Евгений Вахтангов: «Нет праздника – нет спектакля»

0

До громкой славы ему пришлось пройти долгий и трудный путь: от осуждения в семье до предательства учеников.

«Принцип — всего добиваться самим»
Евгений Вахтангов родился 13 февраля 1883 года во Владикавказе. Семья была зажиточной, отец владел табачной фабрикой и хотел, чтобы мальчик пошел по его стопам и стал купцом. Но Женю интересовали только две вещи – любовь и свобода. В те годы юный Вахтангов состоял в кружке «Арзамас», где молодые люди знакомились с Ницше, читали Толстого и «Буревестник». Дух свободомыслия раздражал отца: «Одумайся! Представь, что будет с твоими сестрами и матерью после моей смерти. Ты один, и не хочешь помочь мне, ты даже для рабочих ничего не хочешь сделать, а кричишь: восьмичасовой рабочий день, больницы, школы! Знаем, что за спиной папаши умеете вы кричать: эксплуатация! Ты-то на что живешь?»
С каждым годом Багратион Сергеевич давил на сына все сильнее. Не выдержав отцовского давления, Вахтангов уехал из Владикавказа в Москву и поступил в университет. За ним последовала очаровательная актриса Надежда Байцурова, с которой впоследствии Евгений Вахтангов создал счастливую семью. «Я всегда люблю, всегда любил тебя, преклоняюсь за весну мою, за мальчика нашего. Я хочу быть сильным, чтобы было хорошо вам», — так ласково и трепетно он описывал свои чувства к родным.
Еще во Владикавказе Вахтангов поставил пьесу «Праздник мира», раздав билеты рабочим с фабрики отца. Увлечение театром получило новый виток в столице. Евгений поступил в Московский университет и сразу же — в студенческий театральный кружок. Он ставил спектакли и играл сам. Для каждой постановки Вахтангов разрабатывал общий план, тщательно перечислял все предметы, которые должны находиться на сцене, описывал костюмы, грим и походку актеров, даже рассчитывал темп хода занавеса. Образцом театрального искусства для него был Московский Художественный театр. Здесь Евгения Вахтангова вдохновляло все: декорации и актерская игра, звуковые эффекты и технические детали.
В 1909 году Вахтангов решил получить профессиональное театральное образование и поступил на драматические курсы при Московском Художественном театре. Здесь преподавали преимущественно артисты театра: Александр Адашев и Василий Лужский, Николай Александров и Василий Качалов. Они обучали молодых актеров по методикам Константина Станиславского. Вахтангов хотел быть режиссером, и Станиславский вскоре стал выделять его из остальных учеников. Он назначил Евгения главным помощником по работе с молодыми актерами. Вдохновленный методикой Станиславского, Вахтангов мечтал создать актерскую студию: «Принцип — всего добиваться самим. Проверить систему Константина Станиславского на самих себе. Принять или отвергнуть её. Исправить, дополнить или убрать ложь. Все пришедшие в студию должны любить искусство вообще и сценическое в частности. Радость искать в творчестве. Забыть публику. Творить для себя. Наслаждаться для себя. Сами себе судьи».

((Собственное понимание театра
К этому стремился и сам Станиславский. Поэтому в 1912 году вместе с Леопольдом Сулержицким они открыли Первую студию МХТ, в которой начал преподавать Вахтангов. Одновременно Евгений работал в других московских театральных школах, среди которых особое место занимала Студенческая драматическая студия. Ее создали в 1913 году пять студентов из разных московских университетов. Через год начинающие актеры пригласили Вахтангова в качестве преподавателя и режиссера.
Сначала собственного помещения у Студенческой драматической студии не было, участники собирались то в комнатах студентов, то в ресторанах, то в пустых кинотеатрах. Репетиции проходили, в основном ночью, так как днем Евгений Вахтангов занимался с 1-й студией МХТ, а студенты — учились и работали. Свою первую постановку — «Усадьбу Ланиных» — Студенческая студия представила в 1914 году. Премьера спектакля вызвала бурю негодования. Критики язвительно писали о детской беспомощности начинающих актеров, о жалкости театральных декораций, о несостоятельности режиссера. Станиславский же так разозлился на Вахтангова за самодеятельность и провал «Усадьбы Ланиных», что запретил ему преподавать вне стен МХТ и 1-й студии.
Однако занятия в Студенческой студии не прекратились, а проходили теперь в строжайшей тайне. Для своих учеников Вахтангов нанимал лучших педагогов-новаторов, несмотря на бедность студии. «Так, по движению у нас был лучший педагог Александрова, родоначальница ритмических этюдов. Евгений Багратионович говорил: “Мне нужно самого лучшего, самого смелого, может быть, новатора в каждой области. Мы так бедны, что должны учиться у лучших”. Поэтому, если по постановке голоса самым лучшим был Пятницкий, то давайте Пятницкого, — вспоминала актриса Цецилия Мансурова. — Да, Евгений Багратионович умел узнавать настоящих людей искусства! У него было к ним чутье, и он старался главным образом вырастить педагогов из своих старших учеников».
Постепенно Евгений Вахтангов обрел собственное понимание театра. В спектаклях он стремился подчеркнуть условность происходящего на сцене, поэтому, например, классические театральные костюмы вахтанговцы носили поверх современной одежды. А чтобы усилить эту идею, артисты надевали их прямо на сцене. В считанные секунды из актеров они перевоплощались в персонажей пьесы. Для декораций использовали обычные бытовые предметы, которые обыгрывались с помощью света и тканевых драпировок.
В 1917 году студенческая студия вышла из «подполья» и стала называться Московской драматической студией Евгения Вахтангова. «Подумайте, ведь это наш театр, наш маленький и уютный, где так отдохнешь в работе, куда отдашь всю свою любовь, куда принесешь радости свои и слезы. Милые лица, добрые глаза, трепетные чувства, все друг другу друзья», — так нежно описывал свои чувства Евгений. В этом же году Вахтангов тяжело заболел, однако работать он стал еще больше и усерднее. «Первая студия, вторая студия, моя студия, еврейская студия “Габима”, студия Гунст, народный театр, пролеткульт, художественный театр, урок, спектакль ноябрьских торжеств — вот десять учреждений, где меня рвут на части», — писал Евгений. Тогда-то и случилось мощное потрясение — из студии Вахтангова ушли пять самых ярких и любимых актеров. Он сильно переживал, и это предательство только усилило его болезнь.

