Необъяснимые и мистические истории, рассказанные очевидцами

0

Все косточки малыша переломаны

Не раз жизнь наносила царю Петру І жестокие удары. Только случай спас его от гибели в 10 лет, когда на его глазах стрельцы сбрасывали с крыльца на пики и рубили бердышами его родню. Измены, ненависть, подлость, покушения преследовали Петра. Царя спасали случай или Провидение, а вот царевича они спасти не помогли. Пётр и Екатерина обожали своего «шишечку» – царевича Петра Петровича. Любил его и нянчил светлейший князь Александр Меншиков. К наследнику приставили Якова Брюса – одного из самых верных государю людей. Мальчик здоровья был слабенького, но ничем не болел, страшной беды ничто не предвещало.

Утром 25 апреля 1719 года Меншиков навестил царевича, поиграл с ним, всё было в порядке. Пётр и Екатерина находились в это время в Кронштадте. Все дальнейшие события практически не отражены в исторических документах, противоречивы, запутаны и известны только из разрозненных источников. Складывается следующая картина. Вскоре началась гроза, хлынул ливень. Засверкали молнии, раздался треск, потом взрыв и истошный крик няньки. К Брюсу, который работал в соседней с покоями маленького Петра комнате, вбежал дядька с криком: «Приплыла огненная голова и поцеловала царевича». Брюс кинулся туда. Нянька ревела белугой и тряслась, как безумная.

Срочно послали гонцов в Кронштадт и к Меншикову. Александр Данилович, прискакав во дворец, застал царевича ещё живым, но уже без сознания. На теле мальчика не нашли ни ран, ни кровоподтёков, никаких следов насилия, только на лбу голубое пятно. Но все косточки его были переломаны! Обычно спокойный и невозмутимый Брюс пил водку стопку за стопкой, губы его дрожали, стиснув голову, он стонал, что-то бормотал и не мог связно объяснить, что же произошло. Нянька твердила об огнедышащем драконе…

Меншиков послал за врачом и сам тщательно осмотрел всё помещение, окна, двери. Следов удара молнии не было, в комнате никаких разрушений, осталась только отметина на подсвечнике. Допросили дежурных офицеров и наружных часовых. Посторонние проникнуть во дворец никак не могли. А маленький царевич тихо умер. Никто и не заметил, как…

Пётр прибыл на шлюпке только ночью: на море была высокая волна и дул встречный ветер. Екатерину на яхте доставили ещё позже. Меншиков встретил царя на причале; что он ему сказал, неизвестно. В комнате Пётр в мокром мундире, с которого капала вода, словно не слышал слов Брюса и долго не решался подойти к кроватке, на которой лежал царевич, накрытый белой простынёй. Брюс откинул простыню. Пересилив себя, Пётр подошёл к кроватке, заплакал, приложившись губами к щеке сына, потрогал пальцем голубое пятно на его лобике, стал гладить холодное тельце. Ощутив под пальцами переломанные косточки, отдёрнул руку. Голова царя задёргалась, он опустился на колени и уткнулся лицом в тельце сына. Все присутствовавшие при этом удалились…

Час спустя Пётр с каменным серым лицом вышел, сел в кресло и велел Брюсу рассказывать. Пришедший в себя Брюс с точностью учёного изложил всё, что смог узнать о произошедшей трагедии, перебрал все возможные версии и не смог ни на чём остановиться. Если только не считать нечистой силы! Вспомнил, что было уже предупреждение в 1716 году. Была такая же сильная гроза. Молния пробила крышу дворца, обрушила карниз. Годовалый царевич только смеялся при вспышках молнии, удивляя всех своей смелостью. Брюс был рядом с ним и отписал об этом государю, бывшему в отъезде. Тогда Брюсу зашибло руку и разбило приклад мушкета у часового, который сам не пострадал. Этому знаку свыше никто не внял…

Похоронили царевича уже на следующий день, чересчур поспешно, без всяких медицинских заключений, в закрытом гробу. Он был отпет в Александро-Невском монастыре. Панихиду провели скромно, без лишнего народа. Пётр, отстояв службу, поехал в Адмиралтейство, на спуск корабля. А вечером удалился на свою половину и приказал денщикам никого к нему не пускать, ни по какой срочности.

