Ледяное дыхание

0

Я всегда испытываю страх во время спуска. Это чувство привычно для шахтеров. Мы боимся завалов.

Страх присутствует всегда. И мы с ним неразлучные друзья. Ведь никто не застрахован от аварий и обвалов, когда можно оказаться погребенным заживо под толщей земли и никогда не увидеть солнечного света.

Ты входишь в шахту со словами «Боже, спаси и сохрани» и страстно желаешь, чтобы просьба о покровительстве была исполнена. Но когда клеть с лязгом трогается вниз, даже надежда на защиту высших сил не освобождает от удушливого, липкого страха.

В тот день я шел по подземному тоннелю — штреку, замыкая нашу бригаду, и думал о жене, о ее мягких губах, которые недавно целовал.

— Коля, что ты там плетешься? Быстрее, работы непочатый край, —  поторопил меня бригадир.

— Иду, иду, — успокоил я его и опять  задумался. Перед глазами стояла Лена — такая вся красивая, пухленькая, с порозовевшими от удовольствия щеками. Ох, как же мне хотелось опять прижаться к ней…

Внезапно я очнулся от своих мыслей. Меня встревожила царящая вокруг тишина. Слышны были только мои шаги. «Где мужики?» — подумал я, всматриваясь в темный коридор, но никого не видел. Мои тяжелые сапоги разбрызгивали воду из луж. Затрепетало в испуге сердце. Бум, бум, бум — вдруг раздался звук кирки, ударяющей в угольный пласт, и я повернулся в поисках работающего шахтера, но вокруг — ни души.

— Кто здесь?! — выкрикнул я. И удары кирки стали слышны еще громче. Вдруг вспомнилась история о духе, живущем в этой старой штольне. Дедушка рассказывал, будто он отрывает шахтерам руки, а то и еще худшее творит. Я нервно сглотнул слюну и медленно повернулся. Никого сзади меня не было. «Если сейчас увижу свет лампы — это конец», — подумал я, потому что именно такой знак подавал таинственный Хозяин. И вдруг что-то сверкнуло.

— Господи, спаси и сохрани! — прошептал я, замирая от ужаса.
— Коля, черт возьми, где ты бродишь?! – раздался голос бригадира. — Что у тебя, черт возьми, в башке? Это шахта, а не парк, чтобы прогулки устраивать! Тоже мне романтик нашелся!
— Саня, а ты веришь в Хозяина? — спросил я, прерывая его тираду.
— Ты что, заложил за воротник с утра пораньше? — Он подозрительно посмотрел на меня и принюхался.
— Да нет, но тут слышался такой стук… Ну, знаешь, будто киркой…
— Ага… — махнул рукой бригадир. — А за спиной ты почуял холодное дыхание и быстрые шаги?
— Ну, типа того.
— Николай, шахта живет: сквозняки шелестят, капает вода, раздается эхо…
— А стук?
— Наверное, в соседнем штреке кто-то работает, — терпеливо объяснил он.  — Вот ты, взрослый человек, а в такие глупости веришь… Топай, давай, а то мужики уже психуют, что ты задерживаешься.

Я пожалел, что спросил Саню о духе штольни, потому что едва мы подошли к коллегам, Санька сдал меня с потрохами. Теперь мужики будут подкалывать — тут, под землей, подходит любой повод для шуток.

После окончания смены я вновь шел последним, замыкая бригаду. Когда поравнялся с боковым штреком, оттуда вдруг обдало волной ледяного воздуха. У меня даже лицо онемело. «Это здесь, что ли, утром я блуждал?» — мелькнула мысль, и тут же охватил страх. Но все-таки надо было проверить, что там, и я осторожно вошел в коридор. Сквозняк пропал. Вдруг я увидел серую крысу, прошмыгнувшую возле ног.

Инстинктивно отскочил в сторону, к стене. И в тот же момент услышал грохот падающих камней. А затем – тишина… Тревожная тишина. С трудом вдохнул полный пыли воздух. Проход в тоннель, откуда я пришел, завалило. Я остался один. Что случилось с другими шахтерами? Как далеко распространился обвал? Я старался не паниковать, ведь аварию рано или поздно обнаружат, и меня попытаются спасти. Но при мысли о том, что здесь придется провести, быть может, не один час, навернулись слезы. Хватит ли мне воздуха?

Я обреченно съежился в углу. И вдруг снова почувствовал пронизывающий холод. Бум, бум, бум — раздалось в глубине коридора. Я воспрянул духом, увидев вдали шахтерские лампочки. Свет приближался!

— Эй, я тут! – заорал я изо всех сил и зашагал навстречу спасателю, однако он, вместо того чтобы подойти, стал удаляться. Я бросился следом, но он подошел к стене и пропал из виду.
— Какого черта? — выругался я, тоже подошел к стене вплотную и увидел огонек света. Там оставалась щель! Она оказалась достаточно широкая, и я смог протиснуться. И очутился под сводом центрального штрека, нисколько не затронутого обвалом. Вдали послышались голоса… Спотыкаясь, направился туда и вскоре столкнулся с рабочими.
— Вы из спасательного отряда? — спросил.
— Нет. С чего бы это? На смену идем. А ты откуда тут взялся?
— Меня завалило там, в нерабочем штреке, — махнул я рукой.
— Что ты несешь?! — опешили они.
— Ага, а какой-то шахтер меня спас.
— Нет, это невозможно, — заявили они, — все наши здесь, а твоя смена у подъемника. Тут никого не было!

Присоединившись к своим, я молча выслушал ругань бригадира.

О том, как именно выбрался из-под локального обвала в боковом штреке, я никому не признался. Сказал только, что вылез через пролом, но ни слова не обмолвился о тайном провожатом, указавшем мне путь к выходу. А зачем? Мужики стали бы зубоскалить… Но я-то не сомневался, что встретил Хозяина штольни. И это его я слышал утром, за несколько часов до обрушения. Он пытался предостеречь меня, а я не послушался. Хорошо еще, что он не обиделся и вернулся, чтобы спасти меня…

По материалам rirl.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты