Гениальные рабы: исторические факты

0

Талант – одна из немногих лазеек, через которую подневольные люди могли получить свободу. Это правило действовало в самых разных культурах и эпохах.

Создатели паровых машин

Древнеримские рабы, получившие свободу от своих хозяев, назывались «libertine». К этому сословию вольноотпущенников принадлежал драматург Публий Теренций Афр (195/185 — 159 до н. э.). Он написал 6 комедий, каждая из которых сохранилась до нашего времени, что крайне редко для античной литературы. Прозвище писателя указывало на его африканское происхождение. Юноша был рабом римского сенатора, пока благодаря своим талантам не стал libertine.

Теренцию принадлежит крылатая фраза: «Я — человек, и ничто человеческое мне не чуждо». Выражение было использовано в комедии «Самоистязатель». В диалоге двух соседей Менедем упрекает Хремета, что тот сплетничает и вмешивается в чужие дела. В ответ собеседник защищается знаменитой фразой: «Homo sum, humani nihil a me alienum puto».

А Ефим Черепанов (1774—1842) родился в семье крепостных крестьян, работавших на Выйском заводе промышленников Демидовых. Способного мальчика устроили в мастерскую по выделке воздуходувных мехов. К 30 годам он стал плотинным нескольких демидовских нижнетагильских заводов — мастером, отвечавшим за водяные двигатели и гидротехнические сооружения. Затем самостоятельно построил маленькую паровую машину.

Не уступал в талантах Ефиму его сын Мирон (1803—1849). Вдвоем Черепановы соорудили около 25 паровых машин, использовавшихся для откачки воды из шахт, проката железа и промывки золота. Мастера ездили в Англию, где изучали устройство железных дорог. В 1833—1835 годах они построили два паровоза уже в России. Отец и сын занимались «паровыми телегами» в свободное от основной работы время, так как тагильские приказчики не освобождали их от других многочисленных обязанностей.

Паровозы Черепановых были первыми русскими паровозами. За их устройство Ефим получил серебряную медаль «За полезное» и вольную. Мирона освободили от крепостной зависимости еще через три года. Администрация заводов, однако, так и не обратила должного внимания на «паровики» (те в качестве топлива использовали дрова, что было крайне дорого).

Как крепостной Пушкина нарисовал

Свое имя рабыня Филлис Уитли (1753-1784) получила по названию корабля, на котором ее из Западной Африки доставили в Америку. В Бостоне ее купил портной и торговец Джон Уитли. Предприниматель сделал девочку служанкой своей жены. В хозяйском доме Уитли меньше чем за два года выучила английский язык и вскоре увлеклась поэзией.

Рабыня стала известной как в американских колониях, так и в Великобритании после публикации ее сборника «Стихи на различные темы» в 1773 году. Произведения Уитли, поддержавшей войну за независимость, хвалили Вольтер с Вашингтоном и критиковал Джефферсон. Споры вокруг творчества поэтессы часто сводились к прениям о допустимости рабства. Сами хозяева Филлис освободили девушку в 1775 году.

А самый знаменитый прижизненный портрет Пушкина был написан художником, выросшим в крепостной семье. Орест Кипренский (1782-1836), на самом деле, был внебрачным ребенком помещика Дьяконова. Незаконнорожденного сына записали в семью крепостного крестьянина.

Еще в детстве Оресту, обязанному фамилией острову Кипр, была дана вольная. Мальчика отправили в училище при Петербургской Академии художеств. Повзрослев, он стал знаменитым портретистом. Благодаря Кипренскому мы знаем, как выглядели поэты Василий Жуковский и Константин Батюшков, генерал Евграф Давыдов и т. д.

Другой известный русский художник XIX века из крепостных — Василий Тропинин. Его кисти принадлежит другой знаменитый портрет Пушкина.

А у директора Академии наук графа Владимира Орлова по традиции его времени были собственные крепостные музыканты. В семье одного из них и родился Александр Гурилев (1803 — 1858). Вольную он получил в 28 лет, до того успев поиграть в крепостном оркестре. Гурилев, однако, не только исполнял, но и сочинял музыку. Переехав в Москву, композитор сблизился с жившими там литераторами и стал писать романсы на стихи популярных поэтов. В их числе были Николай Греков, Алексей Кольцов, Константин Аксаков и т. д.

Популярным во время Крымской войны на флоте стал гурилевский романс «После битвы» («Не слышно на палубе песен»). Позже с тем же мотивом появилась песня «Раскинулось море широко». Она повествует о кочегаре, который умер от теплового удара во время рейса в Красном море; исполнялась Юрием Морфесси, Федором Шаляпиным, Леонидом Утесовым.

Максим Новичков, «Дилетант»

Поделиться.

Комментарии закрыты