Три дня Пётр не выходил из комнаты. Оттуда доносились только его рыдания. Напрасно кричала и стучала в дверь Екатерина. Всерьёз опасались за жизнь государя. Вызвали князя Якова Долгорукого: он один мог нарушить приказ царя. Князь приехал, постоял у запертой двери и приказал собрать всех сенаторов. Когда они собрались, князь постучал в дверь и закричал, что Сенат немедленно требует государя. Заросший, с потухшими глазами вышел Пётр и, держась от слабости за ручку двери, стал разглядывать всех, явно не понимая, кто они такие. Брюс и Меншиков, стоя в сторонке, казнились, что не уберегли порученного им царевича.

Все молчали. Князь Долгорукий заговорил. Мол, несчастье великое, но дела не ждут – приходят в замешательство, и далее отлучаться невозможно. Нельзя поддаваться несчастью. Пётр поклонился, поблагодарил сенаторов и махнул рукой, отпуская их. Приведя себя в порядок, он в тот же день вернулся в Кронштадт решать дела с морским каналом.

Мастерски исполненный злой «умысел» в этом случае исключается. Уж очень необычны травмы, вызвавшие смерть царевича. Вероятно, это было воздействие шаровой молнии, о которой в то время ничего не знали. Она летела словно по заданной траектории, и, огибая всех, направилась к мальчику. Шипящие звуки, запах горящей серы… Чем не огнедышащий дракон! Три года назад, вероятно, тоже была шаровая молния, об этом свидетельствует раздробленный приклад мушкета у часового. Но вторичное появление шаровой молнии в том же месте маловероятно.

Заклинатель блох

Однажды в одном селе нас застал вечер. Постучались в дом на краю села, просимся пустить переночевать. Хозяйка, симпатичная такая старушка, простодушно говорит: «Я бы вас пустила, да только блох у меня в доме больно много, закусают, какой уж тут сон». Один из нас остроумно так отвечает: «Блохи нам не помеха. Спать будем на полу, а потому все блохи к нам переместятся».

Стали мы располагаться, а приятель наш Виктор попросил у бабуси обыкновенную иголку. Вышел он на улицу, нашёл маленькую дощечку, воткнул иголку в эту дощечку, пошёл в угол избы и стал там что-то шептать. Сил удивляться его непонятным действиям у нас не было, и мы стали укладываться. Спали как убитые, ни одна блоха никого не потревожила.

Утром больше всех удивилась сама хозяйка. Вместо объяснения Виктор пошёл в угол, где оставил дощечку. Взглянули мы и глазам своим не поверили: вокруг иголки в огромном количестве скопились блохи, получилось по форме вроде как куриное яйцо. Бабуся обрадовалась несказанно и попросила, чтобы Виктор бросил эту гадость в печку: мол, тогда изба от блох и очистится. «Нельзя», — коротко ответил он, что-то прошептал по-своему, и в считанные секунды иголка очистилась.

Месть лесного великана

Где-то в середине двухтысячных один мой знакомый по имени Эдуард привёз из Германии «супер-пупер» охотничье ружьё. Не буду конкретизировать модель, дабы не создавать ненужную рекламу. По виду оружие имело довольно грозный вид. С таким агрегатом и на мамонта, наверное, не страшно было бы сходить. Вот азартному Эдику и не терпелось поскорей его проверить в деле. При первом же удобном случае сорвался в лес на пару с ещё одним охотничком. За того мужичка ничего не скажу, не знаю. А вот Эдик, по моим понятиям, на звание охотника никак не тянул.

Углубились они в чащу километров на 10, а то и больше. И удача охотнику улыбнулась. На одной из лесных проплешин мирно обедал здоровенный лось, жуя листочки и кору. Вышел на него Эдик (второй мужик отклонился немного в сторону). По словам охотника, лось его совершенно не испугался (в отличие от самого Эдика, у которого при виде огромного дикого зверя, волосы на голове зашевелились). На треск веток под ногами незваного гостя лесной хозяин царственно повернул украшенную шикарными ветвистыми рогами голову, и спокойно посмотрел на замершего Эдуарда. И не кинулся стремглав прочь в чащу, а невозмутимо продолжил свою трапезу.

«Вот он тот самый случай!» — подумал Эдик, сжимая во вспотевших от волнения ладонях червлёную сталь немецкого зверобоя, уже заждавшегося свежей крови. Недолго думая, вскинул ружьё и, почти не целясь, лупанул по мишени, в которую не промазал бы и ребенок. Одновременно с грохотом выстрела лось подпрыгнул высоко вверх и упал на согнутые передние ноги. Но уже через секунду вскочил снова и, разбрызгивая по кустам ярко-красную кровь, исчез в зарослях.

