Оборотень из Бедбурга: мутант или помешанный?

0

Страх и ужас овладел сонной деревушкой Бедбург в предместье Кельна в 1589 г.: то тут, то там охотники натыкались на изуродованные трупы, в которых было трудно распознать людей. Неведомый монстр вспарывал жертвам животы, пожирая горячую печень и еще продолжавшее испуганно биться сердце. Вряд ли на такое решится зверь – казалось, сам враг рода человеческого вышел на полуночную охоту…

О банальности зла

Облако мрака накрывало селение медленно, но верно – с чувством, с толком, с расстановкой. Когда в череде начал пропадать скот, никто не вздумал бить в набат – грешили то на пьяницу-пастуха, то на волков. В конце концов мужчины запалили лес и устроили облаву, не оставляя в живых ни одного серого хищника, но через неделю во рву обнаружилась растерзанная коровья туша – неведомый зверь как будто насмехался над охотниками. Редкий зверь подбирается к жилью так близко – на такое способны только самые отчаянные и изворотливые волки.

Через несколько дней чудовище добралось до людей – однажды утром на том же месте нашли тело местного бродяги с размозженным черепом и вырванным позвоночником. Потом стали пропадать девушки и дети: некоторых потом находили изувеченными до неузнаваемости – отведав человечины, зверь заделался гурманом, пожирая только сердце и печень своих жертв. Остальные внутренности он брезгливо разбрасывал на поживу хищникам помельче – куницам, соболькам, горностаям. Спустя некоторое время монстр переключился на беременных женщин, причем несчастных матерей он убивал не сразу, а только после того, как успевал насладиться мозгом из раскроенного черепа плода, вырванного из развороченного чрева.

При виде такой жестокости у крестьян закрались подозрения: не слишком ли умен хищник для зверя? Коварный монстр ловко обходил все ловушки и чудом ускользал из засад: хотя патрульные смотрели во все глаза, люди продолжали гибнуть. В подтверждение догадки однажды утром кто-то из фермеров, обнаружив на поляне новый труп, рассмотрел в грязном месиве следов отпечатки босых ног. Теперь сомнений не оставалось – среди мирных поселян затесалось дьявольское отродье под личиной человека.

Кровавый след вывел охотников к глубокому оврагу, где, раскинувшись на волчьей шкуре в бесстыдной наготе, спало беспробудным сном перемазанное кровью всклокоченное существо, в котором с ужасом опознали почтенного гражданина Питера Штумппа. Будучи зажиточным фермером и бессменным старостой прихода, он раздавал самую щедрую милостыню в округе, выпроваживал из кабаков заблудшие души и не отказывал никому из просителей. Тем более ужасно звучали подробности кровавых пиршеств, которые поведал следствию оборотень из Бедбурга, убивший и изувечивший 50 человек.

А что говорит наука?

Вершить суд прибыл отец — инквизитор от Кельнского епископата. В ту пору ученые ничуть не сомневались в существовании оборотней. Так, в трактатах александрийского схоласта Павла Эгинета приводится подробное описание симптомов ликантропии – загадочного недуга, пробуждающего в человеке звериные инстинкты. Особенно свирепствует болезнь в полнолуние: в преддверии приступа больного мучает озноб, ломота в суставах, неутолимая жажда, светобоязнь и необъяснимая тоска в ожидании чего-то страшного. Человек не может оставаться в закрытом помещении и ищет уединения в глуши, где можно избавиться от одежды и обуви, а затем встать на четвереньки и протяжно завыть на луну, наблюдая, как тело покрывается густым волосом, а конечности, постепенно вытягиваясь, превращаются в могучие когтистые лапы. Но если кому-то достаточно просто хорошей скачки по лесу, то некоторые ликантропы, дав волю своей звериной природе, испытывают неодолимую жажду убийства. Считалось, что эта болезнь возникает от колдовства или сговора с дьяволом. Так что следствие не особенно волновало, обращался ли Штумпп на самом деле волком или просто воображал себя зверем, обернувшись волчьей шкурой – в первую очередь предстояло выяснить, по собственной ли воле фермер стал вервольфом.

Сам Питер как будто нарочно искал гибели, утверждая, что получил ее из рук самого Сатаны, когда ему исполнилось 12 лет. По словам подсудимого, когда он обряжался в шкуру волка, его тело резко увеличивалось в размерах, глаза начинали видеть по — другому, а во рту отрастали большие клыки. Однако преступления он совершал не только в полнолуние, как подобает истинному оборотню, а в любое время дня и ночи, повинуясь внезапному импульсу нападения, что позволяет предположить, что ликантропом Штумпп все-таки не был. Скорее всего, вялотекущее расстройство психики упало на благодатную почву средневекового мистицизма. Однако пресвятую инквизицию такие тонкости не волновали: согласно заветам «Молота ведьм», оборотень был четвертован, а его голову отделили от тела и насадили на пику.

С точки зрения современной психиатрии, мания оборотничества имеет истерическую природу, как и многие другие средневековые феномены — детские крестовые походы, эпидемии одержимости в женских монастырях или пляска Святого Витта. Правда, сейчас в этом винят не ведьм и бесов, а ущербные гены — предположительно за развитие ликантропии отвечает мутация некоторых локусов Х-хромосомы. Известны целые династии оборотней, стойко передающие болезнь по наследству.

Подготовила Анабель Ли,
по материалам ikpik.ru; small-bay.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты