Доктор Юнг оказался бессилен против нечистой силы

0

В 70-х гг. ХIX века Поднебесную охватила небывалая напасть: под покровом ночи некто повадился отсекать косы припозднившимся чиновникам. А ведь без косы порядочному китайцу и на порог не выйти! Но когда оскорбленный мандарин гневно разворачивался, чтобы проучить шутника, кулак проваливался в пустоту – враг был неуязвим, потому как невидим.

Парикмахер с того света

Когда в мае 1876 г. в Нанкине появились первые слухи о демонах, отсекающих косы законопослушным гражданам, местные власти тоже поначалу заподозрили мятеж, но когда прямо среди площади роскошная коса начальника городской стражи, любовно умащенная розовым маслом, гулко плюхнулась наружу, и стар и мал охватила паника – горожане наглухо заперлись в домах, а если от выхода за порог было не отвертеться, почтенные мужи носились по улицам, как мальчишки, прикрывая головы руками. Если бы только невидимку это останавливало! То тут, то там раздавался вопль отчаяния – неведомая сила сбивала несчастных с ног и отсекала косу. Позже злобные невидимки добрались до Шанхая, а затем просочились и в другие города. Спустя три года кошмара, все стихло так же неожиданно, как и началось. Летописи уверяют, что такое бедствие уже не единожды приключалось в Поднебесной: упоминания о нападениях невидимок встречаются еще в рукописях династии Вэй 477–517 гг.

Возможно, нечистая сила просто отбыла на гастроли – в 1922 г. в Лондоне завелся бесстыдный призрак, преследующий молодых девушек. Чья-то невидимая рука сгребала барышню в охапку, срезала волосы и тут же растворялась в воздухе. У иной красотки при этом оказывалось порвано платье в самых неожиданных местах. А за три года до таинственных событий в Нанкине американские газеты сообщили о невиданном происшествии в церкви городка Меномони: стоя на молитве, молодая прихожанка почувствовала, что нечто состригает ей обе косы почти до корней, причем волосы почему-то не падали оземь, а таяли в воздухе.

Английский фольклор склонен винить во всем импов – злых эльфов-вредителей, которых хлебом не корми, а только дай напакостить. Особенно любят они колдовать над чужими прическами и охотятся за волосами женщин, уснувших без молитвы. Бывает, от безнаказанности импы входят в раж, и на теле неведомо откуда возникают порезы, укусы, синяки и ссадины. Так, в 1623 г. в Париже народ с ужасом бежал из квартала Марэ дю Тампль, где завелся злой дух, который по ночам сбрасывал спящих с постелей и не единожды покушался на девичью честь, а если жертва пыталась отбиваться и кричать, на ее шее оставались царапины глубиной в дюйм. Поговаривали, что духа наслали колдуны-розенкрейцеры, проводившие неподалеку свои богомерзкие ритуалы.

В 1960 г. на кофейной плантации в ЮАР на ногах молодого рабочего сами собой появились четыре резаные раны. Хозяин латифундии вызвал полицию, полагая, что молодые люди сами затеяли драку, но брань застряла у него в горле, когда в присутствии двух полицейских на груди пострадавшего проступила еще одна рана, а рубашка, окрашенная кровью, почему-то осталась целой.

Казус Юнга

По мнению выдающегося психолога-трансперсоналиста Карла Густава Юнга, подобные случаи сродни феномену стигматов и представляют собой спонтанную материализацию концентрированных подавленных эмоций и желаний в форме аутоагрессии. Примерно о том же говорит фольклор: в благополучном доме, где все любят и уважают друг друга, импам делать нечего. Они обычно привязываются к людям недобрым, завистливым, мстительным, а заодно присматриваются к тем, кого угораздило поселиться в проклятом месте.

С китайцами, положим, все ясно: они свои косы тихо ненавидели, поскольку обычай исходил от маньчжурских захватчиков. Необходимость начинать каждое утро с гребешка и ленты напоминала потомкам старинных фамилий о пережитом позоре. Многие втайне мечтали избавиться от своих кос, но опасались прослыть бунтовщиками: считалось, что стриженый китаец бросает вызов самому императору. Викторианская Англия и пуританская Америка, утопающие в ханжестве, буквально кишели вытесненными страстями, а уж низшие классы, обреченные безропотно сносить любые издевательства, согласно юнгианской теории должны были вовсе превратиться в ходячие бомбы.

Но что скажет всезнающий доктор о загадочном происшествии в доме епископа Пайка, где жил юноша, покончивший жизнь самоубийством? Почему-то жертвой коварных невидимок оказались не убитые горем родители, возможно, и на самом деле подсознательно хотевшие себя наказать, а ни о чем не подозревающая служанка: однажды ночью девушка проснулась с криком: кто-то невидимый весьма недурно подровнял ей секущиеся кудри – и словно в насмешку выстриг сбоку целую прядь.

К тому же, в классической аналитической теории коллективное бессознательное способно воспроизводить только опыт прошлых поколений, поэтому для аутоагрессии подбираются только те средства, которые жертва способна себе представить. Верится с трудом, но берлинский инженер, схлопотавший от невидимки огнестрельное ранение в плечо вечером 1875 г., в принципе, мог вообразить пулю, неспешно фланируя по парку. Но могла ли представить себе взрыв противопехотного фугаса неграмотная итальянская крестьянка, собиравшая с подругами хворост в окрестностях деревушки Вентимилья в XVIII веке? Поворачивая к дому, несчастная женщина вскрикнула и упала замертво, а ее спутницы пришли в неописуемый ужас при виде представшего перед ними зрелища.

Одежда и обувь убитой были изодраны на мелкие клочки и разбросаны вокруг ее тела на расстоянии четырех метров вперемешку с обломками костей, сквозь опаленные волосы зиял раскроенный череп, а из распоротого живота вываливались расплющенные внутренности.

Такого и маркиз де Сад не выдумал бы. Скорей всего, разгадка тайны злобных невидимок колеблется где-то между темными омутами души и тайным миром духов.

Подготовила Анабель Ли,
по материалам сборника «Феномены книги чудес»

Поделиться.

Комментарии закрыты