Луи-Франсуа Картье: любимчик фортуны

0

Король Эдуард VII говорил о Картье: «король ювелиров и ювелир королей». И в этом предложении отражена вся история именитого ювелирного дома.

В 1847 г. в Париже молодой начинающий ювелир Луи-Франсуа Картье купил помещение у своего же учителя Адольфа Пикара. Стоит сказать, что это был период правления Наполеона III, который в стремлении вернуть Франции былое величие, много внимания уделял светской жизни: организовывались балы, приемы, вечера, а значит, роскошные туалеты и украшения пользовались повышенным спросом.

Гениальные братья

Прибыльные заказы посыпались на Луи-Франсуа после того, как принцесса Матильда, племянница Наполеона I и двоюродная сестра правящего императора, купила изделие в его магазине, а после покровительствовала ему. А императрица Евгения заказала у ювелира серебряный сервиз, что, конечно, также привлекло повышенное внимание к его персоне. С тех пор аристократы и августейшие особы стали постоянными клиентами дома Картье. Когда сын Луи-Франсуа — Альфред — присоединился к отцу, то стало понятно: бизнес становится семейным. И действительно, спустя некоторое время Альфред обучил своему искусству своих троих сыновей, которые вывели ювелирный дом Картье на качественно новый уровень, сделав его международным и обеспечив успех во всем мире.

Каждый из троих наследников Альфреда внес свой вклад в развитие бизнеса: Жак-Теодуль известен тем, что возглавил отделение компании в Лондоне. Кроме того, из Лондона он отправился в страны Персидского залива, где занимался поиском и закупками жемчуга, и совершил путешествие по Индии, в результате чего многие индийские правители приобрели для своих украшений новые платиновые оправы производства дома Картье. Жозеф-Луи добился успеха во Франции тем, что привлек в качестве клиентов русских аристократов. А еще именно ему удалось завершить многолетние работы по возрождению стиля Guirlande с элементами рококо, который был популярен еще во времена правления Людовика XVI. В свою очередь, средний сын Пьер-Камилл известен как глава нью-йоркского отделения дома. В США Пьеру удалось наладить отличные отношения с Рокфеллерами, Гоулдсами, Фордами. Немалую роль в этом сыграла его женитьба на дочери крупного магната Эльме Рамзей.

Братья Картье совершили мудрый маркетинговый ход, пригласив неординарных людей представлять отделения в разных городах мира. Например, в Париже таким «послом» стала Жанна Туссен, светская персона, известная в кругах элиты, которая позже возглавила один из отделов парижского дома. В Лондоне таким представителем стал известный француз Бони де Кастельян. Ну а в Нью-Йорке продвигать бизнес помогал Жюль Глензер, друг Пьера Картье, человек с большими связями в кругах политиков, голливудских актеров, олигархов.

К этому времени на ювелирный дом уже работал довольно большой штат художников и мастеров-ювелиров, придумывающих оригинальные решения и воплощавшие свои идеи в жизнь. Наиболее успешные из них тиражировались и ставились на промышленную основу — в этом было одно из нововведений братьев Картье. Ведь раньше производители драгоценностей изготавливали свои шедевры в единственном экземпляре, но концепция данного ювелирного дома была иной: здесь создавали украшения не для коллекционеров, а для тех, кому просто нравится носить красивые, качественные и дорогие вещи. Потому некоторые из интересных идей стали олицетворять в глазах публики дом Картье — например, пантера с изумрудными глазами, украшенная сапфирами и бриллиантами, или кольцо из сплетенных элементов красного, желтого и белого золота.

Когда Пьер уехал из Нью-Йорка, чтобы заменить умершего брата в Париже, он передал дела племяннику Клоду. А после смерти Пьера в 1965 г. ювелирный дом был разъединен: все подразделения стали отдельными единицами. Уже в 1972 г. их снова объединили, и с тех пор Картье — мощнейшая бизнес-империя, бренд мирового уровня.

Звездные клиентки

Cartier

Пантера стала визитной карточкой ювелирного дома.

Завсегдатаями магазинов Картье были многочисленные кинозвезды. Пожалуй, самой преданной поклонницей дома была Уоллис Симпсон, жена британского монарха Эдуарда VIII. Король, отрекшийся от престола ради любимой женщины, заказал на обручальном кольце гравировку We are ours now («Теперь мы принадлежим друг другу»). Супруги наведывались к ювелирам практически каждые две недели. Уоллис обожала броши, она прикалывала их к платьям, жакетам, головным уборам.

Князь Монако Ренье III тоже выбрал Картье, чтобы сделать предложение возлюбленной — Грейс Келли. Позже княгиня получила в подарок ожерелье из трех нитей с круглыми бриллиантами и тиару с бриллиантами и рубинами. Кроме украшений для торжественных приемов, Грейс заказывала роскошные аксессуары «на каждый день». Например, очаровательную брошь в виде пуделя, инкрустированного 270 бриллиантами.

Особое место среди клиенток братьев Картье занимали богатые наследницы. Одной из них была Дейзи Феллоуз, внучка основателя швейной империи Исаака Зингера. Ее любимым украшением было колье Hindou. Любительницей драгоценностей слыла актриса Элизабет Тейлор. Ее третий муж, кинопродюсер Майкл Тодд был на 24 года старше и очень любил баловать жену. В 1957 г. он подарил Элизабет ожерелье, украшенное бриллиантами и рубинами. В 1969 г. пятый (и шестой!) муж дивы — актер Ричард Бартон — выкупил на аукционе редчайшую грушевидную жемчужину весом в 55 карат за 37 тыс. долларов. Супруг перебил цену представителя испанской королевской семьи! Тейлор заказала Картье колье с этой жемчужиной, рубинами и бриллиантами по ее собственному эскизу. Конечная стоимость украшения, по разным оценкам, составила от 2 до 3 млн. долларов.

Впрочем, ювелирная компания не перестает удивлять новыми идеями. Одно из последних нашумевших изделий дома — это золотая монета весом в 1 кг и достоинством в 100 тыс. евро, которую выпустил в 2010 г. парижский монетный двор. На монете изображен Тадж-Махал, купола которого выложены 68-ю бриллиантами. Для разработки этого изображения были приглашены эксперты из ЮНЕСКО.

Подготовила Анна Попенко, по материалам A-gold.su, «Камелия»

Поделиться.

Комментарии закрыты