((Фантастический реализм
После 1917 года режиссер решил присоединиться к театру Константина Станиславского. В 1920 году студия Вахтангова стала частью Московского Художественного театра и получила название Третья студия.
Уже через год у Третьей студии МХТ появилось собственное здание театра. В честь открытия артисты дали спектакль «Чудо святого Антония» по одноименной комедии Мориса Метерлинка. Это стало вторым обращением вахтанговцев к этой пьесе, и в этот раз Вахтангов поставил спектакль в традициях гротескного театра. Он писал: «Бытовой театр должен умереть. “Характерные” актеры больше не нужны. Все, имеющие способность к характерности, должны почувствовать трагизм (даже комики) любой характерности и должны научиться выявлять себя гротескно. Гротеск — трагический, комический».
Поглощенный работой, за своим здоровьем Вахтангов почти не следил: одно время занимался гимнастикой йогов и соблюдал диету, но затем нарушил режим: непрерывно курил и засиживался после спектаклей на театральных вечеринках. Незадолго до смерти Евгений Вахтангов начал работать над постановкой «Принцесса Турандот» по сказке итальянского драматурга Карло Гоцци.
«Когда мне Лев Петрович Русланов говорил: “Вы должны показать Турандот”. Я говорю: “Как? Что?” — “Выучить текст”. Когда мы показывали, Евгений Багратионович смеялся очень, — вспоминала Цецилия Мансурова. — Надо вам сказать, я надела мамино черное платье какое-то и препоясалась лентой, бабушкиной уже, золотой лентой, как Екатерина Великая. Зачем? Не знаю. И надела ко всему этому свою елочную звезду. Вот показались. У нас было то, что сейчас называется “художественными советами”. Они совещались. Евгений Багратионович говорит: “Пусть играет Мансурова”. Все обомлели. Я их понимаю. Я была всецело на стороне товарищей, которые были против меня, потому что Вахтангов плохо себя чувствовал, потому что его талант и его силы тратить — это было просто безнравственно, с моей точки зрения. Этого нельзя было делать. И ему тотчас сказали, что есть другая актриса, пусть играет. “А Мансурова… Она нам понравилась. Мы ее примем без вас. Так что она сыграет когда-то там. Она успеет”. Тогда он ответил бессмертно по-вахтанговски. Сказал: “Видите ли, что такая-то сыграет хорошо и даже очень хорошо, я почти уверен. Но я знаю, как хорошо, и мне не интересно. Что Мансурова сыграет плохо, я почти не сомневаюсь. Но я не знаю, как плохо. Поэтому будет играть Мансурова”. Ему нравился поиск. Это даже объяснить невозможно, какой сумасшедшей силой в этом смысле он обладал».
Этим спектаклем Евгений открыл новое направление в театральной режиссуре — фантастический реализм. «Нет праздника – нет спектакля», — говорил режиссер. Вахтангов использовал персонажи-маски и приемы итальянской комедии дель арте, однако сказку сделал очень современной. Актеры прямо на сцене переодевались в костюмы сказочных героев, а параллельно беседовали на злободневные темы.
«Замечательна была моя последняя беседа с Вахтанговым перед генеральной репетицией “Турандот”, — вспоминал актер Леонид Волков. — Он мне сказал, что в этой работе его увлекает специфическое актерское состояние, вот такое: мы с вами сидим в первом ряду и смотрим спектакль, но я тоже играю этот спектакль. И, пока я свободен, я делюсь с вами своими впечатлениями, а потом я говорю: мой выход, сейчас я тебе сыграю. И я выхожу из первого ряда, влезаю на сцену и начинаю играть все — горе и радость, а этот мой приятель мне верит. А потом кончаю, подсаживаюсь к нему и говорю: ну как, хорошо?»
Вернувшись домой после очередной репетиции спектакля «Принцесса Турандот», Вахтангов слег и больше уже не вставал. Премьера состоялась без него, зато на спектакле присутствовал Константин Станиславский. Восхищенный работой своего ученика, Станиславский лично выразил свое признание Вахтангову: «То, что я видел, талантливо, своеобразно и, что самое главное, жизнерадостно! А успех блистательный. Молодежь очень выросла». «Принцесса Турандот» стала последней работой Евгения Вахтангова. Он умер 29 мая 1922 года.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Culture.ru, Dailyculture.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты