволюционную теорию могут и не отвергать: в Коране, в отличие от Библии, нет подробностей сотворения мира. Наконец, буддисты исповедуют настолько специфическое вероучение, что противоречить эволюционной теории оно просто не может. Православные служители к теории Дарвина относятся прохладно, но весьма спокойно.
А в канун 200-летия со дня рождения Чарльза Дарвина католическая церковь признала, что эволюция не противоречит христианской идеологии, повергнув в шок сторонников идеи божественного сотворения мира. В официальной газете Ватикана появилась статья, в которой говорилось о принципиальной поддержке церковью теории эволюции и одобрении решений американских судов, признавших креационизм ненаучной теорией. «Эволюции есть место в христианской теологии, а идеи Дарвина не противоречат христианскому вероучению», – говорилось в статье.

Кстати, доподлинно известно, что Дарвин, воспитывавшийся согласно строгим англиканским устоям, стал сомневаться в истинности религиозных догматов еще в юности, а окончательно отошел от христианства в 1851 году, когда умерла его дочь. В 1839 Дарвин женился на своей кузине. У них родилось 10 детей, трое из них умерли в раннем возрасте, остальные не отличались крепким здоровьем. Размышляя о превратностях судьбы, Дарвин выдвинул предположение, что дети рождаются больными из-за того, что их родители состоят в слишком близком родстве.
Однако Дарвин никогда не позиционировал себя как атеиста, считая себя агностиком и веря в верховное существо. Дарвин писал: «Я никогда не был атеистом в смысле отрицания существования Творца. В первую клетку жизнь должна была быть вдохнута Творцом».

Люди старше приматов?

За годы своего существования теория Дарвина накопила немало фактов в свою поддержку. Один из самых убедительных – это паразитические черви у домовой мыши. Этот грызун был завезен в Америку из Европы в XV веке и распространился по всей территории. За 400 лет черви настолько изменились, что превратились в близкородственные, но разные виды.
А на Багамских островах ученые выпустили хищных ящериц Leiocephalus carinatus, которые сразу стали охотиться на местных небольших ящерок анолисов. Биологи предположили: лапы у жертв вначале удлинятся (чтобы резво убегать от охотников), а затем, наоборот, выживут только коротколапые анолисы (с короткими лапами будет удобнее лазать по деревьям). Так и случилось за какой-то год. Вот он – естественный отбор в действии.
Но критики возражают – это еще не изменение вида, а всего лишь отбор нужных особей – селекция. Примерно так человек искусственно выводил, скажем, новые породы собак. А где же изменение биологического вида? Пожалуйста, отвечают дарвинисты, посмотрите на бактерии, на вирусы. А у более сложных существ процессы эволюции проходят медленно, и человек не в силах их зафиксировать.

Известный палеонтолог Фрэнсис Хитчинг установил основные проблемы теории эволюции. Палеонтологическая летопись обнаруживает скорее структуру эволюционных скачков, а не постепенные преобразования. Кроме того, гены – мощный стабилизирующий механизм, главная задача которого заключается в предотвращении развития новых форм. Случайные, возникающие друг за другом мутации на молекулярном уровне не являются объяснением высокой организованности и растущей сложности живых организмов.
А археолог из Лос-Анджелеса Майкл Кремо утверждает, что за последние годы было обнаружено немало неудобных для официальной науки находок. Так, в частности, в Калифорнии в горах Сьерра-Невада еще в конце XIX века нашли человеческие скелеты и каменные инструменты. По расчетам, возраст породы вокруг находки – 50 млн. лет. Но современная наука утверждает, что в то время не существовало даже человекоподобных обезьян!
А в 70-х годах ХX века американские археологи в месте под названием Хьюятлако (Мексика) нашли каменные орудия труда, которые могли быть изготовлены только людьми. Возраст породы, где лежала находка, 300 тыс. лет. А по общепринятым взглядам, люди заселили обе Америки только 30 тыс. лет назад.
По мнению Кремо, все эти факты означают более древнее происхождение человека, но их не афишируют, потому что они ставят под удар всю теорию эволюции. Выясняется, что человек существовал на планете Земля задолго до появления первых приматов?!

«Покажите нам обезьяну, ставшую человеком!»

Кстати, в «Происхождении видов» не идет речь о происхождении человека. Этому посвящена иная работа – «Происхождение человека и половой отбор». О происхождении человека от общего с нынешними обезьянами предка в работе сказано очень осторожно и довольно путано. Так что приписывание Дарвину популярного тезиса «человек произошел от обезьяны» является чрезмерным упрощением.
«Покажите нам обезьяну, ставшую человеком или хотя бы переставшую быть обезьяной!» – говорят противника дарвинизма. А как раз этого теория эволюции сделать не может. Тем не менее, эволюционисты поставили перед собой задачу хотя бы показать, как выглядел общий предок человека. И здесь возникла проблема так называемого недостающего звена. Палеонтология обнаружила множество останков обезьян, множество останков человека. Но никак не могла найти «человекообезьяну». Еще в 1970 году даже самые убежденные дарвинисты признавали: у науки нет в наличии сохранившегося экземпляра. И вот в последние годы ситуация изменилась. Ежегодно приходят вести из самых разных регионов планеты: нашли недостающее звено!

Находят обычно небольшие фрагменты: череп или несколько костей. Но ни разу не был найден скелет целиком или хотя бы значительная его часть. Поэтому до определенной степени каждая реконструкция является домыслом. Это и дает возможность оппонентам говорить: эволюционная теория строится на предположении.
Существуют и фальсификации фактов. Самая известная – «пилтдаунский человек». Его «нашли» в Англии в 1913 году: останки состояли из черепа, подобного человеческому, а челюсти были, как у обезьяны. Это открытие прославилось на весь мир!
Только спустя полвека исследователи из Британского музея пришли к выводу: эта «находка» была искусной мистификацией. Череп действительно был человеческим, но челюсть принадлежала современной обезьяне. Она просто была обработана химикатами, чтобы выглядеть древней, а зубы обточены нужным образом.
Как видно, и среди ученых, и среди людей, далеких от науки, нет единого понимания эволюционной теории Дарвина. Возможно, некоторым критикам великого естествоиспытателя обидна даже мысль о том, что «царь земли» произошел от обезьяны. Но в этом случае полезно вспомнить высказывание, приписываемое Чарльзу Дарвину: «Самую сильную черту отличия человека от животных составляет нравственное чувство, или совесть…»

По материалам «Знаменитости», «Сегодня», «Планета»

Поделиться.

Комментарии закрыты