Этторе Майорана: в предчувствии атомной беды

0

Физик исчез без следа, чтобы не погубить планету своими открытиями?

Вечером 25 марта 1938 г. 31-летний, подающий надежды, итальянский физик Этторе Майорана сел в Неаполе на почтовое судно, которое направлялось в Палермо (Сицилия) – и исчез навсегда… По личному распоряжению Муссолини, поиски молодого ученого продолжались в течение полугода, однако ни к чему не привели.

У Майораны, по единодушному признанию современников, был выдающийся ум, поэтому его учитель, лауреат Нобелевской премии Энрико Ферми, ставил ученика в один ряд с Галилео Галилеем и Исааком Ньютоном. Итальянский физик первым в начале 1932 г. создал теорию атомного ядра. В основном же Майорана известен тем, что «изобрел» в 1937 г. истинно нейтральное нейтрино, называемое теперь майорановским, и значение которого для физики было осознано лишь почти 40 лет спустя. Майорана оказал существенное влияние на развитие науки и продолжает его оказывать 70 лет спустя после своего исчезновения.
Научные труды Майораны включают только 10 статей, которые были опубликованы с 1928 по 1937 гг. и до сих пор вызывают удивление и восторг в ученом мире. В начале 1933 г. Майорана уехал за границу. В Лейпциге он познакомился с еще одним лауреатом Нобелевской премии Вернером Гейзенбергом. Из писем, которые Этторе впоследствии ему писал, можно понять, что их, кроме науки, связывала еще и дружба.

Отшельничество и странные письма
Осенью 1933 г. Майорана вернулся в Рим больным: его мучил гастрит, он также, несомненно, страдал от нервного истощения. Этторе стал отшельником, был резок с родными, все реже появлялся в институте, а затем почти совсем перестал выходить из дома. Почти четыре года он не контактировал с друзьями и ничего не писал… И только в 1937 г. Майорана опубликовал научную статью и подал заявление на должность профессора физики. В ноябре ученый стал профессором Неапольского университета. Однако лекции Майораны плохо посещались, большая часть студентов была не в состоянии понять то, что он пытался им объяснять, и это очень задевало его самолюбие.
22 января 1938 г. Этторе попросил брата перевести в Неаполь все его деньги, которые хранились в одном из римских банков, а в марте попросил выдать ему сразу всю зарплату, накопившуюся за несколько месяцев работы.
Взяв с собой паспорт и деньги, 25 марта Майорана сел на пароход — и… навсегда исчез. Перед отплытием, в своем номере в гостинице «Болонья», Этторе написал два письма. Первое, оставленное в номере, было написано родным, к которым Майорана обращался с очень необычной просьбой: «У меня только одно желание — чтобы вы не одевались из-за меня в черное. Если захотите соблюсти принятые обычаи, то носите любой другой знак траура, но не дольше трех дней. После этого можете хранить память обо мне в своем сердце и, если вы на это способны, простить меня».
Второе письмо, которое было послано по почте Антонио Каррелли, директору физического института Неапольского университета, где Этторе Майорана с января преподавал, как будто доказывало, что он решил покончить с собой. В нем Майорана писал: «Я принял решение, которое было неизбежно. В нем нет ни капли эгоизма; и все же я хорошо понимаю, что мое неожиданное исчезновение доставит неудобства вам и студентам. Поэтому я прошу меня простить — прежде всего, за то, что пренебрег вашим доверием, искренней дружбой и добротой».
Прежде чем Каррелли успел получить это письмо, из Палермо пришла телеграмма от Майораны, в которой тот просил не обращать внимания на письмо, отправленное из Неаполя. За телеграммой последовало второе письмо, датированное 26 марта и также посланное из Палермо. «Дорогой Каррелли, — писал в нем Майорана. — Море не приняло меня. Завтра я возвращаюсь в гостиницу. Однако я намерен оставить преподавание. Если вам интересны подробности, я к вашим услугам». Однако ни Каррелли, ни родные никогда больше не видели Этторе и не получали о нем никаких известий…