Далеко оторваться от преследования у тяжелораненого лесного красавца сил не хватало. На звук выстрела к Эдику через несколько минут подтянулся напарник, тоже с ружьём наизготовку. Выследить подранка по многочисленным красным пятнам на траве и листьях не составляло труда. Километра через два животное стало периодически падать и лёжа отдыхать, оставляя кровавые лужи. Вскоре охотнички увидели мелькающий силуэт обречённой жертвы. Раззадоренный погоней Эдик несколько раз пулял вдогонку. Не чтобы добить наверняка, а чисто из хулиганских побуждений. После одного такого «удачного» выстрела слышно было, как лось взревел от боли.

Наконец он обессиленный и обескровленный упал окончательно. Подняться не было сил. Только судорожно сучил длиннющими ногами и мотал головой с шикарными рогами, пытаясь то ли достать ими ненавистных врагов со стреляющими огнём палками, то ли просто взглянуть своей смерти прямо в морду. Вся шкура могучего зверя была мокрой и красной от крови. Чтобы добить гиганта Эдику пришлось истратить ещё три патрона. Лось хрипел пробитыми лёгкими и булькал кровью, но всё не умирал. Мужикам было не по себе и даже, по их словам, жутковато. Но, наконец, лесной великан замер, запрокинув на спину рогатую голову…

— Да… Знатный трофей ты заработал, братишка! Ну, с почином! Такие рога только в средневековом замке на стену вешать. В квартиру-то и не влезут!
– А чем будем пилить рога? – Эдик судорожно стал рыться в рюкзаке.
— Чем-чем… Бери мой нож, он побольше, и вырубай их из черепа. Топора ведь нет с собой.
Эдуард с полчаса ковырял обоими охотничьими ножами огромную лосиную голову, весь перемазался кровью, но так ничего и не добился.
— Да, без хорошего топорика тут делать нечего… Ладно, Эдя, бросай это занятие. Завтра вернёмся и заберём твой трофей. А то нам ещё часа три обратно топать… Давай хоть мяса немного с собой отрежем. Глянь, какая туша! Кило 600-700!

И отправились они в обратный путь. Но на следующий день выбраться в лес за брошенным убитым лосем не смогли по причине похмелья, плавно перетёкшего в пьянку. О своей добыче распространяться не стали, так как наказание за браконьерство пока никто не отменял. А потом отбыли воскресным вечером домой в город, так и оставив свою великую добычу на съедение лесным зверушкам и птичкам. У Эдика, конечно, оставалась мысль вернуться за рогами через неделю. Но тогда почему-то не получилось, потом – на следующие выходные — ещё что-то помешало. Так всё и подзабылось со временем…

Всё, да не всё. Примерно, через месяц после удачного испытания ружья, Эдик случайно обнаружил у себя на голове под шевелюрой, сантиметров в двух ото лба, странную бородавку. Раньше её там точно не было! Ну, ладно, бородавка бородавкой, пусть сидит, раз вылезла. Расчёсываться, правда, стала мешать. Зубья расчёски царапнут — больно! А ещё через месяц – и вторая такая же, только с другого бока, под волосами появилась. Первая к тому времени больше стала. Что за чертовщина?!

В общем, опуская мелкие подробности, сообщу, что года через три у несчастного Эдуарда на башке красовались два рога в полтора-два сантиметра длиной! Подчёркивало их «красоту» ещё и начавшееся интенсивное облысение головы. Так что вскоре ничто не мешало всем желающим созерцать этакое чудо природы. Правда, к тому времени Эдик всё-таки парик приобрёл, а то уж больно на чёрта стал похож, лысого.

Как-то в бане я рассмотрел его наросты вблизи. Зрелище, конечно, не слишком приятное. Как будто короста в виде рога прямо из головы лезет, и из этой же дырки сукровица постоянно выступает. В общем, за обедом лучше не смотреть. К врачам и лекарям разным он, конечно, обращался. Но толку не было. Даже хирургическое вмешательство там у него было. Но рога после укорачивания полезли вскоре вновь…

Последний раз я слышал об Эдике лет пять назад. Говорили, что у него что-то злокачественное обнаружили. А вот откуда и зачем всё это свалилось на его буйну голову — никто не знает. По генетической линии точно ничего подобного в его роду ни у кого не было…

Поделиться.

Ответить