Подлинная история доктора Спока

0

На полках книжных магазинов Америки 14 июля 1946 года появилась книга Бенджамина Спока «Уход за ребенком в духе здравого смысла». На заре третьего тысячелетия вряд ли найдется американская мама, которая не знает, что ребенка не следует туго пеленать и необязательно кормить по расписанию. Но в середине XX века эти «странные» советы доктора Спока стали настоящей сенсацией.

Суровая мама

Будущий советчик всех молодых родителей родился 2 мая 1903 года в Нью-Хейвене (штат Коннектикут, США) в семье преуспевающего юриста. Спок, переиначенное голландское Спаак, — это родовое имя семьи переселенцев, обосновавшихся в долине реки Гудзон. Мать Бенджамина Милдред-Луиз, женщина строгая и властная, привыкшая скрывать свои чувства, была воплощением пуританства.

Одним из главных авторитетов по детским вопросам в Америке считался тогда доктор Джон Уотсон. «Никогда, ни за что не целуйте своего ребенка», — строго наказывал он молодым родителям в книге «Психологическое воспитание младенца и ребенка». Похоже, Милдред-Луиз была прилежной ученицей Уотсона.

К тому же педагогический арсенал тогдашних родителей, по выражению газеты «Бостон глоб», состоял из «закоснелых пособий, суждений, унаследованных от викторианской эры, поучений бабок и доброжелательных, но не всегда грамотных советов соседок, свекровей и тещ». В знак протеста против методов воспитания, практиковавшихся, в частности, и в его семье, расставшись с детством, Бенджамин Спок и написал свою книгу.

Для большинства американских пап и мам новое «пособие» словно распахнуло окно из душной комнаты в мир запахов и красок. Даже Милдред-Луиз, прочтя сочинение сына, сказала: «Что ж, Бенни, на мой взгляд, весьма недурно». А молодые мамы читали «Ребенка» как бестселлер. «У меня такое чувство, — признавалась в письме автору одна из читательниц, — будто вы разговариваете со мной, а главное — считаете меня разумным существом…»

«Уход за ребенком в духе здравого смысла» — так называлась книга, которая в США по популярности заняла второе место после Библии и стала настольной книгой молодых родителей. За 55 лет «Ребенок…» выдержал 6 переизданий, был переведен на 42 языка, включая урду (Иран и часть Афганистана), тайский (Таиланд) и тамильский (Шри-Ланка), а общий тираж книги уже превысил 50 миллионов экземпляров.

«Отказался от христианской парадигмы»

Старшему из 6 детей в семье, Бенджамину пришлось во всей полноте узнать, что такое заботы няньки. «Сколько же пеленок я сменил, сколько бутылочек с сосками поднес!» — рассказывал он о собственном детстве. Неудивительно, что Спок сочувствовал матерям. А побывав на фронте Второй мировой в качестве психиатра, он был потрясен тем, как цинично война сводит все родительские усилия на нет.

В 1943 году он начал книгу об уходе за детьми «в духе здравого смысла»: «Некоторые молодые родители считают, что они должны отказаться от всех удовольствий просто из принципа, а не из практических соображений. Но слишком большое самопожертвование не принесет пользы ни вам, ни ребенку. Если родители слишком заняты только своим ребенком, постоянно беспокоятся только о нем, они становятся неинтересны для окружающих и даже друг для друга…»

Именно здравый смысл должен стать основой детского воспитания, утверждал доктор Спок: «Если дитя плачет, утешьте или накормите его, пусть даже будет нарушен график кормления. Но не надо бросаться к младенцу стремглав, едва он захнычет. Если же ребенок не может или не хочет чего-то делать, не заставляйте его…»

Противники воспитания «по-споковски» считали, что он поколебал христианские устои общества: «Библия учит, что человек изначально порочен. Все несут на себе проклятие первородного греха. Спок отказался от христианской парадигмы. Методы воспитания, предложенные доктором, основывались на разрешении ребенку как можно большего».

«Я никогда не целовал своих сыновей»

Сам Бенджамин Спок говорил, что постарался воплотить в жизнь идеи двух мыслителей начала XX столетия — основателя психоанализа Зигмунда Фрейда и американского философа Джона Дьюи, полагавших, что «вовсе необязательно загонять детей во взрослую жизнь с помощью дисциплинарных методов — они вполне могут стать взрослыми по собственной воле».

С первых же дней войны США во Вьетнаме доктор начал выступать против нее. Респектабельному медику это грозило неприятностями, но он сознательно пошел на риск: «Нет смысла растить детей, чтобы потом позволить им заживо сгорать». В 1968 году Бенджамина Спока признали виновным в преступном пособничестве молодым людям, уклоняющимся от призыва в вооруженные силы Соединенных Штатов. Доктору грозили два года тюрьмы, однако апелляционный суд отменил приговор.

В целом, материнское воспитание сказалось на взрослой жизни доктора Спока. «Я никогда не целовал своих сыновей», — говорил он. И дети, видимо, очень страдали. Младший, Джон, признавался, что чувствовал себя брошенным. Старший, Майкл, тоже был не в восторге от отцовской педагогики: «Наш Бен всегда мыслил крайними категориями. У него все было или только плохим, или только хорошим… И уж если я делал что-нибудь не так, то всегда мог в полной мере почувствовать, насколько неодобрительно относится отец к моему поступку».

Не сложились отношения у доктора и с матерью его детей — Джейн. По свидетельству людей, близких семейству Споков, она была его первой помощницей в подготовке книги, но все время чувствовала себя недооцененной. Душевный дискомфорт вылился в алкоголизм Джейн, что разрушило брак окончательно. В 1975 году супруги развелись, и вскоре спутницей Спока стала Мэри Морган — женщина на 40 лет моложе его.

«Мой идеал — негритянские похороны»

Страшный удар произошел в 1983 году, когда в возрасте 22 лет покончил с собой внук Спока Питер, и всем членам семьи казалось, будто доктор винит их в том, что не обратили внимания на депрессию, толкнувшую парня на гибельный шаг. О том, как Бенджамин Спок переживал случившееся, можно судить по его словам: «Работу, карьеру нам нужно отодвинуть на второй план, чтобы дела не были для нас превыше всего, чтобы не отнимали столько времени, лишая возможности общаться с семьей…»

Бенджамин Спок умер в своем доме в Сан-Диего (штат Калифорния) 15 марта 1998 года, перенеся незадолго до смерти сердечный приступ, инсульт и 6 тяжелых пневмоний. Ему предлагали госпитализацию, но Мэри, зная, что муж вне дома не проживет и двух недель, на это не согласилась. Счета за медицинский уход на дому достигали 16 тысяч долларов в месяц. С учетом того, что годовой бюджет семьи составлял около 100 тысяч долларов, оплачивать такие счета не было возможности. Поэтому Мэри Морган обратилась за помощью к друзьям и знакомым. Когда об этом сообщила пресса, на имя Бенджамина Спока пошли письма и денежные переводы.

«Я всей душой ненавижу атмосферу казенных похорон, — писал доктор в своих мемуарах «Спок о Споке». — Ненавижу затемненную комнату, людей с вытянутыми лицами, молчащих, перешептывающихся или шмыгающих носом, помощников распорядителя, безуспешно пытающихся изобразить скорбь… Мой идеал — негритянские похороны в духе Нового Орлеана, когда друзья идут, пританцовывая, змейкой под звуки джаз-банда».

Поделиться.

Комментарии закрыты