Габриэль Д’Аннунцио: любовник ХХ века

0

Перед чарами писателя не могла устоять ни одна женщина

Известный и противоречивый поэт, писатель и политик Д’Аннунцио так щедро использовал в своих литературных трудах яркие и живые эротические картины и описания смерти, что писатель Генри Джеймс окрестил их «вульгарными».

Будущий писатель появился на свет 12 марта 1863 г. в семье богатого мэра города Пескара. В 16 лет Габриэль уже опубликовал свой первый сборник стихов. Второй издавался как вполне серьезный труд в авторитетном издательстве, но честолюбивому Д’Аннунцио было мало уже существующего внимания публики. Он затеял рекламный трюк вполне в духе современного шоу-бизнеса: в день появления книги в продаже одна флорентийская газета получала телеграмму от неизвестного лица. В ней рассказывалось о трагической гибели юного поэта во время катания на лошади. Книга мгновенно раскупалась, в то время как автор книги и телеграммы был жив и здоров.

Шоу из войны и смерти
Женщины находили красивого и стройного Габриэля неотразимым, и за свою жизнь он имел сотни любовных интрижек, которые затем часто описывал в своих литературных произведениях. Д’Аннунцио тратил огромные суммы на одежду, слуг, женщин, ни в чем себе не отказывая, до тех пор, пока чрезмерная расточительность не привела его к полному банкротству. В 1910 г. он был вынужден бежать от кредиторов во Францию.
Когда началась Первая Мировая война, поэт вернулся в Италию. В 1915 г. он стал авиатором и заслужил признание — его назначили командиром отряда. Во время одного из вылетов вражеская пуля выбила ему левый глаз. Однако это не помешало бесстрашному офицеру встать во главе 12 тыс. солдат и захватить город Фиуме в 1919 г., а затем удерживать его в течение двух лет. Именно д’Аннунцио стал «отцом» дальней бомбардировочной авиации, совершив налет на Вену — первый в истории воздушный налет на столицу врага.
В 1924 г. Бенито Муссолини за активную поддержку его правительства пожаловал Д’Аннунцио титул принца Монте Невозо. Окруженный сотней преданных слуг, скандальный писатель прожил последние годы жизни в своем богатом поместье. Он мечтал умереть так, чтобы его смерть, как и многие его подвиги и поступки при жизни, запомнилась многим. То он настаивал на том, чтобы его тело использовали в качестве ядра при выстреле из пушки, то требовал, чтобы его умертвили, погрузив в резервуар с кислотой. Умер итальянец, однако, вполне прозаично. Кровоизлияние в мозг застигло его за рабочим столом, он не дожил 11 дней до 75-летия.

Жрец эротики
Д’Аннунцио называл себя жрецом эротики, поэтому его жизнь и творчество неотделимы от образа женщины. В 1883 г. он женился на Марии Гадлезе, дочери герцога, хотя последний пытался расстроить свадьбу. Мария не побоялась угроз отца отречься от нее. 20-летний Габриэль и его 19-летняя невеста обвенчались 28 июля 1883 г. В течение следующих четырех лет Мария родила трех сыновей, что, впрочем, не положило конец многочисленным и бурным любовным похождениям мужа. Д’Аннунцио, вдоволь насладившись прелестями жены, стал весело проводить дни и ночи с другими женщинами, время от времени одаривая Марию «восхитительной ночью». В 1887 г. он, наконец, оставил ее.
Тем временем многие женщины готовы были пожертвовать богатством, супружеством и репутацией ради ласк Габриэля, хотя о его ветрености ходили легенды.
Действительно, чаще всего любовные отношения у Д’Аннунцио бывали непродолжительными. Некоторые из них закончились даже трагически. После романа с писателем религиозно настроенная графиня Манчини так страдала от осознания своего порока, что оказалась в психиатрической лечебнице. Одна из брошенных им любовниц, маркиза Алессандра Карлотти, дочь премьер-министра Италии, покинула семью, постриглась в монахини и сделалась настоятельницей одного из монастырей Савойи.
На одном из концертов в 1887 г. на Д’Аннунцио произвела ошеломляющее впечатление красота Барбары Леони. Актриса и писатель страстно полюбили друг друга и тайно встречались, когда им позволяли обстоятельства. При каждом их свидании Габриэль осыпал Барбару лепестками свежих благоухающих роз. А когда она после любовных утех засыпала, любовник садился рядом и записывал свои ощущения, чтобы в дальнейшем использовать наблюдения в своем романе «Невинная».
В 1891 г. у Д’Аннунцио завязался роман с Марией Гравиной ди Рамакка, женой неаполитанского дворянина. Эта прекрасная и грациозная женщина очень ревновала любовника и потратила огромные средства в тщетной попытке удержать его подле себя. Суд обвинил парочку в прелюбодеянии и приговорил к 5 месяцам тюремного заключения. Приговор, правда, затем был отменен, и Д’Аннунцио усыновил двух детей графини. Когда у нее родился сын, графиня пригрозила Габриэлю, что убьет ребенка, если он не перестанет ей изменять. Д’Аннунцио, конечно же, не испугался ее угроз и вскоре осыпал знаками внимания актрису Элеонору Дузе.
Связь Д’Аннунцио с Дузе, которая была старше его на 4 года, можно назвать вершиной его романтической любовной карьеры. Этот «творческий» союз длился 9 лет. Элеонора не только почти ничего не требовала от Габриэля, напротив, давала ему деньги, вдохновение, дружбу и советы. В знак признательности он писал пьесы, где она исполняла главные роли. Они наслаждались всепоглощающей любовью друг к другу. Расставались, затем снова сходились. На юбилей Д’Аннунцио Элеонора прислала ему 12 поздравительных телеграмм, по одной через час. Но в 1900 г. Дузе была неприятно поражена появившимся в продаже очередным романом любовника, в котором он в мельчайших деталях описал всю их совместную жизнь. Писателю, в конце концов, наскучила состарившаяся любовница, и он бросил и ее.

Непокоренная Айседора
Наверное, единственной женщиной, сумевшей устоять перед чарами Габриэля, была знаменитая американская танцовщица Айседора Дункан. Она оставила воспоминания о поэте: «Этот лысый, невзрачный карлик в разговоре с женщиной преображался, прежде всего, в глазах собеседницы. Он казался ей почти что Аполлоном, потому что умел ненавязчиво дать каждой женщине ощущение того, что она является центром вселенной». Свою встречу с сердцеедом танцовщица также запечатлела в своих мемуарах. «Когда Д’Аннунцио встретил меня в Париже 1912 г., он решил покорить меня. Это не может служить мне особым комплиментом, ведь Д’Аннунцио стремился покорять всех знаменитых женщин мира. Но я оказала ему сопротивление из-за своего преклонения перед Дузе. Я решила, что буду единственной женщиной, которая выстоит перед ним». Айседора осталась верна своему слову. Наверное, это был единственный случай, когда ловелас не добился своего…

По материалам Peoples.ru, «Чтобы помнили» (chtoby-pomnili.net)

Поделиться.

Комментарии закрыты