Побег в Южную Америку?
Было выдвинуто несколько версий об исчезновении талантливого физика, но все они ничего не дали. 26 марта Этторе, судя по всему, сел на почтовое судно, которое возвращалось из Палермо в Неаполь. Изначально, по сведениям пароходной компании, билет на его имя был сдан на контроле при посадке, однако позже, когда представителей компании попросили предъявить доказательство, они заявили, что билет потерялся. Один свидетель первоначально утверждал, что Майорана ехал с ним в одной каюте, но потом заявил, что не уверен, был ли его попутчиком пропавший физик…
В то же время одна медсестра, которая хорошо знала физика, настаивала на том, что видела его в Неаполе после возвращения парохода 26 марта…
Поместив в прессе объявление с фотографией об исчезновении Этторе, его семья получила в июле ответ. Настоятель монастыря в Неаполе Джезу Нуово писал, что молодой человек, очень похожий на того, что был изображен на фотографии, приходил к нему в конце марта или начале апреля с просьбой принять его в монастырь в качестве гостя. Однако настоятель не решился удовлетворить его просьбу, и молодой человек ушел и больше не возвращался. Затем было установлено, что 12 апреля мужчина, похожий на Майорану, просился в монастырь Сан Паскуале де Портичи, однако ему отказали и там. Писатель Леонард Шаши сделал предположение, что Майорана, который устал от мира и ответственности, которую накладывала на него научная деятельность, а возможно, и, разочаровавшись в преподавательской работе, искал убежища в религии. И где-то он нашел такое место, где мог жить под чужим именем, посвящая оставшиеся годы молитве и размышлениям… Шаши считает, что благодаря своему исключительному уму Майорана раньше многих коллег осознал огромную разрушительную мощь атомной энергии и не желал участвовать к разработке атомного оружия…
Самый интригующий след Этторе Майораны ведет в Южную Америку. В 1950 г. чилийский физик Карлос Ривера жил в столице Аргентины Буэнос-Айресе и на время остановился в доме у одной пожилой женщины. Когда она однажды случайно увидела в бумагах Риверы имя Майорана, то сказала своему постояльцу, что ее сын знает человека с такой фамилией. Вскоре Ривера должен был уехать из Буэнос-Айреса и не успел больше ничего узнать.
Поразительно, но Ривере случилось еще раз наткнуться на следы Майораны в столице Аргентины, когда в 1960 г., обедая в гостиничном ресторане, он рассеянно писал на салфетке математические формулы. Вдруг к нему подошел официант и сказал: «Я знаю еще одного человека, который, как и вы, рисует на салфетках формулы. Он иногда к нам заходит. Его зовут Этторе Майорана, и до войны он был крупным физиком у себя на родине в Италии». К сожалению, официант не знал адреса Майораны, и Ривера опять был вынужден уехать ни с чем.
В конце 1970-х гг. вести о поразительных открытиях Риверы в Аргентине дошли до итальянских ученых. Профессор физики Эразмо Ресами и сестра Этторе Мария решили идти по найденному следу. Во время этих розысков одна зацепка опять-таки вела в Аргентину… Вдова гватемальского писателя Мигеля Астуриаса, которая приехала в Италию, рассказала, что в 1960-е гг. встречалась с ним в доме сестер Элеоноры и Лило Манцони. По словам сеньоры Астуриас, Майорана был близким другом Элеоноры, математиком по профессии. Но в дальнейшем сеньора Астуриас неожиданно отказалась от своих слов. Она, дескать, лично не встречалась с Майораной, а только слышала от других о его дружбе с Элеонорой. Но добавила, что ее сестра и Лило Манцони могут представить доказательства. Элеоноры, к сожалению, уже не было в живых, а две пожилые дамы не смогли или не захотели ответить на заданные им вопросы.
Как бы там ни было и где бы ни был Майорана, мотивы его внезапного бегства остаются невыясненными и, возможно, никогда не станут известны…

По материалам History-paradox.ru

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.